Преступления, совершенные в состоянии аффекта (32475)

Посмотреть архив целиком














Преступления, совершенные в состояние аффекта


УК РФ предусмотрел два специальных состава «извинительных» для преступлений, совершаемых под влиянием сильного душевного волнения,- «убийство, совершенное в состоянии аффекта» (ст.107) и «причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта» (ст.113). Анализ названия и текста обоих статей дает основания полагать, что наименование «внезапно возникшее сильное душевное волнение» и «аффект» используются как синонимы.

Понятие «сильное душевное волнение» появилось в российском Уголовном Уложении в 1903г. взамен прежнего, выполнявшего аналогичные функции, - «запальчивость и раздражение». В литературе отмечалось, что данное терминологическое изменение было во многом обусловлено научными достижениями на рубеже 19-20 веков, прежде всего в психологии и физиологии. Несмотря на это, новое понятие долгое время оставалось вполне обыденным, а его содержание рассматривалось в духе общекультурных представлений своего времени на уровне здравого смысла. Таким его восприняло и советское законодательство.

Долгие годы большое внимание уделяли признаку «внезапности возникновения», трактуемому сугубо хронологически. Наличие «внезапности» за душевным волнением признавалось лишь тогда, когда разрыв во времени между неравноправными действиями потерпевшего и спровоцированного ими преступления либо отсутствовал, либо был незначителен.

Слово «сильное» служит показателем того, что возникающие у виновного душевое волнение должно быть выраженным, интенсивным и нарушать нормальную психологическую регуляцию поведения. Но она не должна быть столь высокой, чтобы полностью исключать способность лица к осознанию своих поступков и к руководству ими.

По каким признакам можно было бы раскрыть содержание слова «сильное»? Как именовать эти признаки? Чем вообще надлежит измерять интенсивность, «силу» душевного волнения на уровне обыденных представлений и здравого смысла?

Несмотря на это понятие сильного душевного волнения, считалось достаточно очевидным и понятным следователям, прокурорам, судьям и др. участникам уголовного процесса.

Так, в Комментарии к УК РСФСР 1926г., изданном в 1944 нет никаких разъяснений по поводу содержания этого понятия. Авторы сочли подобные разъяснения излишними ввиду полной ясности самого предмета.

Подтверждению этому служит следственная и судебная практика 40-70х годов. В оценках эмоционального состояния обвиняемого следствие и суд опирались на две группы обстоятельств:

  1. внешне наблюдаемые признаки поведения обвиняемого в момент совершения им преступления, установленные в ходе следственных и судебных действий,- внешний вид, двигательная активность, особенности речи, мимики и пр.

  2. переживаемые обвиняемым ощущения, о которых он мог сообщить в своих показаниях.

Эти ощущения обычно выражались словами: «очень смутно помню случившееся», «всё было как во сне», «во мне будто что-то сорвалось» и т.п. все относящиеся к установлению сильного душевного волнения обстоятельства, в том числе признак внезапности выявлялось следствием и судом самостоятельно с опорой на свои профессиональные знания и здравый смысл.

Позднее в трудах уголовного права категорию внезапно возникшего душевного волнения всё чаще стали сопоставлять с психологическим понятием «аффект», которому свойственны такие признаки, как внезапность возникновения, взрывной характер эмоциональной разрядки, специфические и глубокие психологические изменения, остающиеся, тем не менее, в пределах вменяемости.

В итоге во второй половине 70х годов во многих юридических и судебно-психологических работах «внезапно возникшее сильное душевное волнение» по своей содержательно-психологической стороне стали равнять с «физиологическим аффектом». Этот термин призван для разграничения двух юридически значимых аффектов - патологическими и непатологическим.

Разработка непатологического аффекта велась очень интенсивно в отечественной судебной психологии. В ходе исследований выявлялись и уточнялись его признаки, разновидности, стадии и прочее. В итоге оно насыщалось сложным психологическим содержанием. И уже в последних изданиях можно насчитать 8 диагностических признаков. Такое развитие проблемы поставило вопрос о необходимости проведения судебно-психологической экспертизы.

Эксперты-психологи стали привлекаться к установлению физического аффекта еще в 60-е гг.

Со временем число экспертиз возрастало, и ныне случаи, когда вопрос о наличии физиологического аффекта решается с помощью психологической экспертизы, количественно не уступают случаям традиционного решения данного вопроса неэкспертным путем.

