Субъективные ошибки или объективные обстоятельства (26537-1)

Посмотреть архив целиком

Субъективные ошибки или объективные обстоятельства

Во множестве научных работ и публицистических выступлений (пожалуй, в большинстве) главные трудности сегодняшней общественной эволюции если не сводятся к экономическому кризису, то истолковываются по преимуществу в связи с ним, в основном как его следствия и проявления. Из преобладания экономической парадигмы вытекает (хотя и не всегда явным образом) и другая широко распространенная особенность анализа кризисных процессов. При рассмотрении причин кризиса на первый план выдвигаются субъективные, личностные факторы - ошибочные и злонамеренные действия тех или иных политиков и государственных деятелей, неспособность их найти верные решения, корысть и соперничество отдельных группировок, слабость элиты, а то и прямые заговоры "врагов" России.

Будучи во многом справедливыми (за исключением, впрочем, лежащего вне рационального поля поиска мифических заговорщиков), эти объяснения в то же время вряд ли являются исчерпывающими. Более чем десятилетний опыт преобразований и кризисного развития подталкивает к мысли о необходимости более широкого подхода. Анализ этого опыта в социологических и политологических работах делает все более очевидным вывод, что в России, как и во многих других бывших социалистических обществах, развертывается всеохватывающий (общесоциэтальный) кризис, сопровождающий изменение общественного строя, переход от государственного социализма к рыночной и, возможно, демократической системе (к классическому ли капитализму или социализированному посткапитализму, к социальному ли государству, как провозглашено в российской Конституции, - еще не ясно). Для краткости и чтобы подчеркнуть связь с уже используемыми понятиями (в частности, Я. Корнай и С. Аукуционеком), можно говорить о всеобщем переходном кризисе.

Понимаемый подобным образом переходный кризис представляет собой явление, обусловленное не столько субъективными, сколько объективными, точнее, внелич-ностными, онтологическими, если можно так выразиться, действительностными обстоятельствами. Причем в ряду этих обстоятельств первостепенную роль играют социально-исторические, социально-культурные и социально-психологические факторы.

Неизбежность переходного кризиса при смене общественного строя

В самом общем виде кризисный характер перехода от государственного социализма к рынку и демократии определяется неравномерностью развертывания процессов. которые и характеризуют этот период. Процессы разрушения госсоциалистических порядков, если общество согласно с таким разрушением, ограничиваются наличием политической воли и простейших организационно-административных умений. В конце концов демонтаж, или слом, прежней системы можно осуществить одномо-ментным роспуском и закрытием ключевых для системы учреждений, отменой законов, сменой решающих политических фигур. Но становление нового общественного устройства сверх провозглашения соответствующих институтов и учреждений, принятия законов, перемещения кадров требует изживания одних и складывания иных, отличных от прежних, нравов, ценностей, привычек, громадных сдвигов в культуре и психологии десятков миллионов людей.

По природе вещей, культурно-психологические изменения протекают не слишком быстро. Решительные повороты в политике и в экономической организации можно совершить в течение нескольких лет, а то и месяцев (если не дней). Переход же от одних ценностей, установок, привычек к другим занимает десятилетия, хорошо если одно-два, а не больше.

Абстрактно рассуждая, можно сказать, что сложности такого рода лучше преодолеваются при условии точного сопряжения разновременных перемен, осуществления политических и экономических преобразований не в максимально допустимом для каждого из них темпе, но в соответствии с возможностями медленнее протекающих культурно-психологических процессов. Однако в живой действительности подобное сопряжение удается очень редко. Гораздо вероятнее для периодов всеобщих преобразований как раз рассогласование сдвигов в различных сферах. В особенности характерны для переходных времен ситуации, когда прежние институты, установления, законы уже ликвидированы. Учреждены новые организации, провозглашены новые юридические и политические порядки, но нравы, психология, привычки еще не изменились, и потому новая система не может работать в полную силу.

Возникающее в подобных ситуациях соединение организационно-политического устройства одного типа (свойственного новому строю) с культурно-психологическими устоями другого (свойственного старым порядкам) неизбежно оборачивается понижением эффективности экономики, да и всех социальных институтов. Соответственно, совокупность благ, которыми располагает общество, может на некоторое время -подчас немалое - понизиться. Сверх того, складывается социальная атмосфера, в которой распределение имеющихся благ начинает ощущаться как ненормальное, менее "правильное", чем в прошлом. В переходные времена общественное устройство оказывается объективно нацеленным на поддержку новых ценностей, а массовое сознание по-прежнему склонно признавать и одобрять старые установки.

