Временное отступление советской власти. НЭП (23901-1)

Посмотреть архив целиком

Временное отступление советской власти. НЭП


Реализуя установку вождя на экономическое соглашение с крестьянством, Х съезд партии (март 1921 г.) принял решение о замене продразверстки продналогом: началась новая экономическая политика (НЭП). Размер продналога был в два раза меньше по сравнению с продразверсткой, причем основная тяжесть падала на зажиточное крестьянство. Остатки продукции можно было реализовать по свободным ценам на рынке. В деревне пошло на убыль число насаждавшихся властями коллективных хозяйств. Крестьяне-единоличники давали 98,5% всей продукции сельского хозяйства. В городе частным лицам было разрешено открывать или брать в аренду мелкие промышленные и торговые предприятия. К середине 1920-х гг. капиталистический сектор включал примерно 20% промышленных объектов, где производилось 5% всей продукции. В розничной торговле частные предприятия контролировали 53% товарооборота.

Изменилась система управления государственными предприятиями, ослабла чрезмерная централизация. Объединения государственных предприятий (тресты) перешли на хозрасчет, их права и самостоятельность существенно расширились. Трудовые мобилизации сменил свободный наем рабочей силы.

В целом нэповская экономика носила смешанный рыночно-административный характер. Не отказываясь от конечной цели (создания нерыночной социалистической экономики), большевики прибегли к использованию товарно-денежных отношений, одновременно сохранив в руках государства "командные высоты": крупную и среднюю промышленность, транспорт, внешнюю торговлю, банки. Предполагалось, что социалистический уклад достаточно долго будет сосуществовать с укаладами несоциалистическими — капиталистическим, мелкотоварным, патриархальным, постепенно вытесняя их из экономики страны.

С точки зрения В.И.Ленина, нэп являлся обходным, опосредованным путем к социализму, единственно возможным после провала попытки прямого и быстрого слома всех рыночных структур. Прямой путь к социализму, впрочем, не отвергался в принципе: Ленин признавал его вполне пригодным для развитых капиталистических государств.

Главным приоритетом хозяйственной политики для большевиков было восстановление и интенсивное развитие крупной промышленности. Она оценивалась, во-первых, как основная экономическая опора власти, своего рода социалистический оазис в бурной и малоуправляемой стихии мелкотоварного производства, преобладавшего в народном хозяйстве: во-вторых — как становой хребет обороноспособности государства, находившегося в отнюдь недружественном окружении.

Поскольку крупная промышленность почти целиком была убыточна, добиться подобной цели можно было только за счет средств, извлекаемых из деревни через налоги и искусственную ценовую политику (завышение цен на промышленную продукцию и занижение — на сельскохозяйственную).

Четко выраженный приоритет промышленности, неэквивалентный обмен между городом и деревней породили второе основное противоречие нэповского периода. Оно постоянно грозило власти новыми конфликтами с крестьянством.

Осенью 1923 г. разразился так называемый "кризис сбыта". Крестьянству, едва оправившемуся от небывалой засухи и голода 1921/22 гг., оказалось не по карману покупать остро необходимые им промышленные товары, которые быстро забили все склады и магазины. Деревня забурлила и начала в ответ задерживать отсыпку в государственные хранилища зерна по продналогу. Вспыхнули крестьянские восстания — в Амурской области (декабрь 1923 г.). в Грузии (август 1924 г.) и др.

Усмирив повстанцев, большевики вновь, как и в 1921 г., оказались перед необходимостью в чем-то уступить крестьянской стихии. В 1924-1925 гг. была смягчена ценовая политика д пользу крестьян, разрешены аренда земли и использование наемного труда. Завершается финансовая реформа, превратившая рубль в конвертируемую валюту. Тогда же был осуществлен переход к денежному обложению крестьян, что давало им большую свободу в развитии своего хозяйства.

Однако эти меры, несколько ослабив противоречия между промышленностью и сельским хозяйством, не устраняли перекоса в классовой ориентации аграрной политики Советской власти: она поддерживала (отменой или снижением налогов. предоставлением льготных кредитов и др.) экономически немощные бедняцко-середняцкие хозяйства и сдерживала развитие крупных кулацких хозяйств. Удельный вес крупных хозяев не поднимался выше 5% от всего сельского населения.

Негативные последствия политики "ограничения кулачества как класса" отягощались и регулярно проводимым Советской властью уравнительным переделом земли. При росте сельского населения это влекло за собой общее дробление крестьянских дворов. В 1920-е гг. темпы превышали дореволюционные в два раза.

Прямым следствием аграрной политики большевиков стало снижение со второй половины 1920-х гг. товарности крестьянских хозяйств (т.е. сокращение доли продуктов, выделяемой ими для рынка), стагнация сельхозпроизводства в целом.

