Распад СССР: этнические миграции и проблема диаспор (26622-1)

Посмотреть архив целиком

Распад СССР: этнические миграции и проблема диаспор

Несмотря на то что история России XIX-XX веков тесно переплелась с историей двух древнейших и известнейших диаспор - еврейской и армянской, понятие «диаспора» было не слишком популярно в СССР, а феномен диаспоры почти не привлекал внимания исследователей. После же распада Союза понятие «диаспора» по разным причинам оказалось удобным для описания процессов постсоветского этнического размежевания и стало довольно широко использоваться в постсоветской литературе.
     Территориальное рассеяние народов было характерно для российской, а затем и советской империи. Ее этническая карта складывалась в результате как присоединения к славянскому ядру империи земель, населенных другими народами, так и последующих миграций представителей разных этнических общностей внутри страны или за ее пределы. Эти миграции (иногда добровольные, иногда вынужденные, иногда полудобровольные-полувынужденные) стали особенно значительными во второй половине XIX и в XX веке и привели к существенному перемешиванию этносов и отрыву расселения многих из них от прежних традиционных территорий.
     Перепись населения 1989 года подвела итог процессам, происходившим в этническом «плавильном котле» империи. Некоторые из этих итогов представлены в таблице 1. Она содержит данные о крупнейших (500 тыс. человек и более) народах СССР, на долю которых приходилось 94, 2% всего населения страны. Как следует из таблицы 1, значительное рассеяние, обусловленное самыми разными причинами, было характерно для многих народов бывшего СССР. В одних случаях оно было следствием давнего вынужденного рассеяния некогда единого народа, вызванного политической катастрофой и связанным с ней насилием. В других рассредоточение в пространстве возникло в ходе колонизационной активности; в третьих оно порождено давним перемешиванием живущих в одном географическом ареале народов и невозможностью провести территориальную границу между ними и т. д. Исторические и более новые политические и социальные реальности переплетаются между собой и определяют динамику современных «диаспор»
     Распад СССР заметно повлиял на эту динамику. С одной стороны, по-новому прошли государственные границы, и многие этнические группы оказались автоматически отрезанными от территорий компактного расселения своих соплеменников, и в этом смысле в рассеянии. С другой стороны, возникли новые условия миграций для ряда этнических групп, находившихся в рассеянии, что привело к его уменьшению у некоторых народов. Анализ этих изменений на примере некоторых типичных «диаспор» и составляет тему данной статьи.
     Таблица 1



В том числе


Всего

живущие вне своих союз

считающие родным

Народы

в СССР,

ных или автономных рес



тыс. чел.

публик





тыс. чел.

%

язык своей

русский





национально

язык (%)





сти (%)


Титульные народы союзных республик (90,3% населения СССР)

Армяне

4627

1545

33,4

91,7

7,6

Таджики

4217

1049

24,9

97,7

0,8

Белорусы

10030

2133

21,3

70,9

28,5

Казахи

8138

1606

19,7

97,0

2,2

Русские

145072

25264

17,4

99,8

99,8

Молдаване

3355

564

16,8

91,6

7,4

Узбеки

16686

2563

15,4

98,3

0,7

Украинцы

44136

6766

15,3

81,1

18,8

Азербайджанцы

6791

990

14,6

97,7

1,7

Киргизы

2531

303

12,0

97,8

0,6

Туркмены

2718

194

7,1

98,5

1,0

Эстонцы

1027

64

6,2

95,5

4,4

Латыши

1459

72

4,9

94,8

5,0

Грузины

3983

194

4,9

98,2

1,7

Литовцы

3068

144

4,7

97,7

1,8

Всего

257839

43450

16,9



Титульные народы автономных республик или областей* (2,4% населения СССР)

Татары

6649

4884

73,5

83,2

16,1

Мордва

1154

841

72,9

67,1

32,7

Марийцы

671

347

51,7

80,8

18,8

Чуваши

1842

935

50,8

76,4

23,3

Башкиры

1449

585

40,4

72,3

11,2

Удмурты

747

250

33,5

69,6

30,0

Осетины

598

198

33,1

87,0

7,0

Чеченцы

957

222

23,2

98,1

1,7

Аварцы

601

105

17,5

97,2

1,9

Всего

6865

2642

38,5



Народы, не имевшие своих автономий** (1,59% населения СССР)

