Конкуренция в приграничном регионе (28043-1)

Посмотреть архив целиком

В.А. Попков

Конференция - Геополитические и геоэкономические проблемы российско-украинских

отношений (оценки, прогнозы, сценарии) - 22-24 января 2001 г



Конкуренция в приграничном регионе



Территория Центрального Черноземья отличается не только своеобразием и многочисленностью приграничных особенностей географического положения, которые нельзя определить однозначно, но и высокой напряжённостью протекания конкуренции в природных, социально-экономических пространственных системах и расселении. История развития региона свидетельствует о многоуровневой и разнообразной борьбе за жизненное пространство (территорию), которая проявляется как в “темпераментной” неживой, так и живой природе, в изменениях как государственных, так и региональных границ, образованных не без участия человека, который может использовать преимущества своего приграничного положения с близлежащими странами (Украиной, Белоруссией и др.), а также экономически развитыми областями Центральной России. Здесь раньше других территорий может реализовываться потенциал внешних географических факторов развития, в том числе интеграционных преимуществ для улучшения территориальной организации хозяйства, что будет способствовать более быстрому преодолению стадии социально-экономического кризиса и повышению уровня и качества жизни населения региона.

Конкуренция лежит в основе существования и эволюции природных территориальных систем, но и движущей силой пронизывающей все сферы деятельности человека, его хозяйство и социокультурную часть. В условиях Центрального Черноземья наиболее важно исследование конкуренции промышленности и сельского хозяйства за его земельные и водные ресурсы. Сельскохозяйственное производство не может составить серьёзную конкуренцию промышленности и транспорту (по вертикали) без государственной поддержки, не только в борьбе за землю и водные ресурсы, но и другим сельскохозяйственными регионам (по горизонтали).

Вероятно, в ближайшем будущем, после того как в новых условиях рыночные отношения стали давать сбои в промышленно развитых странах, и это уже поняли на Западе, региону, как и стране в целом, предстоит пройти путь конвергенции социализма и капитализма. Опыт высокой роли государства, плановости экономики, общественных форм организации труда, социальной политики и практики ещё не утерян, а “опыт дикого капиталистического рынка” в значительной степени приобретён. Скандинавские страны, а также Китай и Вьетнам уже встали на путь соревнования этих противоположных форм. Франция и Япония используют аналогичные подходы при организации общества. Вероятно, что очистительный по своей природе, но стихийный дикий рынок уступит место периодически устойчивым и регулируемым государством социально-экономическим системам с гармонично и сопряжено развивающимися с ними природным экосистемам.

В течение всей истории развития сельского хозяйства и промышленности Центрального Черноземья велась конкуренция этих отраслей деятельности человека за определённое использование земельных и водных ресурсов. Первоначально эти противоречия были незначительны и не вызывали тех проблем, которые существуют в настоящее время (нерациональное использование земель, деградация чернозёмов, дефицит воды -- в особенности чистой, загрязнённость поверхностных и подземных вод и т.д.). Сельскохозяйственное использование земель всегда имело приоритетное экономическое значение в жизни человека, за исключением самого раннего периода его развития. Оно отличалось также и наибольшим распространением по территории из всех отраслей хозяйства. Население с древности широко использовало ресурсы пресной воды для своих потребностей, в первую очередь в качестве питьевой, значительно раньше, чем земли для сельскохозяйственного производства. Первоначально удовлетворялись свои непосредственные жизненные и бытовые нужды (для питья, приготовления пищи, умывания, купания, стирки и т.д.). Позднее естественные и искусственные водоёмы уже предназначались для водопоя домашних животных, разведения домашней водоплавающей птицы и полива сельскохозяйственных растений.

С развитием ремёсел, а затем и промышленности, особенно в период возникновения свёклосахарного производства в начальный капиталистический период, стали возникать первые признаки обострения конкуренции, которые выразились в борьбе за землю и воду, так как для нормального функционирования свёклосахарных заводов необходимы огромные площади лучших пахотных земель - под выращивание сахарной свёклы и чистая вода - в целях производства сахара-песка, и особенно для получения рафинада. Экологическим стабилизатором выступали естественные ландшафты, в первую очередь лесные массивы, значительно уменьшившиеся по площади в большинстве местностей региона, вследствие того, что всё чаще стали исполнять роль “заложников” конкурирующих отраслей хозяйства и систем расселения. Аналогичную роль стали выполнять и водоёмы, но особенную на разных уровнях интенсивности их хозяйственного использования. Поля инфильтрации сахарных заводов сильно изменили современный ландшафт.

