Ранние преддекабристские организации. (22694-1)

Посмотреть архив целиком

Ранние преддекабристские организации

Созданию тайного общества декабристов предшествовало образование тесных товарищеских групп, в которых можно было постоянно обмениваться мыслями, обсуждать волнующие вопросы. Самый воздух эпохи содействовал возникновению тесных идейных связей. В насыщенной вольнолюбивыми идеями атмосфере глубоко дышалось после “грозы двенадцатого года”. Всё звало к концентрации сил и принятию практических решений, а стало быть – к организации, к сплочению единомышленников.

Первому тайному обществу декабристов предшествовало создание более ранних организаций. Все они послужили школой будущего движения, его непосредственной предпосылкой. После войны 1812 года возникают четыре ранние преддекабристские организации: две офицерские артели - одна в Семёновском полку, другая среди офицеров Главного штаба (“Священная артель”), Каменец-Подольский кружок Владимира Раевского и “Общество русских рыцарей” Михаила Орлова и Матвея Дмитриева-Мамонова.

О Семёновской артели свидетельствует декабрист И. Д. Якушкин, один из её основателей. Она сложилась в гвардейском Семёновском полку вскоре после окончания войны, по-видимому, в 1814 году, когда гвардия из Парижа двинулась в Петербург. В артель входило, по воспоминаниям И. Д. Якушкина, человек 15 или 20 семёновских офицеров, которые сложились, чтобы иметь возможность каждый день обедать вместе. “После обеда одни играли в шахматы, другие читали громко иностранные газеты и следили за происшествиями в Европе, такое времяпрепровождение было решительно нововведение”. Полковой командир Семёновского полка генерал Потёмкин покровительствовал артели и иногда обедал вместе с её членами. Но “через несколько месяцев” после возникновения артели Александр I приказал полковому командиру “прекратить артель в Семёновском полку”, сказав при этом, что “такого рода сборища офицеров ему очень не нравятся”.

Офицерскую “Священную артель” основа офицер генерального штаба Александр Муравьёв, будущий основатель тайного общества декабристов. Друг А. С. Пушкина, лицеист Иван Пущин был членом этого содружества: “Ещё в лицейском мундире я был частым гостем артели, которую тогда составляли Муравьёвы (Александр и Михайло), Бурцов, Павел Колошин и Семёнов. Бурцов, которому я больше высказывался, нашёл, что по мнениям и убеждениям моим, вынесенным из Лицея, я готов для дела. На этом основании он принял в общество меня и Вольховского”. Так описывает И. И. Пущин своё вступление в тайное общество декабристов.

Артель устроила свой внутренний быт на республиканский манер; в одной из комнат висел “вечевой колокол”, по звону которого все участники артели собирались для решения общих дел: “Каждый член общества имел право в него звонить, - замечает Николай Муравьёв. – По звуку все собирались и тогда решались требования члена”.

Общество (“Орден”) русских рыцарей основано в 1814 году по замыслу молодого генерал-майора, участника Отечественной войны Михаила Орлова. Первым примкнувшим к нему участником был богатый граф Матвей Дмитриев-Мамонов, страстный патриот, предложивший в начале войны 1812 года на собственные средства образовать новый кавалерийский полк. К “Ордену” были причастны племянник знаменитого русского просветителя Н. И. Новикова – Михаил Новиков, поэт-партизан Денис Давыдов, будущий декабрист Николай Тургенев.

Сторонники нового, борцы против обветшавшего феодально-крепостнического строя постепенно стягиваются к одному полюсу. Против них начинает объединять свои силы лагерь защитников старого косного порядка. Процесс поляризации двух лагерей протекал интенсивно. Человек, примкнувший к сторонникам нового, по-новому осознавал себя и свою роль в истории. Защита Родины, заграничные походы, участие в освобождении европейских народов воспитали в нём и новое понятие чести. Оно состояло прежде всего в новом требовании к самому себе: быть деятельным участником исторических событий, быть преобразователем угнетённой Родины. Франция пугала “ужасами Французской революции”, надо избежать их у нас, - это было ясно для дворян-революционеров. Сознание дворянина противилось представлению о народной революции.

Яркой отличительной чертой всё отчётливее формировавшегося и численно возраставшего передового лагеря была любовь к Отечеству, и не просто любовь, а, применяя их выражение, “пламенная любовь к Отечеству”. Она была истинной, а не ложной или внешней любовью, ибо она хотела глубокого преобразования родной страны в духе очередных исторических задач, выросших из глубины её исторического процесса. Формирующееся революционное мировоззрение звало к действию. По словам декабриста Оболенского, молодые новаторы хотели увидеть “новую эпоху народную любимого ими Отечества”. Они хотели действовать во имя блага родной страны, потому что они были “истинными и верными сынами Отечества.


При подготовке этой работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru



Случайные файлы

Файл
136677.rtf
Reduktor.doc
166108.rtf
101799.rtf
74553-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.