Евреи

1378

1378

100,0

11,1

86,6

Немцы

2039

2039

100,0

48,7

50,8

Поляки

1126

1126

100,0

30,5

28,6

Всего

4543

4543

100,0




     Ранжировано по доле живущих вне своей республики.
     * Кроме аварцев крупнейшего этноса Дагестана (27, 5% населения Дагестана).
     ** Формально евреи имеют свою автономную область, но в 1989 году в ней жили всего около 9 тыс. человек, из которых около 7, 8 тыс. считали своим родным языком русский.
     Еврейская диаспора
     Еврейскую и армянскую диаспоры можно назвать «классическими» как в плане длительности их существования, так и в том смысле, что они отвечают большенству критериев, с помощью которых определяется само понятие диаспоры. До конца XVIII века еврейское население в Российской Империи было незначительным, но после раздела Польши и включения ее восточной части в состав России последняя автоматически превратилась в страну с самым большим в мире еврейским населением. Причем ее роль как главного очага еврейской диаспоры все время увеличивалась. Считается, что в 1800 году в России было сосредоточено 23% всех живущих в мире евреев, а в 1880 году доля России превысила 53% [1, с. 385].
     Несмотря на столь внушительные размеры российской еврейской общины (5, 2 млн человек в 1897 году), ей приходилось существовать в весьма неблагоприятных условиях, на которые она не могла повлиять. Эмансипация евреев, шедшая в Европе в XIX веке, не затронула России, где евреи были лишены важнейших экономических и гражданских прав. Ощущение безысходности и неустойчивости жизни в России заставляло их искать выход в эмиграции, которая стала приобретать массовый характер после погромов начала 1880-х годов.
     Масштабы эмиграции быстро нарастали. С 1881 по 1886 год среднегодовое число еврейских эмигрантов составляло 12, 9 тысяч, в следующие пять лет - 28, 5, в 18911910 годы - 44, 8, а в пиковые 1906-1910 годы - 75, 1 [2]. Общее число эмигрантов между 1881 и 1914 годами оценивается примерно в два миллиона, т. е. почти в две пятых от численности еврейского населения России в 1897 году. После 1900 года миграционный отток евреев превысил их естественный прирост [1, с. 383, 384]. Основной страной иммиграции российских евреев были США. За период с 1871 по 1920 год они составили 41, 5% всех иммигрантов из России в США и 72, 4% всех еврейских иммигрантов в США из Европы (включая Россию) [3, с. 322].
     Перед первой мировой войной в Российской Империи все еще насчитывалось более 5 млн евреев, но в результате послереволюционного изменения границ примерно 55% еврейского населения империи осталось за пределами СССР [4], часть из них ассимилировалась в русской, украинской и белорусской среде. Перепись 1926 года зафиксировала в СССР 2, 7 млн евреев, перепись 1939 года - 3 млн [5, с. 89]. В результате нового пересмотра границ в 1939 году и включения в состав СССР Западной Украины, Западной Белоруссии, Бессарабии и Прибалтики еврейское население страны снова сильно выросло, а затем опять резко сократилось во время Второй мировой войны. Эти потери (жертвы гитлеровского геноцида, участники боевых действий и пр.) оцениваются не менее чем в 2, 5 млн человек [5, с. 261]. После войны численность еврейского населения СССР никогда не приближалась к довоенной. Какое-то время она незначительно росла, затем стала убывать вследствие ассимиляционных процессов, возможно, отрицательного естественного прироста, обусловленного низкой рождаемостью, но также и значительной эмиграции.
     Свободной эмиграции из СССР не существовало, но в ходе постоянной дипломатической игры с Западом советское правительство иногда слегка приоткрывало клапан для некоторых этнических или конфессиональных групп, в том числе и для евреев. Число эмигрантов-евреев а 1948-1990 годы составило 592 тыс., в том числе 301 тыс. - после 1986 года [6, р. 2]. Согласно послевоенным переписям населения, в 1959 году в СССР насчитывалось 2, 3 млн евреев (1, 1% населения СССР против 2, 5% в 1940 году). К этому времени страной с самой крупной еврейской диаспорой стали США, где численность евреев приближалась к 5 млн, тогда как численность советской еврейской диаспоры продолжала сокращаться. В 1970 году она насчитывала 2, 2 млн человек, в 1979-1, 8 млн, в 1989 году-1, 4 млн.
     Таблица 2
     Еврейское население в странах-преемниках бывшего СССР в 1959, 1989 и 1998 годах (тыс. чел.)


1959 г. (перепись)

1989г. (перепись)

1998 г. (оценка)

1989г.в% к 1959 г.

1998г.в% к 1989г.

Россия

880

570

325

64,8

57,0

Украина

840

487

132

58,0

27,1

Белоруссия

150

112

19

74,7

17,0

Узбекистан

94

95

11

101,1

11,6

Казахстан

28

20

10

71,4

50,0

Латвия

37

23

9.4

62,2

40,9

Азербайджан

46

41

8

89,1

19,5

Грузия

52

25

7,5

48,1

30,0

Молдавия

95

66

6,5

69,5

9,8

Литва

25

12

4,9

48,0

40,8

Эстония

5,4

4,6

2,4

85,2

52,2

Киргизия

8,6

6

2,2

69,8

36,7

Таджикистан

12,4

15

1.4

121,0

9,3

Туркмения

4,1

2,5

1,0

61,0

40,0

Армения

1,0

0,7

0,0

70,0

0,0

Всего

2278,5

1479,8

540,3

64,9

36,5


     Таблица 3
     Рассеяние евреев в мире в 1996 году


В тыс. чел.