В настоящее время промышленность района в структуре совокупного общественного продукта составляет около 60%. Промышленный комплекс региона представлен широким кругом взаимосвязанных отраслей и производств, где наибольшее развитие получили машиностроение и металлообработка, черная металлургия, химическая и пищевая промышленность, на долю которых приходится более 75% промышленной продукции. На машиностроение, чёрную металлургию и электроэнергетику приходится более половины общего объёма промышленного производства. Производственные нужды обслуживают электроэнергетика, лесозаготовительная промышленность, ремонт машин и оборудования, промышленность строительных материалов (стеновые, нерудные, сборных железобетонных и бетонных конструкций и др.). Многолетняя ускоренная индустриализация во многом изменила хозяйственный профиль района, но хозяйство не потеряло своей аграрной специфики. Доля региона в производстве промышленной и сельскохозяйственной продукции Российской Федерации составляет соответственно 3,8 и 7,5 % (14).

В постсоциалистический период наблюдается размывание сложившейся ранее специализации, вследствие резкого снижения общих объёмов производства в сельском хозяйстве и промышленности (социалистический период хозяйствования требует специального и углубленного исследования, переосмысления). Специализация уже не навязывалась жёстко директивным путём, напротив, проявились перегибы в другую сторону в виде отсутствия необходимого административного контроля, что привело к дезинтеграционным экономическим процессам. Многие массивы земель заброшены, что можно оценивать весьма неоднозначно. Обрабатываемых в настоящее время земель вполне достаточно чтобы прокормить население, но при условии улучшения культуры возделывания на них сельскохозяйственных растений и применения соответствующих способов разведения сельскохозяйственных животных. Оставшаяся невозделанной часть земель, первоначально зарастает, а затем самопревращается в своеобразный естественный буфер, который смягчает резкие колебания в развитии природных экосистем, неоднозначно влияющих на функционирование близлежащих агроэкосистем. Активизирующиеся командно-административные, а порой и военно-полицейские методы решения экономических и политических, экологических, а порой и боевыми военными способами проблем на региональном и локальном уровнях без фундаментальных комплексных территориальных исследований могут только значительно их обострить. В переломный период переориентации дезинтеграционных процессов в интеграционные особенно важно согласовывать данные вопросы со специалистами по комплексным территориальным проблемам.

Регион во многом утратил способность ритмично развиваться в современных динамичных рыночных условиях за последнее десятилетие в ходе нарушения своей эволюции, в отличие от поступательного консервативного и многовекового опыта хозяйствования в условиях конкуренции со стороны западноевропейских стран, равных или уступающих по территории и населению Центральному Черноземью. Большинство территориальных проблем района обусловлены экономико- и эколого-географическими особенностями использования земель и организации территории, главными из которых являются преимущественно сельскохозяйственная и горно-добывающая, металлургическая направленность хозяйства, опирающиеся на земельные, минеральные, водные и частично на лесные ресурсы.

Земельные ресурсы региона составляют около 1% земельного фонда России (почти 17 млн. га). На земли коллективных и фермерских хозяйств приходится более 88%, 8% принадлежит Гослесфонду и 3,5% - Госземзапасу, Госводфонду, населённым пунктам, промышленности, транспорту и другим несельскохозяйственным пользователям. Среди экономических районов удельный вес пашни в структуре сельскохозяйственных угодий района самый высокий (более 82%). Сенокосы занимают 3,9%, пастбища - 12,8% и многолетние насаждения - 1,2% сельскохозяйственных угодий. Высокая интенсивность сельскохозяйственного использования территории (распаханность составляет 60%) не только исключает возможность расширения пашни за счёт других угодий, но и предопределяет сокращение худших пахотных земель и перевода их в другие виды использования с одновременным усилением рациональности использования лучших.

