PLEBES или PLEBS. PLEBEII.

Plebei – это слово содержит тот же корень, что и im-pleo, com-pleo, и поэтому этимологически связано с plethos, термином, который использовался для обозначения плебеев наиболее точными из греческих авторов, писавших о римской истории, тогда как другие ошибочно называли их demos или demotikoi.

Плебеи были общественной группой простого народа или общины Рима и образовывали один из двух крупнейших элементов, составлявших римскую нацию, который в ранние периоды римской истории имел свой особый характер и интерес. До Нибура исследователи высказывали самые противоречивые соображения в отношении плебеев и их отношений к патрициям и это является одной из их характерных черт – затемнять реальное положение, которое они занимали в истории Рима.

Древние сами не были согласны в отношении времени, когда плебеи начали составлять часть римского населения. Дионисий и Ливий представляют их образующими часть римлян уже во времена Ромула и как кажется видят в них клиентов патрициев, либо худородную массу изгнанников, которые стекались в Рим во времена когда Ромул учредил asylum (Dionys. I.8; Liv. I.8). Если имеется некая доля правды во всех этих рассказах о раннем существовании плебеев, то мы можем только представить их себе в качестве первоначальных обитателей областей, которые были заняты новыми поселенцами (Ramnes или Римляне), которые, после того как их территория была завоевана, были низведены до того подчиненного положения на котором завоеванные нации часто содержались в древние времена. Имеется также несколько других свидетельств относящихся к такому положению плебеев; о клиентах во времена Ромула говорится, что они состояли из плебеев (Dionys. II.9; Plut. Romul. 13; Cic. de Re Publ. II.9; Festus, s.v. Patrocinia). В ранние времена Рима положение клиентов было во многих отношениях несомненно намного более благоприятным, чем положение плебеев, и не является невероятным, что некоторые из плебеев по этой причине могли вступать в отношения клиентеллы к каким-то патрициям и утрачивать права, которые они имели как свободные плебеи; и случаи такого рода могли породить историю, рассказанную упомянутыми авторами. Современный автор, доктор Инэ (W. Ihne Forschungen auf dem Gebiete Rom. Verfassungsgeschichte, Frankfurt 1847) опираясь на внушающие доверие аргументы показал, что первоначальные плебеи и клиенты были одним и тем же народом, и что первоначально все плебеи были клиентами патрициев, от отношений зависимости к которым они были постепенно эмансипированы ими самими.

Даже если существование плебеев в Риме в древнейшие времена могло быть истиной, их число во всяком случае не могло быть очень большим. Время, когда они впервые появляются как отдельный класс римских граждан в противовес патрициям – это царствование Тулла Гостилия. В его царствование римляне захватили и сравняли с землей Альбу-Лонгу, главу латинской конфедерации. Наиболее выдающиеся ее обитатели были переселены в Рим и приняты в число патрициев, но значительное число альбанских граждан, часть которых также была переселена в Рим и получила место жительства на Целийском холме, сохранила подчиненный статус по отношению к populus Romanus или патрициям. Это новое население внутри и вокруг Рима, вероятно, объединенное с подчиненными первоначальными жителями этих мест, число которых говорят равнялось старым обитателям города или патрициям, были плебеями. Они были латинами и следовательно той же крови, что и Ramnes, самая благородная из трех патрицианских триб (Liv. I.30; Dionys. III.29, 31; Val. Max. III.4.1). После завоевания Альбы Рим в царствование Анка Марция приобрел владения на достаточно обширной территории, на которой находились зависимые латинские города, такие как Медуллея, Фидены, Политорий, Теллены и Фикана. Множество обитателей этих городов снова были переселены в Рим и включены в число плебеев уже обитавших там, для их поселения был выделен Авентин (Liv. I.33; Dionys. III.31, 37). Однако многие остались в своих собственных родных местах, а их земли были возвращены им римлянами, так что они оставались свободными землевладельцами так же как и их завоеватели, и таким образом они были отличны от клиентов.

Сословие плебеев или община, которая постепенно формировалась рядом с патрициями и которая далеко превосходила populus численностью, проживало частью в самом Риме в вышеупомянутых районах, а часть в своих прежних владениях на землях подчиненных Риму, в городах, деревнях и отдельных фермах. Плебеи были гражданами, но не optimo jure. Они были совершенно отличны от патрициев, и не входили ни в три трибы, ни в курии, ни в патрицианские роды. Следовательно, они были исключены из комиций, сената и всех гражданских и жреческих должностей государства. Дионисий сильно ошибается, утверждая, что все новые граждане были распределены среди патрицианских курий, и эту ошибку он проносит через всю свою историю, для него и патриции и плебеи были объединены в куриатные комиции (IV.12, IX.41). То, что плебеи не входили в курии, очевидно из следующих фактов: Дионисий сам (IV.76, 78) называет курии патрицианскими собраниями, Ливий(V.46) говорит о lex curiata, который принимался без какого-либо участия со стороны плебеев; и те, кто утверждал выборы царей или магистратов и возлагал империй, в нескольких пассажах названы патрициями, а в других куриями (Dionys. II.60, VI.90, X.4; Liv. VI.42; cf. Niebuhr, Hist. of Rome, II. p120; Becker, Handbuch der Röm. Alterth. II. 1 p133 &c.), что показывает, что оба эти понятия были синонимами. Что плебеи не принадлежали к патрицианским родам, ясно выражено Ливием (X.8). Единственной точкой соприкосновения между обоими сословиями была армия, так как уже после завоевания Альбы Тулл Гостилий удвоил число легионов Римской армии (Liv. I.30). Ливий также утверждает, что Тулл Гостилий сформировал десять новых турм конницы, но состояли ли эти новые турмы из альбанцев, как говорит Ливий, или они были набраны из трех старых триб, как думает Готтлинг (Gesch. d. Röm. Staatsv. p.225), это относится к разряду спекуляций. Плебеи таким образом были обязаны сражаться и проливать кровь в защиту и поддержку своих новых сограждан, не будучи допущены к пользованию их правами и привилегиями, и даже будучи лишены права на брак с ними (connubium). Во всех юридических делах они были полностью отданы на милось патрициев и не имели права аппелляции против несправедливого решения, они они не были, подобно клиентам, обязаны иметь патрона. Они продолжали иметь свои собственные святыни, которые они почитали до завоевания, но они управлялись патрицианскими понтификами (Festus, s.v. municipalia sacra). Наконец, они были свободными собственниками земли и имели свои собственные роды. Само собой разумеющимся является то, что плебей, когда он женился на плебейской женщине, имел patria potestas над своими детьми, и что если он принадлежал к плебейскому роду, он участвовал в jura и sacra gentilicia своего рода.