В частности, с распространением рыночно-капиталистических порядков сразу же начинает вознаграждаться соревновательная, конкурентная активность. Но едва ли не большая часть общества еще долго остается ориентированной на патерналистские и общинные формы поведения и вознаграждения. Блага, получаемые в результате конкурентной активности, могут восприниматься здесь как следствие не улучшения, а чуть ли не ухудшения жизни; или по крайней мере как несправедливость, неправедное богатство.

Экономические, политические, социально-культурные рассогласования становятся причиной того, что переход к рынку, в перспективе ведущий к улучшению социально-экономического положения народного большинства, первоначально дает отнюдь не благоприятные результаты. Правда, со временем отстающие подсистемы общественного организма подтягиваются, согласованность функционирования частей социума восстанавливается на преобразованной основе и потенциальные преимущества новых порядков становятся действительностью. Однако время здесь может быть достаточно продолжительным, а тяготы очень нелегкими. Иной раз они оказываются непереносимыми, и тогда попытка преобразования терпит крах. (Так, в частности. случилось в России начала XX века вследствие того, что обычные трудности модернизации соединились с бедствиями мировой войны.)

Опасности, порождаемые органической неравномерностью перемен в разных сфеpax, усугубляются конфликтной природой коренных преобразований. Такие перемены затрагивают интересы различных групп и вызывают у них разное, подчас противоположное отношение. На сложности согласования разноскоростных процессов накладывается столкновение противоположных интересов. Это делает в переходные времена почти неизбежными многосторонний общественный кризис, снижение эффективности общественного организма, распад общественного порядка. Поэтому подобные времена зачастую приобретают кризисный, смутный характер.

Применительно к движению от государственного социализма к рыночно-капи-талистической системе неравномерность преобразований в разных сферах и социальные конфликты грозят помимо всего прочего тем, что их непосредственным результатом оказывается переход не к современному социальному рыночному хозяйству, но к социальной системе, типичной для раннего, незрелого капитализма. Между тем рынок и капитализм обеспечивают народному большинству лучшее, чем при государственном социализме, социально-экономическое положение только и именно в своих развитых демократических формах. Что же касается незрелого, "несоциализированного" капитализма, то коренящиеся в нем пороки необузданной частной собственности, непомерной эксплуатации, неограниченных социальных различий, несмягчаемой нищеты и безработицы делают положение масс в целом ничуть не более легким, чем оно бывает (вследствие других тягот) в рамках государственного социализма.

Особая Глубина переходного кризиса в России

В России разрушительное влияние всеобщих социальных и культурных факторов. рождающих кризис переходного времени, усугубляется дополнительными, специфическими обстоятельствами. Уже сами ее гигантские размеры многократно повышают вероятность рассогласования реформ в разных сферах. Еще большая опасность создавалась из-за того, что на громадных пространствах СССР разместилось общество крайне неоднородное но своему национальному и культурно-региональному составу. Распад Союза становился в подобных условиях в высшей степени вероятным, трудно избегаемым вариантом преодоления "полосы потрясений". Надо признать, что в некоторых отношениях разделение Советского Союза облегчило проведение реформ во многих его частях, в том числе в России, с которой снималось бремя поддержки более отсталых республик, при этом объекты управления становились более обозримыми и однородными. Но эти положительные аспекты распада не могли покрыть проигрыша от его отрицательных моментов, связанных со снижением эффекта от достигнутого разделения труда, с нарушением устоявшихся экономических связей, ломкой кооперации предприятий, разделением "по живому" технико-технологических цепочек. транспортных артерий, линий электропередач, газопроводов и т.п.

Большую роль сыграла также длительность существования государственного социализма в нашей стране. Размеры и социалистическое "первородство" означали помимо всего прочего, что именно в Советском Союзе (а внутри Союза — в российских регионах) концентрировались отрасли и гигантские предприятия, поддерживавшие военную и индустриальную мощь всего социалистического лагеря. Пока единство социалистической системы сохранялось, эта коцентрация укрепляла господство СССР, помогала достигать баланса в нашей искусственно переутяжеленной экономике. Но как только система СЭВ и Варшавского договора рухнула, прежние преимущества обернулись дополнительными препятствиями на путях перехода к рынку. В России, как и в некоторых других бывших республиках СССР, осталась масса хозяйственных монстров, огромных заводов, производящих ненужную продукцию и поэтому не способных в рыночном хозяйстве ни дать заработок своим работникам, ни обеспечить налоговые выплаты государству. То же самое относится к военно-промышленному комплексу. После распада Советского Союза в России остались половина населения и три четверти предприятий, организаций, институтов ВПК [I].


Случайные файлы

Файл
461.doc
130310.rtf
Speranski.doc
152816.rtf
6263-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.