В%

Весь мир

13025

100,0

Израиль

4568

35,1

Диаспора

8457

64,9

США

5700

43,8

Франция

524

4,0

Канада

362

2,8

Бывший СССР

595

4,6

Россия

340

2,6

Украина

155

1,2

Другие страны бывшего СССР

100

0,8

Великобритания

291

2,2

Аргентина

205

1,6

Бразилия

100

0,8

Южная Африка

95

0,7

Австралия

94

0,7

Германия

70

0,5

Другие страны

421

3,2


     Но именно в это время эмиграция, наконец, стала свободной и резко выросла, распад СССР, по-видимому, еще ускорил ее. Некогда самая большая в мире «российская» ветвь еврейской диаспоры все больше теряет свое значение. Судя по последним оценкам, на территории бывшего Советского Союза осталось немногим более трети еврейского населения 1989 года, четверть того, что было в 1959 году и примерно 10% еврейского населения Российской Империи, зарегистрированного переписью населения в 1897 году (см. табл. 2).
     Большинство евреев, выезжающих из бывшего СССР, направляются в Израиль (согласно израильским официальным источникам, 656 тыс. человек за 1990-1996 годы) [7, р. 20-22}. Волна эмиграции начала 1990-х годов, сопоставимая по масштабам с максимальной волной после Второй мировой войны, привела к значительному увеличению концентрации евреев в Израиле. Но все же некоторая их часть, переезжая в США, Германию или иные страны, остается в диаспоре. Кроме того, существует и отток евреев из Израиля, хотя для выходцев из СССР он не особенно типичен [7]. В целом рассеяние евреев по миру остается очень значительным, хотя последняя эмиграция из бывшего СССР и привела к ее значительному уменьшению (см. табл. 3).
     Армянская диаспора
     Появление значительного армянского населения в России относится к концу 20-х годов XIX века, когда в состав империи вошли армянские земли, до того принадлежавшие Персии или Турции. Эти перемены сопровождались массовыми переселениями персидских и турецких армян на теперь уже российские территории. До начала переселения в российском Закавказье было зарегистрировано 107 тыс. армян (а всего в России их насчитывалось 133 тыс. - примерно 6-7% всех живших в мире армян, тогда как более 80% их общего числа находилось в Турции). По оценкам, только в конце 20-х - начале 30-х годов XIX века в Закавказье прибыло около 200 тыс. армянских эмигрантов. Затем поток резко уменьшился, но все же не прекратился, и к 60-м годам XIX века в России проживало уже более 530 тыс. армян, из которых почти 480 тыс. - в Закавказье [3, с. 104, 105].
     Середина 90-х годов ознаменовалась трагическими событиями в Турции. В 18941896 годах вспышки геноцида унесли жизнь около 200 тыс. армян и подтолкнули их к новой массовой эмиграции в Россию. По оценкам, в 1897-1916 годах в Россию прибыло около 500 тыс. армян [3, с. 203]. Накануне Первой мировой войны в пределах Российской Империи жило 1, 8 млн армян - немногим меньше, чем в Турции (2 млн).
     Сложившаяся в XIX веке традиция возвращения армян в Закавказье довольно долго сохранялась и в советское время. За весь советский период были три главные волны репатриации: в 1921-1936 годах (42 тыс. человек), в 1946 году (самая большая волна - 90-100 тыс. человек) и в 1962-1982 годах (32 тыс.) Первая послевоенная волна прибывала в основном из Ливана и Сирии, а также из Ирана и Греции-Кипра. На эти страны пришлось примерно две трети всего потока. Довольно значительной - по нескольку тысяч человек - была также иммиграция из Франции, Египта, Болгарии, Румынии. Последнюю волну 3/4 составляли выходцы из Ирана. Общее число армянских репатриантов советского периода оценивается примерно в 180 тыс. человек [8].
     Однако прижиться в советской Армении репатриантам оказалось нелегко, и именно среди них или их детей стало нарастать стремление уехать из СССР. При первой же возможности, в 1956 году, возник и стал нарастать поток армянской эмиграции - в основном на Запад - во Францию, США, Австралию, Канаду. Общее число армянских эмигрантов за 1956-1989 годы оценивается в 77 тыс. человек. Подавляющее большинство - свыше 80% - уехало в США [6, р. 2].
     К началу 90-х годов общее число армян в мире оценивалось примерно в 6, 4 млн человек, из которых 4, 6 жили в СССР (в том числе 3, 1 млн - в Армении) и 1, 8 были рассеяны по всему миру. Приблизительное распределение армян по разным странам представлено в таблице 4.
     Распад СССР, некоторые предшествовавшие ему события, в частности страшное землетрясение 1988 года и армяно-азербайджанский конфликт, а также последовавшее за распадом Союза обострение политической обстановки в Закавказье, на Северном Кавказе, в Средней Азии, резко изменили ситуацию. С одной стороны, они послужили причиной вынужденной миграции армян из Азербайджана, Северного Кавказа и Абхазии. Только число беженцев из Азербайджана в 1988-1991 годах оценивается в 350 тыс. [9]. С другой же стороны, ухудшение экономического и политического положения в Армении спровоцировало массовый отток населения из страны, что в немалой степени облегчалось существованием зарубежной диаспоры. По официальным российским данным, нетто-миграция армян в Россию в 1990-1997 годах составила 258 тыс. человек, но, вероятно, далеко не все эмигранты попадают в официальный учет. Кроме того, имеется миграция в некоторые другие бывшие республики СССР, а также на Запад. Например, число армянских эмигрантов в США в первой половине 90-х годов оценивалось в 80 тыс. [10]. Армянские эксперты оценивают масштабы эмиграции за 1990-1997 годы в 700 тыс. человек, или в 20% населения Армении [9]. Судя по всему, рассеяние армян по миру снова увеличивается.
     Таблица 4
     Расселение армян в мире на рубеже 1980-х - 1990-х годов

Страны

В тыс. чел.

В%

Страны

В тыс. чел.

В %

Весь мир

6423

100,0




Советский Союз

4623

72,0

Остальные страны

1800

28,0

в том числе:



в том числе:



Армения

3084

48,2

США

600

9,4

Россия

532

8,3

Канада

50

0,8

Грузия

437

6,8

Франция

250

3,9

Азербайджан

391

6,1

Аргентина

50?

0,8?

в том числе



Австралия

25

0,4

Нагорный Карабах

145

2,3

Иран

100?

1,6?

Украина

54

0,8

Сирия

80?

1,3?

Узбекистан

51

0,8

Ливан

100

1,6

Туркмения

32

0,5

Другие страны

545

8,6

Казахстан

19

0,3




Другие республики

23

0,4




СССР







     Русская диаспора
     Наряду с диаспорами, возникающими в результате изгнания или вынужденного бегства, существуют диаспоры, чье происхождение связано с более или менее добровольными миграциями со своей родины - «в поисках работы, торговой выгоды или под влиянием растущих колониальных амбиций» [11, р. 180]. Классическим примером может служить греческая диаспора, возникшая в древности в результате создания греческих колоний в Средиземноморье. В то же время отнесение к диаспоре потомков английских, французских или немецких колонистов часто ставится под сомнение.
     Такие же сомнения могут возникнуть, когда речь идет о русской диаспоре. До недавнего времени такой диаспоры не существовало, российская колонизация рассматривалась как «внутренняя»: уезжая в Сибирь, в Среднюю Азию или на Кавказ, русские продолжали ощущать себя в своей стране. Относительно немногочисленные русские эмигранты за пределами империи нигде не образовывали устойчивых замкнутых сообществ и довольно быстро растворялись в населении тех стран, где они жили. Но после распада СССР все изменилось. Более 17% живших в СССР русских оказались «в рассеянии» за пределами России, и появились основания рассматривать их как русскую диаспору.
     Таблица 5
     Репатриация русских в Россию в 1990-1997 годы

Страны

Русское насе

Чистая мигра

Чистая миг

Доля каждой


ление в 1989 г.,

ция русских в

рация русских в

страны в общем


в тыс.чел.

Россию за

% к русскому

объеме чистой



1990-1997 гг.,

населению в

миграции в



в тыс. чел.

1989г.

