Свежий взгляд на историю В. Хороса (26679-1)

Посмотреть архив целиком

Свежий взгляд на историю (Размышления культуролога о книге В. Хороса "Русская история в сравнительном освещении")

В последние 12 лет устойчивый интерес к отечественной истории превратился в константу общественного сознания. Это стало особенно заметно после того, как поблекла сенсационность закрытых тем. Историческая публицистика уступает наконец место научному осмыслению. При этом особенно остро чувствуется потребность в концептуально свежих работах систематического и обобщающего характера. В достаточно широком ряду публикаций последнего времени обращает на себя внимание книга В. Хороса "Русская история в сравнительном освещении" [I]. Жанр этого сочинения обозначен как "пособие для учащихся старших классов гимназий и лицеев с .углубленным изучением истории", и автор выдерживает жанровые требования. Но значение книги выходит за рамки учебника. Ибо в ней заявлена концепция не просто новая, но революционная для традиционного видения отечественной истории.

Для того чтобы пояснить, в чем суть дела, надо обратиться к некоторым реалиям нашей ментальности и имплицитным установкам исторического сознания.

В рамках миросистемного анализа используется понятие "мироимперия". Мироим-перии рассматриваются как некие претендующие на целостность вселенные, противопоставленные альтернативным политическим сущностям. Не буду вдаваться в детали соответствующей теории. Понятие мироимперии прекрасно отражает законченный образ некоторого особого целого. Для культуролога за этим понятием встает традиционная империя, осознающая себя как ядро универсального проекта, в результате реализации которого ее границы охватят собой весь обитаемый мир и она окажется не потенциальным, а актуальным центром Вселенной [2].

Эта смысловая диспозиция организует собой целостность переживания универсума, пронизывает все срезы культуры и формирует систему представлений о мире. Человек, сложившийся в империи, видит остальной мир как сущность, возможно, равновеликую "его" империи в некотором количественном отношении, но несопоставимую онтологически. Качественно пространство империи отличается от того, что лежит за его гранью, как Истина и заблуждение, как, Гармония и хаос, как цивилизация и варварство, как сакральный центр и периферия. Комплекс "поднебесности", "срединности" -атрибут имперского сознания. Исследователи указывают на то, что восприятие империи как целого, завершенного и самодостаточного космоса не зависит от ее реальных размеров. Империя может переживать упадок и "ссыхаться", но остается целым миром для своих подданных. Имперское сознание не приемлет видения мира как целого, в котором "наша" Держава не сакральный центр, не модель будущего, но некоторая часть, ценностно и онтологически равная всем остальным. Традиционное сознание исходит из того, что "наш" космос есть космос par excellence.

Все эти идеи и положенности плохо сочетаются с парадигматикой научного знания. А потому традиционалистское сознание порождает идеологические конструкции и определенную практику изучения, рассмотрения и преподавания наук гуманитарного цикла, в которой декларации о верности объективным истинам и подходам науки сочетаются со скрытым, имплицированным утверждением онтологической несопоставимости нашего мира и всего, что лежит за его пределами, либо с явными заявлениями о сущностном превосходстве всего "нашего".

Эти общие рассуждения имеют самое прямое отношение к традиции преподавания истории в отечественной средней школе. Формально связанная с целостной картиной развертывания всемирно-исторического процесса (изучаемого в школе из года в год), история отечества выделяется в самостоятельный курс, в рамках которого она обретает свойства монады. Изолированное, лишенное живой связи с общемировыми процессами изложение отечественной истории (равно как истории отечественной культуры и литературы) было л остается одним из элементов формирования изоляционистского космоса, видения России как самостоятельной и самодостаточной сущности (как в марксистском, так и в националистическом контексте).

Идея противопоставления России и Запада глубоко укоренена в массовом сознании. Автор, анализирующий результаты социологического исследования, проведенного в 1994-1995 годах в Санкт-Петербурге и ряде малых городов, несколько раз подчеркивает, что сокровенный характер российской Державы, суть идеи державности неотделимы от противостояния Западу. Более того, Россия иноприродна Западу. «"Держав-ность" - не просто антитеза мифологизированному "не-нашему" Западу... а нечто значительно более экзистенциальное, "почвенное" для русского человека. В определенном смысле держава в русской трактовке есть антитеза не только "западному" образу жизни и мироощущению, но и благоустроенному нормальному государству с разделением властей и законопослушной оппозицией» [3, с. 126].