В настоящее время состояние "внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта)" устанавливается как с помощью судебно-психологической экспертизы, так и без нее - самостоятельно следователем, судом. Причем выбор способа установления -"экспертный" либо "неэкспертный" -подчас произволен. В сложившихся условиях сама законодательная терминология - "внезапно возникшее сильное душевное волнение (аффект)" - невольно становится символом этой противоречивой двойственности и может трактоваться различно - и как строгое научно-психологическое понятие, воспринятое законом, и как законодательное понятие, содержание которого может быть раскрыто в категориях рационализированного здравого смысла.

Психологическая экспертиза нуждается в унификации методов и критериев, по которым аффект устанавливается экспертным путем. Эту задачу можно решить с помощью методического документа, утвержденного Минздравом РФ и Минюстом РФ, т. е. ведомствами, имеющими в своих судебно-экспертных учреждениях экспертов-психологов.

Аффект как особое эмоциональное состояние в рассматриваемой уголовно-правовой норме (ст. 107 УК РФ) является центральным звеном, определяющим содержание, характер и иные особенности всех элементов и признаков данного состава преступления. Особо такое его влияние проявляется в субъективной стороне преступления. Прежде всего, эмоциональное состояние сказывается на формировании и реализации преступного умысла. Для квалификации деяний, предусмотренных ст. 107 и 113 УК РФ, большое значение имеет анализ субъективной стороны. Некоторые авторы выделяют особый "аффектированный умысел", который возникает и реализуется в состоянии аффекта, носит на себе его отпечаток. Что же касается вида "аффектированного умысла", то в науке предлагается в каждом конкретном случае исходить из фактических обстоятельств дела и допускается, что аффектированное преступление может быть I совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. В психологии же подчеркивается, что в состоянии аффекта действия человека носят целенаправленный характер, т. е. имеет смысл | говорить лишь о прямом умысле в аффектированных преступлениях. В ст. 107 УК РФ прямо определена форма вины — умысел. Некоторые криминалисты характеризуют его как аффектированный. Умысел на убийство возникает в тот момент, когда субъект уже находится в состоянии аффекта. Умысел возникает в аффекте и изживает себя вместе с ним.

Некоторые авторы, отождествляют понятия "мотив" и "аффект".

Несмотря на их сходство, с данной позицией нельзя согласиться. Мотив - это побудитель активности, а аффект - эмоциональное состояние, под влиянием которого формируется побуждение.

Остается проблематичным вопрос о характере мотива аффективного преступления. Одни считают мотивом этих действий месть. По мнению других, мотивом преступного поведения является обида. Обиду нельзя считать мотивом преступления, поскольку это чувство, эмоция. Такие эмоции, как радость, страх, обида, гнев определяют эмоциональное состояние субъекта, и в этом качестве составляю «фон» мотивации. Оказывая сильное влияние на процесс мотивации, эти «фоновые» эмоции сами мотивами не являются, поскольку не отражают интересы действующего лица. Убийство в состоянии сильного душевного волнения совершается не по мотиву гнева, а из мести в гневе. Таким образом, учитывая изложенные можно сделать вывод, что основным, доминирующим, мотивом аффективного преступления является месть. Месть за причиненную обиду, зло.

Ревность также рассматривается как один из возможных мотивов аффективного убийства. Однако существует мнение, что убийство из ревности есть частный вид проявления мести в преступлениях против жизни.

Помимо состояния аффекта законодатель при конструировании ст. 107 и 113 УК РФ в качестве привилегирующего признака предусмотрел отрицательное поведение жертвы. Провоцирующие действия потерпевшего должны, во-первых, свидетельствовать об извинительном характере возникшего аффекта, а во-вторых, быть способными вызвать такое состояние.

  1. Наиболее распространенным на практике видом провокационного поведения потерпевшего является насилие.

В теории уголовного права принято выделять два вида преступного насилия: физическое и психическое. При этом под физическим насилием, на наш взгляд, следует понимать удары, побои, истязания, причинение вреда здоровью различной степени тяжести, насильственное ограничение свободы, изнасилование и т. д. Психическое насилие выражается в угрозах причинить человеку физический или имущественный вред. В числе признаков угрозы следует особо выделить ее реальность и непосредственность. Анализ уголовных дел показал, что аффектированным преступлениям предшествовали угрозы физической расправы в отношении виновного или его близких (14 %), угроза уничтожения имущества (1,6%) или распространения конфиденциальных сведений (1,2%).


Случайные файлы

Файл
20246-1.rtf
153152.rtf
61266.rtf
124353.rtf
32229.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.