Тайны Махно (18817-1)

Посмотреть архив целиком

Тайны Махно

Их у него много. Это и клады, которые были якобы в разных местах Украины и до сих пор не найдены. Это и дневник, который он вел на протяжении многих лет и куда-то исчезнувший. Это и неизвестные архивы повстанческой армии, возглавляемой им, где-то хранящиеся. Но в этом очерке речь пойдет об иных тайнах, на мой взгляд, более глубоких и... значимых.

После многих побед и поражений, после двух союзов с советской властью, которая коварно их нарушала, Махно с повстанцами оказался под Уманью. Здесь к ним присоединились полки красных, отступавших из-под Одессы и Херсона. Повстанческая армия достигла 40 тысяч штыков и 10 тысяч сабель при 20 орудиях, тысяче пулеметов и 8 тысячах тачанок. Вот вам и "банда" в последующих исследованиях советских историков!

Это были испытанные в боях, стойкие воины, и, что не менее важно, им предстояло защищать родную землю. Управлял ими штаб повстанцев во главе с Виктором Билашом. Армия состояла из четырех крепко сколоченных корпусов.

Белые в это время захватили Киев, Харьков, Курск и шли к Москве. Деникин хорошо понимал, чем ему грозит прорыв повстанцев на левобережье Днепра. Они же перережут все тылы, все коммуникации! Потому против Махно были брошены офицерские полки во главе с генералами (Симферопольский, Феодосийский, Керчь-Еникальский, 1 и 2 Лабинские и 51 Литовский), дивизии из Херсона и Одессы, конница генералов Попова, Назарова, Андгуладзе. Вот такие части воевали с "бандой"? Смешно даже спрашивать. Такие гвардейцы разогнали бы десять банд за один день!

Почему же все-таки в мемуарах белых (того же Деникина) мы встречаем только одно слово, когда речь заходит о Махно, - "банда"? А вот почему. 27 сентября 1919 года под Уманью в глубоко продуманной операции могучим порывом повстанцы буквально разметали эти офицерские, вымуштрованные полки. Втыкая штыки в землю, они сдавались в плен или были полностью изрублены!

Отметим, что тем же белогвардейским силам не могли противостоять ни армия Украинской Народной Республики (Петлюра тогда же бежал в Польшу), ни украинская Галичская армия, сдавшаяся в плен. Об этом не любят вспоминать наши записные публицисты, один из которых в "Історії української держави" посвятил Папе Римскому целые главы, а Батьке Махно... одну строчку! Создается впечатление, весьма удручающее, словно повстанцы для автора вовсе и не были украинцами.

Славная победа под Уманью, однако, являла собой лишь начало широкого рейда по тылам белых. Повстанческая армия росла день ото дня и вскоре достигла 100000 человек. Были взяты Екатеринослав (Днепропетровск), Александровск (Запорожье), Бердянск, где хранился огромный арсенал, снабжавший боеприпасами Орловский участок белого фронта, Мелитополь, Перекоп, Синельниково, Мариуполь, и кавалерийская бригада устремилась к Таганрогу - к ставке Деникина!

Разве это могла сделать "банда"?

Деникину уже снилась Москва. Но он вынужден был снять с важнейшего фронта против повстанцев 2-ю Терскую дивизию, пополнить ее чеченцами и направить... в Розовку. На Синельниково кинули Донскую кавалерийскую бригаду и Терскую сводную, которые 21 октября были рассеяны. Все части, ехавшие на Москву с Кавказа, теперь направляются на Украину. Сюда же, к махновцам, летит и 1-я Туземная - "дикая" дивизия Шкуро, Крымский корпус генерала Слащева!

Так почему же - "банда"?

Тут кроется какая-то тайна, которую не торопятся раскрыть наши записные историки и публицисты. А все объясняется довольно просто.

Белые генералы не могли и не хотели называть вещи своими именами: у Махно была народная армия и он, без всяких сомнений, - талантливый самородок-полководец. Но если это признать, возникает законный и нелицеприятный вопрос: чему же вас, генералы, учили в военных академиях? Ведь бил вас человек, ни одного дня не служивший в регулярной армии. Более того, нигде не учившийся, кроме начальной школы в Гуляйполе. Смех же да и только! Вот и пошло гулять словечко "банда".

Красные же генералы, которые сами нигде не учились (М. Фрунзе, К. Ворошилов, С. Буденный), не признавали талант Нестора Ивановича и не называли его армию народной по иным соображениям. Тогда пришлось бы признать, что Махно помог им одолеть Деникина и тем самым повлиял на ход гражданской войны и вообще истории ХХ века. А "кто он такой"? Анархист и самозванец. Пришлось бы признать и существование махновской народной армии, которую красные предательски уничтожили. Последнее, правда, далось им очень дорогой ценой (даже Ленин восклицал: "У нас миллионная армия, а бандита поймать не можем!", когда те же Фрунзе и Буденный еле уносили ноги от разъяренных повстанцев. - Авт.).

Потому перед советскими писателями, режиссерами, артистами, историками была поставлена идеологическая задача: всеми средствами опорочить Махно, сделать из него истерика и бандита. Печально, но никуда не денешься, факт: сознательно лепили столь негативный образ талантливые люди - А. Толстой, Б. Ясенский, М. Шолохов и многие другие. "Состряпанный" ими лохматый и пьяный батька крепко засел в нашем подсознании.

Удивительно и другое. Недавно был я в областной администрации, разговор зашел о Махно.

- Да у него же ошивались грабители! - воскликнул высокопоставленный чиновник.

- Простите, - сказал я, - а у Фрунзе в армии их не было? У Петлюры, у Деникина не было? У Гарибальди, Яна Гуса и первых американских поселенцев их не было?

- Но понимаете, это же наше и такое поганое, - мямлил чиновник, вчера еще поклонявшийся Фрунзе и Чапаеву. Ему и в голову не приходило, что в цивилизованных странах, хотя бы Германии, Швеции, Японии, государственный служащий обязан свято чтить память предков, их борьбу, традиции и заветы. Без этого он никогда не попадет в свое теплое кресло. Потому я с грустью думал о нашем жалком национальном самосознании, об ущербной гордости.

Был ли такой талантливый полководец Махно, стратегию и тактику которого изучают до сих пор? Был ли человек, превыше всего ценивший Свободу и похороненный, не зря же, рядом с парижскими коммунарами? Был анархист, восторгавшийся народным самоуправлением, воплощенным сегодня в Швейцарии, Бельгии, Исландии? Был! У нас.

Почему же мы не воздаем ему должное? Ведь 26 октября исполнилось 110 лет со дня его рождения. Кого еще из запорожцев знают во всем мире? А мы еле-еле наскребли копейки в Гуляйполе, чтобы открыть ему скромную памятную доску...

Список литературы

Виктор Ахинько. Тайны Махно.


Случайные файлы

Файл
154483.rtf
26243-1.rtf
3677-1.rtf
99101.rtf
ref-14674.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.