К тому времени нэповская экономика достигла пика в своем развитии. В 1925 г. валовой сбор зерновых на 21% превысил среднегодовой сбор в 1909-1913 гг. Через год на уровень тех лет вышло животноводство. Медленнее восстанавливалась промышленность. Довоенные показатели по основным видам продукции здесь были достигнуты в 1926-27 гг. Улучшились условия жизни городского и сельского населения: по некоторым оценкам, потребление пищевых продуктов превзошло уровень дореволюционной России.

В стране еще завершалось восстановление народного хозяйства, когда партия большевиков на своем XIV съезде (декабрь 1925 г.) провозгласила курс на индустриализацию — преимущественное развитие базовых отраслей промышленности (энергетики, металлургии, машиностроения, химического производства). Проведение этого курса в жизнь довольно быстро обострило все противоречия, присущие нэповской России, подвело рыночно-административную экономику к краю пропасти.

На рубеже 20-30-х гг. в стране формируется тоталитарная система власти. Предпосылкой ее возникновения стала монополия РКП(б) — ВКП(б) на власть, возникшая еще летом 1918 г., когда в стране осталась единственная правящая партия. После ликвидации оппозиции ее власть становится бесконтрольной (даже специально созданный государственный контрольный орган — РКИ, позже объединенный с партийным контрольным органом, — не был в состоянии контролировать деятельность ЦК этой партии). Внутри самой партии после 1921 г. была запрещена деятельность всяких фракций. В 1924 г. Н. Бухарин заявил: «Нам для того, чтобы поддержать пролетарскую диктатуру, необходимо поддержать диктатуру партии, которая немыслима без диктатуры старой гвардии, которая в свою очередь немыслима без руководящей роли ЦК как властного учреждения». Такая иерархия власти неизбежно предполагала появление единоличной диктатуры вождя. Партийная власть быстро срасталась с властью государственного аппарата и в 1939 г. И. Сталин отметил: «Кадры партии — это командный состав партии, а так как наша партия стоит у власти — они являются также командным составом руководящих государственных органов». Руководители партии одновременно занимали руководящие государственные должности. Партия милитаризировалась в соответствии со сталинской идеей «партия — орден меченосцев».

В сложившейся административно-командной системе государственные и хозяйственные органы действовали под жестким контролем партийных органов и в рамках централизованного управления ведомственного аппарата. Сформировался привилегированный слой бюрократии, занимавшей места в партийных, советских, военных, хозяйственных, репрессивных и иных органах.

Борьба в руководстве партии вела к укреплению единоличной власти. В 1923 г. для уничтожения троцкистской «левой» оппозиции был создан политический блок: Сталин, Зиновьев, Каменев. В 1925 г. Сталин поддержал «правую» позицию Бухарина против Зиновьева, который возглавил «новую оппозицию». В апреле 1926 г. тройственный блок распался, а Зиновьев и Каменев присоединились к Троцкому. Новое политическое объединение было пестрым по составу («демократические централисты», «рабочая оппозиция» и др.), его лозунги были нечеткими (призывы к борьбе с аппаратом, предупреждение о «термидоре», о предательстве бюрократией революции). Оппозиционеры создавали сеть своих подпольных организаций. В октябре 1926 г. лидеры оппозиции, напуганные нарастанием «левого» радикализма, обратились к руководству партии с покаянным заявлением. Пленум ЦК и состоявшаяся осенью 1926 г. партконференция, однако, сурово осудили их действия. Осенью 1927 г. оппозиция решилась на новую атаку: она опубликовала свою программу реформ и организовала в ноябре контрдемонстрации в Москве и Ленинграде. За проведение этих акций большая часть оппозиционеров была исключена из партии, а отдельные ее члены (во главе с Троцким) были подвергнуты ссылке.

В ноябре 1928 г. пленум ЦК осудил «правый» уклон в партии и лидеры «правой» оппозиции (Бухарин, Рыков, Томский) отмежевались от течения. В 1929 г. ЦКК и органы ГПУ провели большую чистку в рядах партии. В ноябре 1929 г. на пленуме ЦК оппозиция подвергла себя самокритике и после длительного перерыва (в 1934г.) ее лидеры вместе с представителями предыдущей оппозиции (Зиновьев, Каменев) вернулись в русло «партийной линии».

В январе 1934 г. на Семнадцатом съезде партии позиции Сталина окончательно укрепились, а «партийная линия» превратилась в догму. К этому времени усиливаются политические репрессивные меры, завершается коллективизация индивидуальных крестьянских хозяйств, устанавливается уголовная ответственность для семей репрессированных и т.п. После убийства в декабре 1934 г. С. Кирова были проведены аресты членов оппозиции. В 1935 г. сторонники Сталина занимают все ключевые посты в государстве.


Случайные файлы

Файл
4653.rtf
133377.rtf
Title.doc
3405-1.rtf
22546-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.