Россию, %

Армения

51,6

28,5

55,3

1,1

Азербайджан

392,3

173,1

44,1

6,6

Белоруссия

1342,1

26,6

2,0

1,0

Эстония

474,8

56,5

11,9

2,1

Грузия

341,2

143,9

42,2

5,5

Казахстан

6227,5

875,6

14,1

33,3

Киргизия

916,6

207,9

22,7

7,9

Латвия

905,5

87,7

9,7

3,3

Литва

344,5

42,9

12,5

1,6

Молдавия

562,1

47,5

8,5

1,8

Таджикистан

388,5

207,2

53,3

7,9

Туркмения

333,9

75,7

22,7

2,9

Украина

11355,6

271,3

2,4

10,3

Узбекистан

1653,5

384,4

23,2

14,6

Всего

25289,5

2628,8

10,4

100,0


     Такая интерпретация соответствует и самочувствию многих русских, оставшихся за пределами России. Впервые ощутив себя национальным меньшинством, они испытывают социальный, культурный и политический дискомфорт и начинают стремиться к укреплению связей с исторической родиной или к возвращению на нее. По-видимому, в полной мере новое положение русских в бывших республиках СССР не осознано ими, да оно и не определилось еще окончательно. Тем не менее репатриация русских в 90-е годы приобрела доволвно значительные масштабы (см. табл. 5).
     Репатриация русских - не совсем новое явление. Их вытеснение из республик началось уже довольно давно, но сейчас оно резко ускорилось. За 8 лет (с 1990 по 1997 год) в Россию возвратилось более 2, 6 млн русских, или более 10% всех русских, живших в СССР за пределами Российской Федерации.
     Отток русского населения из разных стран был разным. Наименьшей его интенсивность была в славянских странах - Белоруссии и Украине - 2-2, 5% всех живущих там русских, относительно невысокой - в Молдавии и странах Балтии. Напротив, очень интенсивно шел отток из Средней Азии (27% в среднем для четырех среднеазиатских республик) и особенно из Закавказья (44% для трех закавказских стран). Страны Средней Азии, имея почти вдвое меньшее русское население, чем Казахстан, сравнялись с ним по показателю чистой миграции и вместе с ним дали две трети всего чистого притока русских в Россию.
     В Туркмении и особенно в Таджикистане чистый отток русских (с 1959 по 1989 год) за несколько последних лет превысил их общий прирост за 4 десятилетия, В Узбекистане и Киргизии он составил примерно 70% этого прироста, в Казахстане - около 40%. В Закавказье же русское население между 1959 и 1989 годами сократилось, так что его отток в 90-е годы вполне вписывался в тенденции, сложившиеся ранее.
     Таблица 6
     Украинцы в СССР в 1926 году

Республики и

Численность

Доля в общем

Доля

Доля считающих украинский

районы СССР

украинцев,

числе

украинцев,

язык родным, %


в тыс. чел.

украинцев, %

живущих в






городах,%

все население

городское






население

СССР

31195

100,0

10,5

87,1

64,9

Украина

23219

74,4

10,9

94,1

74,5

РСФСР

7873

25,2

8,9

67,0

31,7

в том числе:






Сибирь

828

2,7

3,6

56,6

36,9

Казахстан

861

2,8

3,7

76,5

39,8


     * В 1926 году Казахстан входил в состав РСФСР.
     Таблица 7
     Украинцы в СССР в 1989 году

Республики СССР

Всего украинцев

В том числе считающих родным



языком русский


тыс. чел.

%

тыс.чел.

%

СССР

44186

100,0

8309

18,8

Украина Россия

37419 4363

84,7 9,9

4578 2487

12,2 57,0

Другие республики

2404

5,4

1243

51,7


     Украинская диаспора
     Проблемы украинской и русской диаспор во многом сходны, но имеются и существенные различия. В начале XX века в мире насчитывалось примерно 26-27 млн украинцев. (Некоторые авторы давали более высокую оценку - до 34 и даже 37 млн [l2].) Более 80% украинцев (идентифицированных по родному языку) - 22, 4 млн - было сосредоточено в Российской Империи. Кроме того, значительное их число жили в Австро-Венгрии. По переписи населения 1910 года, их численность здесь определялась примерно в 4 млн человек, из которых 3, 2 млн (в основном униаты) жили в Галиции, 0, 3 млн (преимущественно православные) - в Буковине, почти 0, 5 млн (униаты) - в Венгрии, в Закарпатье [13]. Российские и австро-венгерские украинцы были разделены государственной границей, но не рассеяны. Однако рассеяние украинцев также существовало (см. табл. 6).
     Перед Первой мировой войной несколько сот тысяч украинцев-эмигрантов было рассеяно по всему свету: примерно 250-300 тыс. украинцев из Галиции и Закарпатья жили в США, около 170 тыс. - в Канаде, несколько десятков тысяч - в Бразилии [14].
     Кроме того, существовала своя «диаспора» и внутри Российской Империи, где проживало большинство украинцев и где они, будучи вторым по численности этносом, принимали активное участие в колониальной экспансии. Хотя, как правило, украинцы жили вперемежку с великоросами, а часто и с представителями других народов, область их преобладающего расселения выделяется достаточно четко, они составляли больше половины жителей в 9 из 50 губерний Европейской России (считая Таврическую губернию без Крыма). Эти 9 губерний образовали впоследствии территорию независимой, а затем советской Украинской республики в границах, существовавших до 1939 года. Но в пределах этой территории в 1897 году было сосредоточено только 76% украинцев, учтенных переписью населения, остальные жили либо в пограничных губерниях с преобладающим русским или польским населением, либо в более отдаленных районах русско-украинской колонизации. В частности, перепись 1897 года учла 223 тыс. украинцев в Сибири и 102 тыс. в Средней Азии.
     Но это было лишь начало массовых крестьянских переселений. С 1896 по 1912 год только в Сибирь переселились 4, 5 млн жителей Европейской России, 42% из них, т. е. примерно 1, 9 млн, составляли выходцы из губерний, находившихся на территории современной Украины [15]. Так что дисперсность расселения украинцев все время увеличивалась. Это сопровождалось, по-видимому, интенсивной русификацией украинцев, покинувших территорию своего компактного расселения, облегчавшейся большой культурной и языковой близостью украинцев и русских.
     Исторические события, связанные со Второй мировой войной, существенно изменили положение украинского сообщества и привели к сосредоточению почти всех украинцев в пределах одного государства. В результате повысилась и доля украинцев, живущих на Украине, среди всех советских украинцев. После войны она установилась на уровне свыше 85% и впоследствии мало менялась (в 1959 - 86, 3%, в 1970 - 86, 6, в 1979 - 86, 2, в 1989 - 84, 7%). Миграция украинцев в другие республики СССР имела место, но масштабы ее были не очень большими и не могли существенно повлиять на компактность расселения украинцев. Те же, кто жили за пределами Украины, довольно быстро русифицировались. В 1989 году более половины из них считали своим родным языком русский (см. табл. 7).
     Сам этот факт можно интерпретировать по-разному. Можно толковать его таким образом, что русскоязычные выходцы из Украины относят себя к украинцам больше по инерции, а на деле уже ассимилировались с русскими. Можно же, напротив, полагать, что языковая ассимиляция скрывает истинное украинство даже у многих из тех, кто при переписи населения назвали себя русскими. Последняя точка зрения кажется сомнительной, но именно исходя из нее некоторые украинские источники определяют, например, численность украинской диаспоры в России в конце 80-х годов не в 4, 4 млн, как это следует из данных переписи 1989 года, а в 10-20 млн человек [16].
     Наряду с рассеянием украинцев по территории бывшего СССР существует и их рассеяние по остальному миру - в основном следствие давней эмиграции в Новый Свет главным образом из Западной Украины. Здесь также есть проблемы их языковой и прочей ассимиляции. Некоторые украинские исследователи предлагают свои уточнения истинной численности украинцев. Все эти уточнения сведены в таблице 8.
     Таблица 8
     Украинцы в мире в начале 1990-х годов (в тыс. чел.)