Население римского государства, таким образом, состояло из двух противоположных элементов; правящий класс или аристократия и общинники, которые, даже будучи такого же уровня как знатнейшие среди правителей, и превосходя их в числе, еще не пользовались правами, которые могли бы сделать их способными принять участие в управлении общественными делами, религиозными и гражданскими. Их гражданское состояние имело сходство с отношением чужих к государству, в котором их просто терпели по причине предоставляемых ими определенных услуг, и они, фактически, иногда назывались перегринами. В то время как сословие патрициев было четко организовано делением на роды (gentes); их отношения с патрициями также не были ни в коей мере урегулированы и их сословие поэтому не имело средств защиты себя против любого судебного преследования со стороны власть имущих. Что такое положение вещей не могло продолжаться вечно, является истиной, которую мог ощутить каждый, кто не был ослеплен собственным эгоизмом и любовью к господству. Тарквиний Приск был первым, кто постиг необходимость превращения плебеев в опору на основе равенства со старыми гражданами, разделив их на три трибы, которые он пытался назвать собственным именем и именами своих друзей (Verrius Flaccus, ap. Fest. s.v. Navia; Liv. I.36, &c.; Dionys. III.71; Cic. de Re Publ. II.20). Но этот замечательный план был сорван оппозицией авгура Атта Навия, который, вероятно, действовал как представитель патрициев. Все, что Тарквиний смог сделать – это был допуск наиболее знатных плебейских семей в три старые трибы, которые, однако, отличались от старых патрицианских семей названиями Ramnes, Tities и Luceres secundi, а их роды (gentes) иногда отличались с помощью эпитета minores, так как они вступили в те же самые отношения, в которых Луцеры были по отношению к двум первым трибам, еще до времени Тарквиния (Festus, s.v. Sex Vestae Sacerdotes; Cic. de Re Publ. II.20; Liv. I.35, 47). Эта мера, несмотря на ее выгоду для наиболее видных плебейских семейств, не принесла особой пользы для плебса как сословия, так как новые патриции оказались отделенными от их сообщества. Тогда как патриции как сословие были определенно усилены притоком новых семейств.

Это было сохранено его наследником, Сервием Туллием, который придал плебейскому сообществу регулярную внутреннюю организацию и определил их отношение к патрициям. В намерения этого царя вовсе не входило изменение древней конституции, он стремился только расширить ее действие таким образом, чтобы сделать ее способной включить в себя новые элементы государства. Он первый разделил город на четыре, а затем и прилежащую территорию вокруг, которая была населена плебеями, на 26 регионов или территориальных триб (Liv. I.43; Dionys. IV.14, &c.), и в этих регионах он распределил множество земли среди тех плебеев, которые еще не имели земельной собственности. Нибур (Niebuhr II. p162) полагает, что эти участки были по семь югеров каждый, но его мнение оспаривает Готтлинг (Göttling p239, &c.). Что касается четырех городских триб, то следует признать, что Авентин и Капитолий не принадлежали к ним: Авентин – входя в число сельских триб, а Капитолий – будучи как-бы городом богов (Varro, de Ling. Lat. v.56, ed. Müller). Двадцать шесть сельских триб не упоминаются Ливием в его рассказе о Сервиевой конституции, а там где он впервые говорит о полном числе триб (II.21; cf. Dionys. VII.64), он упоминает только 21 вместо 30. Нибур (Niebuhr I. p418) несомненно прав, примиряя эту цифру с 30 трибами Сервия с помощью предположения, что в войне в Порсенной Рим утратил треть своей территории, то есть десять триб, так что осталось только 20. Поэтому, поскольку после переселения Клавдиев с их клиентами была образована новая триба (Liv. II.16), Ливий прав, упоминая только 21 трибу. Эти 30 Сервиевых триб не включали, по крайней мере первоначально, патрициев, и даже после того как Клавдии явились в Рим, нет необходимости предполагать, что род Клавдиев, который был произведен в ранг патрициев, был помещен в новую трибу, но новая триба, вероятно, состояла из их клиентов, которые были наделены землей за рекой Анио (Liv., l.c.; TRIBUS). Некоторые клиенты патрициев, однако, были включены в Сервиевы трибы (Dionys. IV.22, &c.). Каждая триба имела своего префекта, называвшегося трибуном (Dionys. IV.14; Appian, B.C. III.23; TRIBUNUS). Трибы имели также свои собственные священнодействия, праздники и собрания (comitia tributa), которые собирались их трибунами.


Случайные файлы

Файл
61788.rtf
16663-1.rtf
50381.rtf
56881.rtf
99772.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.