Рост площади нарушенных земель в регионе, вызванный интенсификацией производственной деятельности человека в процессе научно-технического прогресса, порождает не только проблему восстановления природных ландшафтов как естественной основы развития сельскохозяйственного производства и промышленности, но и существования самого человека. Особенно сильному разрушительному воздействию подвергаются участки земель, на которых ведётся добыча железных руд, строительных материалов (строительный песок, известь, мел, мергель, глина и др.), торфа и возводятся предприятия по переработке минерального сырья, прокладываются новые транспортные магистрали (особенно нефте- и газопроводы), создаются водохранилища, ведётся интенсивное сельскохозяйственное производство в сильно пересечённой местности.

Значительными площадями нарушенных земель выделяются западные районы Центрального Черноземья. Например, у 285 землепользователей Курской области, площадь которых составляет 14 тыс.га, в т.ч. отработанных и нуждающихся в восстановлении (рекультивации) 3,8 тыс.га, снижает хозяйственный потенциал в целом, в частности сельскохозяйственного производства. Основные площади нарушенных земель приходятся на Михайловский ГОК - 6,1 тыс.га (45 %), предприятия ГТПП "Курсктоппром" 0,9 тыс.га (7 %) и землепользователей сельскохозяйственного производства 3,6 тыс.га (26%). За последние 10 лет Михайловским ГОКом нарушено 1786 га, из них 1104 га отработано и 301 га рекультивировано. В связи с сокращением в последние годы объемов добычи полезных ископаемых, начали уменьшаться и площади нарушенных земель (в последние два года наметилась тенденция расширения производства). Так, если в 1989 году было нарушено 140 га, в 1995 г. - 103 га , то в 1998 г. - 22 га. Нарушенные земли (“больные земли”) являются наиболее подходящей моделью для изучения нормальных природных и социально-экономических явлений. Перспективными методами борьбы с эрозией и нарушениями земель представляются разработки основанные на использовании природных закономерностей, саморегулировании регенеративных процессов, к чему обязывают и сокращающиеся объемы рекультивации нарушенных земель человеком в результате уменьшения финансирования подобных работ. Если в 1995 г. рекультивировано 50 га, то в 1998 г. объемы сократились вдвое и составили 25 га. Отведенные Михайловскому ГОКу земли на площади 1320 га под затопление хвостохранилища не были освоены, так как, с целью уменьшения пылящих "пляжей" на хвостохранилище, МГОК выполнил наращивание дамбы. В связи с этим в 1998 г. 1320 га выведены из нарушенных земель в прежний вид угодий.

В результате самозарастания торфовыработок древесно-кустарниковой растительностью 294 га, принадлежащие предприятиям ГТПП "Курсктоппром", выведены из нарушенных земель. Эти процессы условно можно назвать саморекультивацией, наряду с рекультивацией в ходе целенаправленной деятельности человека.

По своей сути эти процессы можно представить в виде очень сложной межотраслевой и внутриотраслевой конкуренции в определённой природной среде. С одной стороны - человека и отраслевых хозяйственных систем с природными экосистемами, а с другой - межотраслевое соперничество за землю и воду в сочетании с внутриотраслевой конкуренцией.

Интенсивные горнодобывающие работы вызывают негативные природные процессы антропогенного характера, связанные с понижением уровня подземных вод, что, в условиях недостаточности обеспечения региона водными ресурсами, ещё более их обостряет.

Центрально-Чернозёмный экономический район выделяется недостаточным уровнем обеспеченности водными ресурсами. Суммарные водные ресурсы 95% обеспеченности исчисляются в 10 км3/ год, в т.ч. запасы подземных вод - 1,6 км 3/год. В засушливые годы объём водных ресурсов уменьшается на 1 км3 52 тыс. м3 и обеспеченность водами местного стока колеблется от 71,7 тыс. м3 в Курской (1440 м3 на душу населения), в Воронежской до 37,9 тыс.м3 (900 м3 на душу населения). В регионе насчитывается свыше 5 тыс. рек, а средняя густота речной сети составляет 0,22 км на 1 км2. Реки преимущественно мелкие, длиной менее 10 км. В речном транспорте широко используется только Дон, а остальные, менее крупные реки, имеют местное транспортное значение. Удовлетворение потребностей промышленности, сельского хозяйства, а также других отраслей могут рассчитывать лишь небольшие территории в бассейнах рек Дон (без бассейнов реки Воронеж с городами Липецк и Воронеж), Сейм - на западе Курской и Цна - на севере Тамбовской области. Поверхностные воды сильно загрязнены промышленными отбросами (металлургических, химических и пищевых) и коммунальными стоками, а также сельского хозяйства.