Офици

Максималь


Офици

Максималь


альные

ная оценка


альные

ная оценка

Регионы, страны

данные


Регионы, страны

данные



или мини



или мини



мальная



мальная



оценка



оценка


Украина

37419

37419

Западная Европа

119

140

Бывший СССР

6767

17208

Северная Америка

1693

2300

Россия

4363

10600

Канада

963

1000

Казахстан

896

4000

США

730

1300

Белоруссия

291

1000

Южная и Центральная

580

585

Молдавия

600

800

Америка



Киргизия

108

300

Бразилия

350

350

Другие страны

508

508

Аргентина

220

220

Восточная Европа

562

1012

Другие страны

10

15

Польша

250

500

Австралия и Океания

30

30

Румыния

150

300

Всего

47171

58694

Чешская и Словацкая

150

200




республики






Другие страны

12

12





     Если верить приведенным в таблице максимальным оценкам, то за пределами Украины живут больше трети украинцев (36%) и даже по официальным оценкам 21% украинцев живут в рассеянии. Никаких принципиальных изменений не принес и распад СССР. Поначалу казалось, что новая политическая ситуация будет иметь своим следствием массовую репатриацию украинцев. «По результатам социологического опроса 1992 года, 10% украинской диаспоры в Российской Федерации... были однозначно ориентированы принять украинское гражданство, причем половина из них была готова переехать в Украину в ближайшее время... Еще более высокую активность вернуться на родину проявили украинцы в; неславянских республиках бывшего СССР» [17, с. 258]. Действительно, в 1991-1992 годах Украина наряду с Россией стала зоной притока славянского населения, выезжавшего из неславянских государств - бывших республик СССР. Около 40% этого притока было обеспечено за счет выезда украинцев из России, в основном из северных районов [18].
     Но «начиная с 1993 года... обострившиеся социально-экономические процессы приостановили репатриационные процессы» [17, cj 258]. Направление миграционных потоков изменилось, приезжать на Украину ст ло меньше, чем выезжать из нес. Баланс миграции украинцев между Украиной и Россией за 1992-1997 годы - около 165 тыс. человек в пользу России.
     Немецкая диаспора
     Немецкая диаспора или полудиаспора в СССР представляла еще один тип находящейся в рассеянии этнической группы. В 1897 году в Российской Империи насчитывалось 1791 тыс. немцев, из которых 1312 тыс. жили в Европейской России, 407 - в Польских губерниях, 57 - на Кавказе, более 5 - в Сибири и 9 тыс. - в Средней Азии [19]. Большинство из них приехали в Россию по приглашению русского правительства как крестьяне-колонисты, реже - как лица свободных профессий. В XIX веке немецкие колонисты пережили период расцвета, стали «хорошо организованным привилегированным классом, не похожим на русских крестьян, со своим внутренним самоуправлением, копировавшим институты их бывшей родины» [20, р. 19], число немецких поселений и их богатство быстро росли.
     После окончания гражданской войны и установления границ СССР в его пределах остались территории, на которых в 1897 году проживало 1030 тыс. немцев. В Поволжье, в районе наибольшей концентрации немецкого населения была создана самостоятельная административная единица - Республика немцев Поволжья. Переписью населения 1926 года в СССР было учтено 1193 тыс. немцев по критерию родного языка (как и при переписи 1897 года) или 1238 тыс. по самоопределению. Подавляющее большинство их жило в европейской части Российской Федерации и на Украине. Распределение немцев по территории СССР в период между двумя войнами представлено в таблице 9.
     Таблица 9
     Расселение немцев в СССР в 1926 и 1939 годах

Районы СССР

В тыс.чел.

В

%


1926 г.

1939 г.

1926 г.

1939г.

СССР

1238,5

1427,3

100

100

Российская Федерация

806,3

862,5

65

60

Республика немцев Поволжья

379,6

366,7

31

26

Украина

393,9

392,5

32

27

Другие республики

38,3

172,3

3

12


     Изменение границ СССР в 1939 и в 1945 годах не привело к увеличению числа немцев в СССР. В соответствии с советско-германскими соглашениями 1939-1940 годов, около 400 тыс. немцев из вошедших в состав СССР Литвы, Латвии и Эстонии были перемещены за его пределы [20, р. 64]. То же произошло впоследствии - в 1944 1945 годах - с 500 тыс. немцев, выселенных из Восточной Пруссии по решению Потсдамской конференции. Судьба же собственно «советских» немцев сложилась поиному. Они были выселены из европейской части СССР и депортированы в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию, где большинство из них (79, 4%) оставалось до конца 80-х годов, не имея вначале прав, а позднее - реальной возможности возвратиться на прежние места проживания (см. табл. 10).
     Таблица 10
     Расселение немцев в СССР в 1989 году

Районы СССР

В тыс.чел.

В%

СССР

2039

100,0

Российская Федерация

842

41,3

в том числе:



Западная и Восточная Сибирь

483

23,7

Украина

38

1,9

Казахстан

958

47,0

Средняя Азия

178

8,7

Другие республики

23

1,1


     Постепенно становилось ясно, что прежнее положение немцев уже никогда не будет восстановлено. Эмиграция на историческую родину стала осознаваться все большим числом немцев как единственный выход из создавшегося тупика. Однако эти настроения еще не были всеобщими, возможно, в частности, и потому, что под влиянием искусственно созданных обстоятельств немцы стали быстро утрачивать свою национальную идентичность, теряли связь с немецкой культурой, забывали язык. При переписи населения 1926 года 95% немцев назвали своим родным языком немецкий. В 1989 году 51% советских немцев считали родным русский язык. По данным российской микропереписи 1994 года, 870 из каждой 1000 опрошенных немцев - жителей России сказали, что они пользуются русским языком дома, 996 из каждой тысячи учащихся - в учебном заведении, 970 из каждой тысячи работающих - на работе [21, таблица 2. 9].
     В 50-е годы удалось эмигрировать лишь небольшому числу советских немцев (более 12 тыс. человек в 1958-1959 годах). В 1972-1980 годах выехало еще 62 тыс. [22, S. 10], но большинство немцев все же не связывали свое будущее с массовым исходом из страны, многие надеялись восстановить Республику немцев Поволжья, возвратиться в другие районы, где они жили прежде. Однако, несмотря на существование различных проектов обустройства немцев в СССР, ни один из них реализовать не удалось и репатриация в Германию оказалась практически единственным доступным для них путем.
     К концу 80-х годов репатриация немцев из бывшего СССР приобрела весьма значительные масштабы. Если за 1948-1986 годы из СССР эмигрировало 106 тыс. немцев, то только за 1987-1990 годы их эмиграция превысила 308 тыс. человек [6, р. 2]. По некоторым оценкам, за весь период с конца 1940-х по 1996 год из бывшего СССР и постсоветских государств выехало в Германию 1, 55 млн человек [22, S. 8]. Если считать, что до 1991 года выехало немногим более 400 тысяч, то получается, что за 1991-1996 годы из постсоветских государств эмигрировало еще свыше 1, 1 млн. Повидимому, скоро немецкая диаспора на территории бывшего СССР перестанет существовать.
     Татарская диаспора
     Принцип национально-территориальной автономии, официально признанн СССР, требовал создания для всех народов своих территориальных образовани народы, которые не имели своих союзных республик, создавали на территори:
     традиционного компактного расселения автономии более низкого ранга: автоно] республики, области и т. д. Однако, как следует из таблицы 1, некоторые на;
     СССР были на деле рассеяны по отношению к своему компактному ядру. НаиС типичен в этом отношении самый крупный после русских этнос Российской дерации - татары (см. табл. 11).
     Таблица 11
     Татары в СССР в 1989 году
     Поволжские татары утратили свою государственность и оказались в составе России еще в XVI веке после военных побед Ивана Грозного. На протяжении последук четырех столетий они сохраняли свои язык, культуру и религию, но все же тельное взаимодействие с русским окружением и русской властью понемногу рушали замкнутость татарской общины. В XX веке модернизационные проц вовлекли татар в крупные миграционные перемещения, в которых они участво вместе с русскими, украинцами и другими народами СССР. В конце 1980-х годов п три четверти татарского населения СССР (без крымских татар) жили за пpeдeJ Татарстана, а почти четверть - на значительном удалении от ареала своего пактного расселения - в Сибири, на Дальнем Востоке, в Казахстане, Средней Аз т. д. Около 17% татар (1, 1 млн человек) жили за пределами Российской Федерац после распада СССР оказались в других государствах.
     Оказавшиеся в рассеянии татары довольно быстро русифицировались. В 1989 только 3% татар, живших в Татарстане, и около 7%, живших в Башкирии, счи' своим родным языком русский. Но среди татар, живших за пределами этих двух а номий, доля тех, для кого русский язык был родным, повышалась до 25-'. Впрочем, возможно, степень русификации даже выше. При микропереписи 1994 388 из каждой 1000 опрошенных живущих в России татар сказали, что они пользу! русским языком дома, 862 из каждой тысячи учащихся - в учебном заведении, 7е каждой тысячи работающих - на работе [21, табл. 2. 9].
     В 80-е годы дисперсность расселения татар, которая до этого нарастала, о ружила тенденцию к некоторому ослаблению. Между 1959 и 1979 годами доля тг живущих вне России, выросла с 17, 2% до 19, 1%, к 1989 году сократилась до 16, 9%. видимому, распад СССР значительно усилил эту тенденцию, миграционные попоследних лет явно свидетельствуют о репатриации татар в Россию. За I* 1996 годы из России выбыло 67, 7 тыс. татар, прибыло в Россию 243, 7 тыс. [23]. Те образом, чистая миграция татар в Россию составила 176 тыс. человек, или общего числа поволжских татар, живших в 1989 году за пределами Российской Ф рации.
     Татарская диаспора
     Принцип национально-территориальной автономии, официально признанный в СССР, требовал создания для всех народов своих территориальных образований. Те народы, которые не имели своих союзных республик, создавали на территориях их традиционного компактного расселения автономии более низкого ранга: автономные республики, области и т. д. Однако, как следует из таблицы 1, некоторые народы СССР были на деле рассеяны по отношению к своему компактному ядру. Наиболее типичен в этом отношении самый крупный после русских этнос Российской Федерации - татары (см. табл. 11).
     Таблица II
     Татары в СССР в 1989 гоад
      В тыс. чел. В% Считали родным языком русский (%) Всего в СССР: 6648, 8 100, 0 в том числе 16, 1
     за пределами: '
     Татарстана 4883, 4 73, 4 20, 7
     Татарстана и Башкирии 3762, 7 56, 6 24, 8
     Европейской России 1606, 0 24, 2 27, 0
     России 1126, 7 16, 9 25, 3
     Поволжские татары утратили свою государственность и оказались в составе России еще в XVI веке после военных побед Ивана Грозного. На протяжении последующих четырех столетий они сохраняли свои язык, культуру и религию, но все же длительное взаимодействие с русским окружением и русской властью понемногу разрушали замкнутость татарской общины. В XX веке модернизационные процессы вовлекли татар в крупные миграционные перемещения, в которых они участвовали вместе с русскими, украинцами и другими народами СССР. В конце 1980-х годов почти три четверти татарского населения СССР (без крымских татар) жили за пределами Татарстана, а почти четверть - на значительном удалении от ареала своего ком-пактного расселения - в Сибири, на Дальнем Востоке, в Казахстане, Средней Азии и т. д. Около 17% татар (1, 1 млн человек) жили за пределами Российской Федерации и после распада СССР оказались в других государствах.
     Оказавшиеся в рассеянии татары довольно быстро русифицировались. В 1989 году только 3% татар, живших в Татарстане, и около 7%, живших в Башкирии, считали своим родным языком русский. Но среди татар, живших за пределами этих двух автономий, доля тех, для кого русский язык был родным, повышалась до 25-27%. Впрочем, возможно, степень русификации даже выше. При микропереписи 1994 года 388 из каждой 1000 опрошенных живущих в России татар сказали, что они пользуются русским языком дома, 862 из каждой тысячи учащихся - в учебном заведении, 793 из каждой тысячи работающих - на работе [21, табл. 2. 9].
     В 80-е годы дисперсность расселения татар, которая до этого нарастала, обнаружила тенденцию к некоторому ослаблению. Между 1959 и 1979 годами доля татар, живущих вне России, выросла с 17, 2% до 19, 1%, к 1989 году сократилась до 16, 9%. Повидимому, распад СССР значительно усилил эту тенденцию, миграционные потоки последних лет явно свидетельствуют о репатриации татар в Россию. За 19901996 годы из России выбыло 67, 7 тыс. татар, прибыло в Россию 243, 7 тыс. [23]. Таким образом, чистая миграция татар в Россию составила 176 тыс. человек, или 16% общего числа поволжских татар, живших в 1989 году за пределами Российской Федерации.
     * * *
     Мы рассмотрели шесть диаспор, характерных для постсоветского пространства. Все они демонстрируют некоторые общие черты, но есть между ними и очень большие различия, делающие каждую диаспору по-своему уникальной. В частности, распад СССР неодинаково сказался на динамике каждой из них. Он вызвал миграции, которые в одних случаях привели к сокращению диаспор, в других - к их увеличению, в третьих - почти не повлияли на их численность. Кроме того, следует по-видимому, ожидать изменений в численности диаспор, связанных не с миграциями, а с изменениями в самоидентификации каких-то групп населения вследствие приспособления к новой политической ситуации. Эти изменения тоже скажутся на каждой диаспоре поразному.,
     Еще один урок, вытекающий из анализа постсоветской ситуации, заключается в том, что само количество диаспор, существующих на территории бывшего СССР, очень велико. В статье были рассмотрены только типичныр примеры. Полный перечень был бы намного большим, если не бесконечным. Впрочем, это едва ли можно считать специфическим постсоветским феноменом.
     В английских словарях слово «диаспора» пишется с большой буквы, как имя собственное, и не допускает множественного числа. Долгое время под диаспорой понималась только еврейская диаспора, которая представляла собой нечто уникальное. Но постепенно положение менялось, рассеяние становилось все более частым явлением и возникал вопрос, что следует, а что не следует называть «диаспорой».
