Форт Росс в историографии США (5526-1)

Посмотреть архив целиком

Форт Росс в историографии США

Майничева А. Ю.

Форт Росс, первое поселение русских в Калифорнии, был основан в 1812 г. и упразднен в 1841 г. В течение почти тридцати лет он служил опорным пунктом Российско-Американской компании, занимавшейся промыслом пушного зверя и торговлей на американском континенте. Форт представлял собой традиционную для русской архитектуры деревянную крепость, в которой размещались все необходимые постройки. После ухода из поселения русских, земля несколько раз перепродавалась различным владельцам, однако первые здания форта сохранялись. Ныне Форт Росс входит в состав национального заповедника штата Сонома. В крепости организован музей. История форта является прекрасным примером развития поселений русских на новых для них землях. Она тем более интересна, что во многом повторяла обстоятельства укоренения на сибирских территориях в XVII — XVIII вв., но в «просвещенном» XIX в. В настоящей статье сделана попытка проследить по опубликованным в США работам сведения о русской крепости, располагавшейся на побережье Тихого океана.

Следует отметить, что интерес к истории Форта Росс в американской историографии был невелик, с конца XIX в.до настоящего времени публикации на эту тему насчитывается едва ли десяток. По информационной насыщенности и содержанию они разнородны — от юбилейного альбома до серьезного этнографического исследования.

В 1893 г. вышла в свет статья Чарльза С. Грина (Charles S. Greene) [Greene, 1977], которая в 1970-е гг. была помещена и в сборнике, посвященном русским в Америке. Чарльз С. Грин собрал многочисленные сведения о Форте Росс, вписав их в исторический фон первых десятилетий XIX в.на американском континенте. Он сообщал о деятельности Российско-Американской компании, о русско-испанских отношениях, привел и свои впечатления о посещении форта. Автор замечает, что поселение оказало значительное воздействие на историю Калифорнии, пишет, что «здесь в течение тридцати лет существовала самая сильная в Калифорнии русская крепость с многочисленным, хорошо вооруженным гарнизоном» [Greene, 1977].

В изложении Ч. Грина основание Форта Росс выглядит следующим образом. В 1808 г. лейтенант Иван Кусков предпринял морской поход для предварительного осмотра местности, и в начале 1809 г. бросил якорь в заливе Бодега. Затем, во время второго похода 1811 г., он провел исследование прилегающей территории. Особенно ему понравился участок в 20 милях от залива. Это небольшое открытое плато, обращенное к морю, отделялось от остальной местности несколькими глубокими ущельями, идущими в различных направлениях, так что его легко было защищать. Более того, здесь располагались пастбища, рос строевой лес, были проточная вода — река Славянка (впоследствии названная американцами Русской) и лучший климат на побережье. Хотя этот участок, в дальнейшем поименованный Форт Росс, формально был в юрисдикции испанцев, Кусков купил его у индейцев, заплатив три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги, несколько ниток бус. Поселение было основано в 1812 г., когда Кусков прибыл на место с 95 русскими и 80 алеутами. Они приехали в марте или апреле, а к сентябрю крепость и деревня были построены. Причиной постройки поселения было основание пункта для сбора мехов и перевалочной базы для колонии Ситки. [Greene, 1977].

Грин пишет, что между испанцами и русскими установились вполне дружественные отношения, чему было несколько причин. Владычество Испании в Америке было поколеблено. Испанские войска не получали достаточного снабжения и платы, что вынуждало их закупать все на месте, а не везти из-за океана. Русские и испанцы каждый имели то, чего не было у другого. Русским требовались калифорнийские меха и пшеница, а они могли предложить для обмена изделия из дерева, железа, кожи, произведенные в Ситке и Форте Росс. У испанцев не было ни одного легкого судна до тех пор, пока они не купили несколько, построенных русскими в Форте Росс. Несмотря на взаимную выгоду складывающихся отношений практически каждый год испанские, а затем мексиканские власти выражали свой протест русским по поводу оккупации земель, им не принадлежавшим, предупреждали их о необходимости покинуть Форт. На что Кусков не давал согласия, отвечая, что он всего лишь подчиненный и что для решения вопроса нужно обращаться к Баранову. Но апелляции в Ситку также не давали результата, поскольку Баранов перенаправлял их к правительству в Санкт-Петербург. Испанский губернатор рапортовал в свое правительство, прилагая расчеты численности войск пехоты и артиллерии, необходимых для выселения русских, но ни разу не получил достаточного их количества. Переговоры по поводу Форта Росс имели характер слабых препирательств, особенно на фоне жестоких баталий войны с Наполеоном в Европе и испано-американской столкновений на американском континенте [Greene, 1977].