Развитие промышленности и сельскохозяйственного производства, рост численности городского населения за последние 15 лет обусловило увеличение

водопотребления почти в два раза. На долю Воронежской области приходится 46%, Липецкой - 17%, Белгородской - почти 13%, Курской - 12% и Тамбовской области - почти 12% общего объёма водопотребления региона.

Территория Центрально-Чернозёмного района становится ареной всё более острой конкурентной борьбы промышленности с сельским и лесным хозяйством за земельные и водные ресурсы. В условиях неожиданно образовавшейся приграничности эти вопросы ещё более усложняются. По существу, их можно отнести к территориальным и отраслевым напряжениям, которые возникают на линиях соприкосновения Центрально-Чернозёмного экономического района России с другими её регионами и Донецко-Приднепровским районом Украины, горно-добывающей промышленности с сельским и лесным хозяйством в условиях острой необходимости ограничения процессов разрушения земель и ликвидации дефицита водных ресурсов. Данные проблемы носят, в конечном итоге, общечеловеческий характер, связанные с удовлетворением жизненных потребностей человека и сохранением среды его обитания. Проблемы конкуренции в связи с приграничностью и, собственно, границами (барьерами), которые объективно возникают или субъективно воздвигаются в человеческом обществе, что бы разделить и оконтурить принадлежащие государству, экономическому району или отдельному человеку земли, актуальности не теряют. При рассмотрении данных вопросов нельзя обойти представления об использовании земель и организации территории, сложившиеся в науке к настоящему времени, условия и факторы, влияющие на стабильность или нестабильность её развития, а также пути решения (смягчения) конфликтных ситуаций в ходе нарастающей конкуренции. Российско-украинская граница, разделяющая с более благоприятными агроклиматическими условиям и “богатыми” ресурсами Украину, но более “бедную” в экономическом отношении страну, и относительно “благополучную” Россию, является одним из существенных факторов в настоящее время, оказывающим влияние на развитие приграничных территорий.

Данные проблемы связаны с процессами регионального развития, ролью эколого-географических основ использования земель в формировании решений, принимаемых в области организации территории. В слово территория вкладывается значение, имеющее географический смысл. Оно отличается от юридического, когда территорией называют только землю, принадлежащую данному суверенному государству (например, Северная территория в Австралии). В более узком смысле этого слова обозначаются области не обретшие полного статуса по сравнению с другими частями государства (Аляска до 1959 г., когда она стала 49 штатом США). Здесь оно употребляется в более широком (географическом) смысле (близким с биологическим) и обозначает любые земельные пространства, которые кому-то принадлежат и могут быть так или иначе определяться или отграничиваться. Слово “граница” означает пределы такой территории. Право собственности на землю (территорию) в обществе часто устанавливается законом и является формальным, где, например, хозяин может на законном основании владеть тем участком земли на котором расположен его дом, а государство своими землями. В случае ненадёжности права собственности, границы сохраняются путём демонстрации силы. Данные биологов свидетельствуют о сходстве многих сторон проблемы права собственности на территорию в животном мире и у человеческого общества. И в первом и во втором случае границы могут быть обозначены “хозяином” (символами - у птиц, метками - у собак и др.) и реально существующими в природе или в обществе объектами (реками, ручьями, горными хребтами, оврагами, транспортными магистралями, пограничными знаками и т.д.), которые неформально строго фиксируются и охраняются. Поверхность территории (и акватории водохранилищ тоже) покрыта сложной сетью разнообразных границ. Географы имеют комплексные представления о территориальных пределах и создании справедливой, действенной и устойчивой системы территориальной организации.

