Женщина - Президент России (26645-1)

Посмотреть архив целиком

Женщина - Президент России?

В России создано новое общественно-политическое движение, ставящее перед собой довольно неожиданную задачу: Президентом России должна стать женщина! Движение так и называется "Женщина - Президент России" (Жен. - П.Р.). Самое удивительное, что инициаторами выступили мужчины. В редакции "ОНС" 8 ноября 1999 года состоялась беседа за "круглым столом", в которой участвовали: Олег Валентинович РОДИОНОВ - бывший морской офицер, затем бизнесмен, а ныне государственный служащий; Александр Борисович СМИРНОВ - юрист и бизнесмен;Игорь Николаевич ИОНОВ - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, автор книг и учебников по истории России. Вел беседу заместитель главного редактора журнала профессор Акоп Погосович НАЗАРЕТЯН. Записала и подготовила материал к публикации редактор отдела Людмила Сергеевна КРУМИНГ.

А.П. Назаретян: Начну с самых очевидных вопросов. Почему именно женщину следует выдвигать на должность Президента, и почему этим занялись мужчины?

О.В. Родионов: Если можно, отвечу сначала на второй вопрос. Такая идея возникала у некоторых представительниц женских движений, но, к сожалению, в этих случаях она воспринимается окружающими как феминистская блажь и нечто заведомо несерьезное. Мы заметили, что, когда ту же мысль высказывает мужчина, люди не смеются, а удивляются, а иногда даже задумываются. На наш взгляд, сейчас важно, чтобы об этом задумались.

А.П. Назаретян: Тем самым мы возвращаемся к первому вопросу...

О.В. Родионов: Да, почему мы говорим о выдвижении женской кандидатуры. Дело и том, что вся мировая политика очень несбалансирована, а в России перекос в сторону мужского участия носит вопиющий характер. Об этом, кстати, не раз писал ваш журнал. Так вот, сегодня, в эпоху нарастающих глобальных опасностей, такое положение становится нетерпимым.

А.П. Назаретяи: Вы считаете женщин менее агрессивными?

А.Б. Смирнов: Нет, конечно. Мы не считаем женщин менее агрессивными и вовсе не ратуем за вытеснение мужчин женщинами. Опасная неустойчивость политической системы создается гендерным дисбалансом. Это как если бы у всех людей отключили одно из полушарий головного мозга. Поэтому сегодня и пишут политологи и разных странах, что XXI век - это век женской политики.

О.В. Родионов: И здесь дело не только в непосредственном участии женщин, но и в том, что их присутствие изменяет, облагораживает поведение мужчин. По наблюдению психологов, даже стремление чиновника угодить начальнику-мужчине и стремление отвечать требованиям начальника-женщины (независимо от возраста и прочего) — это разные по содержанию мотивы.

А.П. Назаретян: Да, известно, что во втором случае повышается творческий компонент мотивации, т.е. профессиональные способности воплощаются в деятельности полнее и разнообразнее.

И.Н. Ионов: Я бы добавил одно историческое наблюдение. В России "мачизм на троне" приводил к тому, что окружение правителя (обладающее, как большинство политиков, повышенной сексуальностью) начинало имитировать образ придворного евнуха. Вспомните фигуры на трибуне Мавзолея во время похорон И. Сталина -неповоротливые, одутловатые, женоподобные (особенно Г. Маленков). Это как бы ослабляло половую конкуренцию, служило дополнительным сигналом повиновения. Напротив, когда на престоле сидела женщина, мужчины при дворе педалировали черты, присущие образу героя-любовника, искателя приключений, остроумца и оригинала. Отчасти из желания действительно "попасть в случай", отчасти из общего стремления выделиться, характерного для таких эпох. Пример - образы мужчин из свиты Екатерины II на памятнике в Петербурге, напротив Публичной библиотеки.

Вообще в истории России замечен такой необычный феномен. Когда во главе страны оказывался "хороший семьянин", при котором его жена получала определенную политическую роль, могла широко выражать свое мнение и активно влиять на принятие решений (или хотя бы появлялись такие слухи), это оборачивалось разрушительными, подчас катастрофическими для государства последствиями. Вспомним Николая II или М. Горбачева. Народная политическая культура в нашей стране часто абсолютизирует добродетели носителя власти, а все ошибки и невзгоды сваливает на его окружение, "злых бояр". Жена в этой ситуации может стать квинтэссенцией зла (по этой причине нежелательна женщина - вице-президент. председатель Государственной Думы и т.п.). У женщины нет законной второй роли. си приписывают попытки соблазнения, совращения с верного пути. Царь в русской политической культуре - икона Бога, а царица - лишь заступница и печальница о народном горе, но никак не политический деятель.