     Общепринятого строгого определения понятия «диаспора» не существует. Исследователи предлагают наборы характерных черт, типичных для диаспоры. Вот пример такого набора: «(I) рассеяние по отношению к своей изначальной родине, часто насильственное; (2) в альтернативном варианте - экспансия за пределы родины в поисках работы, с торговыми целями или для удовлетворения более далеко идущих колониальных амбиций; (3) коллективная память и мифологизация утраченной родины; (4) идеализация воображаемого наследия отцов; (5) возвратное движение;
     (6) сильное групповое этническое самосознание, сохраняющееся долгое время; (7) неспокойные отношения с обществами-хозяевами; (8) чувство солидарности с этническими собратьями в других странах; (9) возможности выдающейся созидательной и обогащающей жизни в странах-хозяевах, проявляющих терпимость» [11, р. 180].
     Традиционно выделяемые диаспоры действительно обладают всеми или многими их этих черт. Но в других случаях отнесение к диаспоре сообществ, обладающих теми же чертами, оспаривается. Так термин «диаспора» не употребляется, когда говорят о потомках британцев в Австралии, Новой Зеландии, Южной Африке, Зимбабве, Кении, Канаде или Соединенных Штатах. Не применяется он и к многочисленным немецким колониям в Центральной и Восточной Европе, на Волге (все они прекратили существование после 1945 года) или в некоторых странах Латинской Америки» [24].
     По-видимому, для людей, оказавшихся в рассеянии, возможно не только коллективное сознание пребывания на чужой земле, которая противопоставляется утраченной собственной родине, но и альтернативное ему коллективное сознание обретения новой родины, когда рассеяние не ведет к «диаспоризации». Но если допустимы две крайние ситуации, то возможно и даже неизбежно существование большого количества переходных, промежуточных вариантов, «полудиаспор» с разной степенью идентификации себя со «своим» сообществом и с обществом страны-хозяина.
     Когда термин «диаспора» применяется ко всем подобным ситуациям, происходит нечто вроде банализации понятия. Теперь это - не уникальный, единственный в своем роде феномен, а типичная картина, которую можно наблюдать чуть ли не у всех народов мира. Но та смысловая нагрузка, которую долгое время несло слово «Диаспора» (с большой буквы), при этом теряется или видоизменяется. По-видимому, чтобы судить о месте диаспор в современном мире и об их будущем, надо исходить не из. набора признаков, которыми обладают более или менее «классические» диаспоры, а из реальных функций, которые они выполняют в современном мире.
     Приобретшая всемирные масштабы модернизация, «глобализация» разрушает все локалистские перегородки или, во всяком случае нарушает их непроницаемость. По самым разным причинам люди покидают свою родину - малую или большую - и оказываются в рассеянии. Сейчас не так легко назвать народ, с которым этого не происходило бы. Так возникают новые диаспоры. Размышляя о связи глобализации и «диаспоризации», Р. Коэн приходит к утверждению, что они «идут рука об руку, но это - независимые процессы» [11, р. 175].
     Но действительно ли они независимы? Коэн отрицает прямую причинную связь и считает, что «было бы огромным преувеличением полагать, будто многие изменения, которые подкрепляют процесс глобализации, обусловлены существованием диаспор» [11, р. 175]. Однако прямая причинная связь может иметь противоположное направление, на которое, впрочем, Коэн тоже косвенно указывает, когда говорит, что «глобализация усилила практическую, экономическую и аффективную роль диаспор, показавших себя как в высшей степени адаптивная форма социальной организации» [11, р. 176].,
     Для человека, вынужденно или добровольно покинувшего свою родину и оказавшегося в непривычной социокультурной среде, адаптация и укоренение в ней на какое-то время выходят на первый план. Это - непростой, часто очень болезненный процесс, и диаспора как раз и оказывается той институциональной формой, которая позволяет одновременно существовать в «двух средах» и тем облегчает адаптацию. В общем именно эту функцию на протяжении тысячелетий выполняла еврейская диаспора, и ее опыт придал феномену диаспоры характер чего-то вечного. Но сейчас жизнь сильно ускорилась, в силу чего роль и функции диаспор изменились. Современная диаспора становится временным прибежищем человека, рано или поздно он, его дети или, в крайнем случае, внуки должны сделать. выбор и либо вернуться на родину, либо полностью раствориться в новой социокультурной среде.
     Этот выбор часто оказывается очень нелегким, ибо его приходится делать на фоне глубокого кризиса традиционных принципов социальной интеграции, который можно назвать кризисом этнокультурной идентичности, или кризисом этничности. Модернизация необратимо разрушает средневековые, а может быть, и более давние перегородки между этнорелигиозными и/или этнокультурными сообществами, обесценивает принципы их социальной интеграции и требует выработки каких-то новых принципов интеграции, имеющих неэтническую основу. Как это всегда бывает, старые принципы не уступают место без боя и мир на долгое время превращается в арену противостояния двух идеологий и двух политических практик.
     С одной стороны, это универсалистские и эгалитаристские идеи Просвещения и Французской революции, практика государств-наций, основанных на гражданских критериях национальной принадлежности, на «праве почвы» и т. д. С другой стороны, это отражающие восточно-европейскую реакцию на западно-европейское Просвещение гердеровские идеи непроницаемых перегородок между культурами, идеи изначальной принадлежности человека к закрытому сообществу, «права крови», этнических наций и, соответственно, практика более или менее «чистых» этнических государств, обособления этнических меньшинств, в крайних случаях - этнических чисток и т. п.
     Идея «классической» диаспоры ближе ко второму взгляду, ибо она предполагает бесконечно долгое сохранение верности религиозному и культурному наследию предков, защиту этнокультурных перегородок, несмотря ни на что. В той мере, в какой диаспора помогает выживанию и адаптации этнических меньшинств, оказавшихся в рассеянии, она функциональна, и это, казалось бы, подтверждает правоту всякого рода поборников «этнической чистоты» и т. п. Принадлежность к диаспоре кажется чем-то очень важным именно для меньшинств. Однако рано или поздно рамки диаспоры становятся тесными для многих ее членов, у них появляется стремление раствориться в «плавильном котле» многонациональных стран, ассимилироваться в среде этнокультурного большинства. Это - естественный процесс, который в разных обществах протекает по-разному. В Советском Союзе он был затруднен противоречивой позицией государства, которое пыталось проводить одновременно и политику «плавильного котла», и политику последовательной диаспоризации.
     В СССР этническая принадлежность каждого была не вопросом его личного самоопределения, а устанавливалась государством «по крови» и фиксировалась в официальных документах, так что все, находившиеся за пределами своей «исторической родины», по определению были членами диаспоры. Официальное сохранение межэтнических перегородок в советское время выполняло две функции. С одной стороны, оно позволяло сохранять двойную, а то и более «многоэтажную'' идентичность тем, кто по тем или иным причинам не мог или не хотел растворяться в «плавильном котле» империи, и в этом смысле отвечало интересам (возможно, временным) многих, если не большинства этнических меньшинств. Можно было одновременно ощущать себя и татарином, и россиянином, и гражданином СССР. С другЬй же стороны, оно охраняло права этнического большинства, для которого эффект «плавильного котла» также не был вполне безопасен, потому что грозил утратой давних привилегий, имевших этническое или этнорелигиозное обоснование. Русский оставался «первым среди равных» и в Татарстане, и в Узбекистане, и в любом другом месте империи. Поддерживаемое государством сохранение межэтнических перегородок облегчало «диаспоризацию», которая нередко граничила с «геттоизацией» народов, и уж во всяком случае ослабляло эффект «плавильного котла».
     Идея этнических наций - важнейшая часть всего идейного наследия советского времени в постсоветских странах. Сейчас ни в одной из них универсалистские концепции Просвещения или идея «плавильного котла» не пользуются большой популярностью. Здесь, как, впрочем, и на Западе, много говорят о подъеме этнического самосознания, о «возврате к корням» и т. п. Кажется, что наступает «золотой век» диаспор. Оживление этнических чувств и в самом деле налицо, об этом свидетельствуют всякого рода экономические и политические требования, которые, когда это возможно, приобретают этническую окраску. Не говорит ли это о возможности преодолеть кризис этничности путем возврата к этническим основаниям социальной интеграции? Не будем исключать такую гипотезу, хотя, по правде говоря, она представляется малореалистической. Но замечу, что оживление - не всегда признак расцвета. Иногда кратковременное болезненное оживление свидетельствует об агонии, а значит, о смертельной опасности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