Искусственность государственных границ обнаруживается при исследовании потребностей людей на межличностном уровне и экономических потребностей стран в целом, которые “разрывают” и “размывают” границы государств. Если границы проведены с учётом объективных факторов, то при ликвидации формальных обозначений границ, сдерживающих потребности, они остаются в сознании людей, как реально существующие. Тогда исчезает необходимость обустраивать границы и тратить огромные средства на содержание последних. Конечно, более многочисленные, агрессивные и сильные народы могут расширить территории своего проживания естественным путём. Украина имеет значительно большую плотность географических возможностей наращивания высоких темпов развития экономики в силу своей компактности и высокой плотности населения, в отличие от разбросанности и “рыхлости” территории Российской Федерации. Но эти преимущества в значительной степени не реализуются и вопросы политической, экономической и территориальной организации остаются во многих случаях нерешенными. Право утверждать за собой тот или иной участок земли человек прибегает к различным способам, в т.ч. сходным с теми, которые используют животные, не смотря на то, что он обладает специфическими особенностями, главные из которых - способность мыслить и заниматься наукой, культурой и техникой, но главная заключается в способности решать острые территориальные конфликты политическим путём. Лидеры и политики государств обширных территорий способствуют удерживанию и организации их административными методами, нередко прибегая к военной силе. Очевидно, в решении названных проблем должны лежать действительные жизненные потребности людей региона, которые помогает реализовать президентская власть, государственный аппарат. Точки зрения аппаратных работников, населения больших городов (Москвы, Санкт-Петербурга и др.), других категорий населения и местного жителя по вопросам обеспечения населения продуктами питания, промышленности сырьём и сохранения природной среды, часто не совпадают. Рассмотренные точки зрения и другие виды соперничества, можно обозначить территориальными (региональными) противоречиями, конфликтами в борьбе за первейшие условия существования - жизненное пространство и питание, которые часто разрешаются в ходе кризисов. Если в основе организации территории будет лежать более полный учёт особенностей развития естественных процессов самоорганизации на локальном уровне, то они приобретут впоследствии региональный характер.

Большей сложностью отличается отраслевая (точнее межотраслевая) конкуренция, которая включает в себя и территориальный аспект, так как вне пространства она просто не существует (исключение в некотором роде составляет такая отрасль как информационные системы - сети, когда для размещения информации не требуется часто территории, но которые вмещают огромный объём информации о ней). Напротив, наибольшая естественная зависимость от территориального фактора и водных ресурсов сельского хозяйства, чем промышленности, так как его нельзя остановить в ходе уже осуществляющегося производства в силу его двойственности: природной (костной и биологической, то есть неживой - почв и др., и живой его частей - сельскохозяйственных растений и животных) и социально-экономической (живой части - человека, сельских жителей, также требующих пространства и пресной воды, и неживой - овеществлённого труда в механизмах, орудиях труда и капитальных строениях и пр.). Исключительно большая зависимость сельского хозяйства от территориального фактора, точнее от дифференциации жизненного пространства по агроклиматическим условиям существования и обеспеченности земельными и водными ресурсами растений, животных и человека, сказывается на внутриотраслевой конкуренции, которая требует отдельных углубленных исследований.

Межотраслевая конкуренция находит своё выражение в соперничестве предприятий промышленности и сельского хозяйства за получение более высокой прибыли на свой капитал, за земельные и водные ресурсы. Внутриотраслевая конкуренция проявляется между товаропроизводителями в промышленности и сельском хозяйстве за наиболее выгодные условия производства и сбыта, в извлечении прибыли на вложенный капитал (сверхприбыли) в процессе использования природных ресурсов. Природные условия и ресурсы определяют не только сельскохозяйственную и промышленную деятельность, но часто и направления и методы рекультивации, формы использования земель после рекультивации. В ряде стран на восстановленных землях создаются лесонасаждения, увеличиваются рекреационные ресурсы и пастбища (США), а также целые рекреационные зоны, ведётся промышленное и гражданское строительство, реже сельскохозяйственное использование (Великобритания).