Такая система представлений формировалась и утверждалась не на голом месте. Структура гуманитарного знания, сам принцип рассмотрения материала не только были порождением имперского сознания, но и воспроизводили эту парадигму. История России (СССР) представала не частью общемирового процесса, но самостоятельной сущностью.

Оговорюсь, что впрямую об этом не заявлялось. Марксистское обществознание, а значит, и марксистское видение истории были и остаются вполне универсалистскими. Речь идет о некоторой интенции, не вербализуемой, но диктующей логику формирования ценностных установок, задающих параметры преподавания истории. В пространстве массового сознания история отечества не просто выделялась, но даже противостояла истории древнего мира, средних веков, Нового и Новейшего времени, которые понимались как история остального мира. Мир, как в сознании племенного человека, фундаментально делился на два космоса - "мы" и "они". Эти монады если и пересекались, то во взаимных войнах (вражеских нашествиях, борьбе против немецких, польских, татаро-монгольских поработителей и т.д.).

Традиционная структура исторических сочинений сильна и страшна своей привычностью, самоочевидностью и неотрефлексированностью результатов воздействия. По этой причине создание учебника отечественной истории, предполагающего широкий общемировой контекст и компаративистское изложение материала, имеет исключительное значение и для смены парадигматики исторического видения, и для традиции школьного преподавания (самого массового, формирующего ментальность).

Сравнительное освещение материала выводит читателя на совершенно новый смысловой уровень. История России предстает как часть общемирового процесса, познается с точки зрения общеисторического, закономерного, типического. Присущее России особенное раскрывается как вариация в рамках закономерного. Такой подход не оставляет места мифу об уникальности страны и специфическому изоляционистскому комплексу.

Заметим, что представления об абсолютной уникальности России несут в себе Одно не фиксируемое мифологизированным сознанием внутреннее противоречие. Часто
приходится сталкиваться с выступлениями, начинающимися с постулирования уникальности, но затем автор принимается раскрывать суть российского феномена. Однако уникальная сущность, лежащая вне ряда сравнений и сопоставлений, принципиально непознаваема. Ибо любое суждение, выраженное в конструкциях человеческого языка, предписывает объекту свойства или признаки, которые носят категориальный характер. Они соотносимы и сравнительны по своей природе, вписывают объект в ряды сопоставлений. Эта проблематика хорошо разработана в апофа-тическом богословии.

Хорос последовательно проводит две концептуальные линии исследования - теорию модернизации и принцип сравнительного рассмотрения исторического материала.
Современная концепция модернизации является не только самой востребуемой теоретической парадигмой (что, правда, еще не дает гарантий истинности), но представляется самой убедительной теорией, позволяющей формулировать ответы на множество вопросов — и методологических, и мировоззренческих, возникших с крушением устоявшихся идеологом. Одна из важных позитивных сторон концепции модернизации состоит в том, что она позволяет осмыслить советский этап отечественной истории, представив его как закономерный период исторического развития, устранившись как от позитивной, так и от негативной мифологий. Теория модернизации в равной степени раскрывает закономерность и историческую неизбежность советского этапа истории, а затем и закономерность исчерпания, избывания и, наконец, снятия коммунистического эксперимента.

Теоретические основания учебного пособия развернуты в первом параграфе, написанном просто и толково. Модернизация представлена как глобальный процесс и база для осмысления исторического развития. Однако в таком теоретическом подходе к отечественной истории есть противоречие. Как указывает сам автор, модернизация в России разворачивается с эпохи Петра I. Так большая часть русской истории оказывается за рамками парадигматического осмысления. И совершенно естественно сжимается в один параграф ("Традиционное общество России"). При этом события, предшествующие включению России в поток модернизационного развития, начинают восприниматься как предыстория. А собственно история начинается с XVIII века. Вряд ли сам автор к этому стремился.

Здесь нельзя обойтись изменениями пропорций - необходимы расширения концептуальных позиций. Как представляется, теория модернизации должна быть дополнена цивилизационным подходом. Отсутствие цивилизационного видения обедняет само представление о модернизации и не соответствует сегодняшнему уровню понимания социокультурных процессов.


Случайные файлы

Файл
11308-1.rtf
182628.rtf
182439.rtf
2-81.doc
82811.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.