     1. Краткая еврейская энциклопедия. Иерусалим, 1994. Т. 7.
     2. Rogger H. Tsarist Policy on Jewish Emigration // Soviet Jewish Affairs. 1973. 3. P. 28.
     3. Кабузан В. Русские в мире. СПб., 1996. С. 322.
     4. Оболенский В. В. (Осинский). Международные и межконтинентальные миграции в довоенной России и СССР. М., 1928. С. 46.
     5. PincusB. The Jews of the Soviet Union. The History of a National Minority. Cambridge, 1988.
     6. Heitman S. Soviet Emigration in 1990: A New «Fourth Wave»? // Innovation. Vienna, 1991. 3/4.
     7. Delia Pergola S. Le systeme mondial de migration juive en perspective historique // Revue Europeene des migrations Internationales. 1996. 3.
     8. Mouradian С. De Staline a Gorbatchev, histoire d'une republique sovietique: 1'Armenie. Paris, 1990. P. 172.
     9. Арутюнян Л. Новые тенденции в миграции Армении // Миграционная ситуация в странах СНГ. М., 1999. С. 71.
     10. Ter Minassian A. La diaspora armenienne // Diasporas. Montpelier, 1995. P. 32.
     11. Cohen R. Global Diasporas. London, 1997.
     12. Semhratovyich R. Le tsarizme et 1'Ukraine. Paris, 1907. P. 22, 23, 29., 13. Auerbach В. Les races et les nationalites en Autrich-Hongrie. Paris, 1917. P. 24, 257, 272, 342.
     14. Субтельный О. Украина. 1стор; я. КиГв, 1993. С. 661, 666, 669.
     15. Покшишевский В. В. Заселение Сибири. Иркутск, 1951. С. 173.
     16. Iнформацжний бюлетень М1шстерства Укра'1'ни в справах нацюнальностей, м1грацп та культчв. 1995. 2. С. 54.
     17. Пискун А. И. Современная миграционная политика Украины: проблемы становления // Миграционная ситуация в странах СНГ. М., 1999.
     18. Зайончкочская Ж.. А. СНГ через призму миграций // Миграционная ситуация в странах СНГ. М., 1999.
     19. Первая всеобщая перепись населения Российской Империи. 1897. Краткие общие сведения по империи. Распределение населения по главнейшим сословиям, вероисповеданиям, родному языку и по некоторым занятиям. СПб., 1905. Табл. 1.
     20. Fleischhauer /.. Pincus B. The Soviet Germans: Past and Present. London, 1986.
     21. Российский статистический ежегодник. М., 1997.
     22. Mum R., Ohiiger R. Deutsche Mindeiheiten in Ostmittcl-und Osteuropa, Aussiedler in Deutschland // Demographie aktuell. 1997. 9.
     23. Демографический ежегодник России. 1997, М., 1997. Табл. 7. 9.
     24. Chaliand G., Rageau J. - P. The Penguin. Atlas of Diasporas. London, 1997. P. X



Случайные файлы

Файл
CBRR7098.DOC
181660.rtf
CBRR4015.DOC
83610.rtf
36070.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.