Другое дело женщина во главе страны. Традиционно высок статус вдов и девиц в российском обществе. И роль мужчины из окружения здесь совсем другая: он не столько "злой боярин", сколько "помощник", "советчик", как бы младший член рода, но главе которого пришлось встать женщине. Моделирование такой ситуации может быть весьма выигрышным. Вспомним императриц XVIII века - Елизавету Петровну. Екатерину II и др. Они показали себя гениями культурных преобразований, давших толчок модернизации. То, что Петру I приходилось делать насильственно (внедрять светскую жизнь, учреждать мануфактуры и проч.), при его наследницах шло само собой. Мода на галантность, пышные праздники, на новые способы добывания денег для всего этого (в том числе на организацию дворянами мануфактур), а затем на либерализм и ученость, распространялась от императриц через фрейлин и других придворных дам на все дворянское население России. Петербург - губернское об щество - дворянские усадьбы. Эта цепочка во второй половине XVIII века вытянул» Россию из культурной отсталости на дорогу модернизации. В основном это заслуги женщин, подлинных благодетельниц отечества. Мне кажется, теперь мы находимся и сходной исторической ситуации.

А.П. Назаретян: Можно полагать, что, если бы Екатерина правила государством не сама, а через мужа, так сказать, "в режиме ночной кукушки", то Емелька Пугачев разрушил бы Российское государство уже в XVIII веке?

И.Н. Ионов: Трудно сказать. По я считаю, что Петр III с его любовью к парадам на немецкий манер никогда бы не додумался поставить во главе войск, подавлявших иосстание, сначала тонкого политика, дипломата и администратора А. Бибикова, а затем одного из лидеров либералов П. Панина, брата вождя российского либерализма Н. Панина. Таким маневром Екатерина не просто осадила либералов, но и заставила ее "персонального оскорбителя", автора записки об ограничении крестьянских повинностей, вешать и колесовать восставших вопреки закону под свою персональную ответственность. Подавив восстание, она попутно (!) сплотила дворянство. У таких лидеров государства не разваливаются.

А.П. Назаретян: И каким же вы видите оптимальный образ политического лидера для России?

И.Н. Ионов: Женщина, которая смело скачет на лошади, но в женском седле.

О.В. Родионов: Я бы еще так сказал. Женщина, любящая и уважающая мужчин, умеющая мобилизовать их творческую энергию.

А.П. Назаретян: Если я вас правильно понимаю, вырисовывается оптимальная модель власти для современной России: мужчины - генераторы и воплотители идей при разумно консервативной, организующей- и контролирующей роли женщины. Имеете ли вы в виду какую-то конкретную личность? И вообще, ориентировано ли движение на какие-либо реальные фигуры? Или это пока секрет?

О.В. Родионов: Нет никакого секрета. После трагической гибели Галины Старовойтовой мы не видим пока в России политика с достаточно мощным потенциалом и перспективой. Ни среди женщин, ни среди мужчин. Речь идет о воспитании перспективных лидеров и о подготовке общественного мнения к адекватному восприятию женского лидерства. Мы ориентируемся не на ближайшие, а на последующие выборы.

А.Б. Смирнов: И вообще надо понять одну вещь: в названии Движения зафиксирована сверхзадача. Требуется большая работа для того, чтобы массовое сознание россиян перестало отторгать женское лидерство и, в Идеале, образ женщины в качестве руководителя государства. Этим мы и собираемся заниматься.

А.П. Назаретян: Ваши соображения строятся, по-видимому, на обыденном опыте?

О.В. Родионов: Да, на опыте практических наблюдений, оценок и бесед. Несерьезное или нетерпимое отношение большинства наших сограждан к женскому участию в политике бросается в глаза.

А.П. Назаретян: Но то, что вы говорите, мне очень близко, поскольку согласуется с результатами исследования (методом экспертных пилотажных опросов и фокус-групп), которое мы проводили для вполне практических задач в ряде регионов России. Обнаруживается удивительный феномен, я назвал его гендерной антисолидарностью. Административная или политическая карьера женщины вызывает более негативную реакцию со стороны женщин, чем мужчин. Мужчины часто относятся к продвижению женщины более или менее иронически и в целом - как бы снисходительно-лояльно. Женщины - с большей ревностью и агрессивностью. "Нет ничего хуже бабы - руководителя", - вот типичное утверждение респонденток. Руководителям женского пола приписывают такие качества, как вздорность, истеричность, непоследовательность, объясняя это спецификой женской психики и даже физиологии.

Часто о дамах, лично незнакомых респонденткам, но известных своей общественной или политической деятельностью, отзывались характерно: "наверняка проститутка", "грудью дорогу проложила". Если же дама по своим внешним данным не укладывается в такой образ, то и здесь наготове соответствующий стереотип "мужика нет, вот и бесится", "еще та стерва, должно быть" <...> В избирательных ситуациях именно женщины менее всего склонны голосовать за кандндата-женщи В итоге выходит, что сегодня в России "не та" половая принадлежность - даже более неблагоприятное условие для политической карьеры, чем, скажем, наличие судимости несоответствующая этническая идентификация и т.д.


Случайные файлы

Файл
181244.rtf
34780.rtf
27818.rtf
17154.rtf
55282.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.