Обращают на себя внимание любопытные подробности, касающиеся начальника форта, вида зданий крепости и окрестностей. Так, Иван Кусков, бывший, в первые девять лет существования колонии начальником форта, как пишет Ч. Грин, более всех оставил о себе воспоминаний. Испанцы называли его Пи де Палу — «деревянная нога», поскольку у него был протез. Он был задиристым, гневливым, но честным стариком, который мог прекрасно принять высоких гостей, удивляя их достижениями цивилизации, неожиданными в столь диком месте, но правил подчиненными железной рукой. Все постройки форта были построены под его руководством и являются свидетельством его исключительных познаний в фортификационном искусстве, неожиданные для него, поскольку он был купцом, а не профессиональным солдатом [Greene, 1977]. В последнем замечании автор противоречит сам себе, поскольку страницей раньше указывает чин Кускова — лейтенант.

С искренним восхищением Ч. Грин пишет о мастерстве русских поселенцев: «Топор, напоминающий секиру, использовался и для рубки деревьев и для вытески изделий из дерева, мастерство людей было изумительным. По истечению всех этих лет бревна бастионов прилегают так плотно друг к другу в углах, где они не подверглись гниению, что не пройдет и лезвие перочинного ножа, а поверхности первозданно ровны. Большая обстоятельность присуща всей их работе». Упоминает автор и огромный, когда-то хорошо ухоженный яблоневый сад, где любили гулять русские офицеры с женами. В публикации 1937 г. А. П. Фарафонтова, американца русского происхождения, председателя делового комитета по созданию из Форта Росс памятника русским в Америке, даже указывается, что «калифорнийская яблоня пошла из Форта Росс» [Фарафонтов, 1937].

В 1896 г. появляется небольшая книга Р. А. Томпсона (R. A. Thompson), названная «Русское поселение в Калифорнии, известное как Форт Росс, основанное в 1812, упраздненное в 1841 г., или Почему русские пришли и почему они ушли» [Thompson, 1896]. Во многом повторяя сведения статьи Грина, автор дает более полные и обширные сведения по политическому и экономическому положению на американском континенте, указывает причины упразднения форта. Любопытной деталью являются сведения по топонимике поселения, которому первоначально русскими было присвоено название Росс, испанцы же называли его Эль Фуерто де Лос Русос или Фуерто Русо, а американцы, затем поселившиеся в Калифорнии, стали называть его Форт Росс. Несколько настораживает название, по мнению автора, данное русскими, необычностью своей формы. Но в книге Н. Юбанк (N. Eubank) можно найти уточнение, что название, данное поселению И. Кусковым, звучало, как Форт Русс или Форт Русский [Eubank, 1973], к сожалению, это единственное в названной книге упоминание о русской крепости.

Публикация Ф. Хатч (F. Hatch) посвящена присутствию русских в Калифорнии, в ней есть и страницы, рассказывающие о Форте Росс [Hatch, 1922]. Автор кроме исторических описаний дает зарисовки современного ему состояния окрестностей и зданий крепости.

В уже упоминавшемся издании А. П. Фарафонтова, представляющем собой альбом, изданный с большой любовью к 125-летнему юбилею русской крепости, собраны фотографии и рисунки, на которых показан внешний вид зданий форта, среди которых имеются и очень редкие. Большую ценность представляют рисунки неизвестного автора, на которых изображена крепость в ее первоначальном виде [Фарафонтов, 1937].

В 1976 г. выходит в свет перевод на английский язык записок Кирилла Хлебникова, приказчика Русско-американской компании, работавшего с руководством Форта Росс. Большая часть записок посвящена таким поселениям русских, как Новоархангельск (Ситка) и Павловск, но некоторое внимание он уделяет и Форту Росс. В основном, автор описывает взаимоотношения русских с алеутами, креолами и индейцами, приводит обширные статистические сведения о населении, наличном имуществе, урожае. В книге опубликован незавершенный рисунок И. Вознесенского, изображающий вид на крепость (1840-е гг.) [Khlebnikov, 1976].

В начале 1990-х гг. издается исследование коллектива авторов, посвященное археологии и этнической истории Форта Росс [Lightfoot, Wake, Schiff, 1991]. Ученые поставили целью изучение культурного взаимовлияния русского и местного населения, для достижения чего они использовали сведения, собранные как их предшественниками, так и ими самими. Им удается показать, что некоторые виды работ, о которых сложилось мнение, что их выполняли русские, кому приписывалось исключительное мастерство, могли выполняться и алеутами, и креолами. Среди этих работ можно назвать, например, литейное и кузнечное. Авторы рассмотрели роль местного населения в полиэтничном сообществе, созданном в XIX в., определили области преимущественного проживания представителей тех или иных этнических групп, их роль в общественном разделении труда.


Случайные файлы

Файл
309.doc
69074.rtf
161939.rtf
169779.rtf
60075.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.