Битва при Бородино. Вторжение в Москву (22514-1)

Посмотреть архив целиком

Битва при Бородино. Вторжение в Москву


К Бородину Наполеон привел 135 тысяч солдат. Многих пришлось оставить в захваченных городах для охраны путей сообщения. Остальные погибли в боях, от рук партизан, от болезней. В русской армии было 120 тысяч человек, орудий у французов было 587, у русских -- 640.

Битва началась на рассвете 20 августа (7 сентября). “Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми”--говорил впоследствии Наполеон.

Перед боем солдатам французской армии прочли воззвание Наполеона: “Солдаты! Вот битва, которой вы так желали! Победа зависит от вас; она нам необходима; она даст обильные припасы, хорошие зимние квартиры и скорое возвращение на родину…”

Русские солдаты тоже хотели битвы. У них была одна цель – отстоять Москву.

Ребята! Не Москва ль за нами?

Умремте ж под Москвой…

И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в Бородинский бой…

Лермонтов.

Наполеон стремился прорвать центр русской армии, зайти ей в тыл, отрезать пути отхода и разгромить. Поэтому основные свои силы он сосредоточил против левого крыла и центра русских позиций. Левым крылом командовал бесстрашный Багратион—любимый ученик Суворова.

Несколько часов подряд французы непрерывно атаковали Багратионовы флеши (укрепления). Лучшие части французской армии гибли в этих атаках. Французские маршалы просили подкреплений у Наполеона, но получали отказ. Бой за флеши становился все напряженнее, обе стороны подтягивали сюда все больше артиллерии. К концу сражения на небольшом участке было сосредоточено 400 французских и 300 русских орудий. В рядах французов началось движение: они готовились к восьмому общему штурму. Но Багратион предупредил это—все левое крыло русской армии бросилось в штыковую контратаку. В самый разгар этого ожесточенного сражения разнеслась тяжелая весть: Багратион, которого русские солдаты считали непобедимым, смертельно ранен. Русские ряды в замешательстве дрогнули, и французам удалось занять Багратионовы флеши.

Но не такого успеха ожидал Наполеон, посылая на смерть лучшие свои части. Оставив флеши, русские больше не отступали не на шаг. Атаки в центре на батарею Раевского были отбиты. Однако положение было трудным. Наполеон решил во что бы то ни стало осуществить свой замысел и готовил новый удар по центру русских позиций—батарее Раевского. Но неожиданно он остановил свои войска.

Дело в том, что Кутузов, чтобы отвлечь силы противника, направил в тыл французской армии кавалерийскую часть генерала Уварова и казаков под командованием атамана Платова. На левом фланге французской армии началась паника.

Наполеон поехал на место прорыва выяснить обстановку и направил туда войска. Кутузов выиграл время и укрепил центр своих позиций, а Наполеон так и не решился ввести в бой гвардию, чтобы закрепить свой успех. “За восемьсот лье от Франции я не могу рисковать моим последним резервом”,--сказал он.

Лишь после ликвидации прорыва около двух часов дня Наполеон вновь бросил войска против батареи Раевского. Эта часть русской позиции подвергалась атакам с утра и уже несколько раз перешла из рук в руки. Теперь французы могли сосредоточить здесь свои главные силы—пехоту, конницу, артиллерию. На батарее Раевского, как и всюду в день Бородина, сражались с отчаянной храбростью, с полным самозабвением и презрением к смерти. Раненые не уходили из строя. Почти все защитники батареи были убиты. Французы захватили лишь разрушенные укрепления и разбитые пушки.

К вечеру бой утих. Потери были огромные: русская армия потеряла около 40 тысяч убитыми и ранеными, неприятельская около 60. “Французская армия разбилась о русскую”,--метко сказал один из героев Бородина, генерал Ермолов. Французская армия, удалившаяся от своих баз, не могла быстро восстановить потери. Силы ее были надломлены.

Русская армия могла восстановить сражение. Солдаты и офицеры жаждали боя, каждый был готов умереть, но не пустить захватчиков в Москву. Но умереть было мало. Нужно было выжить, уничтожить врага и освободить Россию. А враг был все еще силен, и можно ли было рисковать армией и ставить судьбу страны в зависимость от исхода одного сражения? На военном совете в Филях, под Москвой, решался вопрос: оставить Москву без боя или сражаться? Великая вера в свой народ и окончательную победу дала Кутузову силы произнести слова: “Приказываю отступать”. Кутузов правильно рассчитал, что Наполеон, войдя в Москву, будет ждать мирных предложений русского правительства. Таким образом русская армия выиграет время для пополнения людьми и оружием, а народная война развернется во всю ширь.

Дальнейший план Кутузова заключался в том, чтобы потом, когда силы противника будут подорваны, а русская армия нальется новой силой, повести ее в победоносное контрнаступление.

Второго сентября 1812 года русская армия русская армия покидает Москву. По дороге идут войска, а направо и налево от дороги—пестрая толпа: это жители Москвы, от мала до велика уходят из родного города. Горький час. Солдаты идут молча, на их лицах ни отчаяния, ни страха, только твердая решимость отомстить врагу, отстоять свою землю. В это же время с другой стороны к Москве подходила французская армия. Наполеон с Поклонной горы любовался Москвой и поджидал депутацию “бояр” с ключами от города. Депутация не являлась. Наполеону смущенно сообщили, что жители покинули Москву. Император удивился, потом разгневался и мрачно приказал занимать город.

По безлюдным улицам в строгом порядке потянулись полки. Били барабаны. Их бой глухо отдавался от стен пустых домов. На душе у завоевателей было тревожно. Москва казалась им огромной ловушкой.


При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru



Случайные файлы

Файл
27218.rtf
94551.rtf
64523.rtf
PRAVO6.doc
101492.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.