В Центральном Черноземье, как и в стране в целом, большое значение придаётся комплексному восстановлению рекультивируемых земель: в т.ч. сельскохозяйственному их освоению (преимущественно под пашню), лесоразведению различного назначения, строительства и использования их в рекреационных и санитарно-гигиенических целях.

В Германии акцент делается на многоцелевое использование нарушенных земель и формированию на них экологически сбалансированных участков ландшафта. Методы учёта и классификации нарушенных земель, критерии оценки ущерба, наносимого природным комплексам и приёмы оптимальной организации рекультивационных работ, накопленные в промышленно развитых зарубежных странах полезно использовать на практике в регионе. Исследования показывают, что наибольшую экономичность и эффективность рекультивация будет иметь лишь в случае признания её в качестве конечного звена в технологическом цикле соответствующих предприятий.

Большой опыт по восстановлению земель, повреждённых промышленной деятельностью, накоплен в Великобритании, где существовали проблемы “с долгой и поучительной историей возникновения нарушенных земель и со значительно более короткой, но не менее поучительной историей их восстановления” (К.Уоллворк, 1979). Характер сложившегося в Великобритании за 200 лет отношения к земельным ресурсам существенно изменяется под влиянием конкуренции за землю и воду между промышленностью и сельским хозяйством, что предопределяется современными экономико-географическими процессами, пронизанными соперничеством за пространство и ресурсы. Нарушенными землями в Великобритании считаются: 1. Фактически нарушенные (extant dereliction) - земли которые в настоящее время полностью или частично повреждённые в результате горнодобывающей и перерабатывающей промышленности, а также строительства (дополнительных пояснений данная категория не требует); 2. Потенциально нарушенные (potential dereliction) - земли, которые после прекращения их нынешнего использования перейдут в категорию нарушенных, если не будут проведены восстановительные работы. Эта категория земель выглядит менее определённой, т.к. включаемые в неё земли необязательно должны перейти в категорию нарушенных, но может и произойти, если не будут рекультивированы. Есть земли которые не учтены в определении, но которые могут стать местом развития нарушений (где прекращена горнопромышленная деятельность), а также территории занятые заброшенными транспортными сооружениями. Потенциально нарушенные земли - наиболее вероятные в будущем очагами нарушений (терриконы, карьеры, горные выработки). Неразумно относить к разряду нарушенных участки железных дорог и гидротехнических сооружений, если они эксплуатируются теми видами хозяйственной деятельности, которые не принадлежат к источникам потенциальных повреждений. 3. Частично нарушенные (partial dereliction): а) регрессивный вариант - земли, которые были нарушены и перешедшие в новую форму использования без рекультивации; б) трансгрессивный вариант - земли, подвергающиеся нарушению и если на них не будут проведены восстановительные работы, то перейдут в нарушенные в ходе использования их для различных нужд. Данная категория земель связана с двумя сторонами проблемы нарушений. Во-первых, она охватывает земли, находящиеся на начальных стадиях деградации (просадочные воронки над подземными выработками). Во-вторых, сюда входят местности, которые, будучи опустошены промышленностью, затем нашли себе новое применение без каких-либо предварительных мелиораций, которое может оказаться удачным, но не тем, которое могло бы быть здесь после рекультивации. Этот регрессивный вариант выглядит безобидным на фоне множества форм нарушенных и непригодных для освоения земель. Но эти земли также являются составной частью общей системы нарушенных территорий и должны быть зафиксированы. В данном исследовании не рассматриваются сельскохозяйственные земли, низкая продуктивность которых связана с плохим ведением хозяйства, заболоченные или частично вырубленные лесные угодья, а также временно пустующие территории в черте города. Исключены также из рассмотрения незанятые земли, находящиеся в ведении министерства обороны, в связи с неопределённостью их дальнейшего использования.

В условиях Центрального Черноземья к нарушенным землям следует относить и участки потерявших сельскохозяйственную продуктивность вследствие интенсивной хозяйственной деятельности и, как следствия, развития эрозионных процессов. Не должны исключаться также из рассмотрения незанятые земли, в связи с неопределённостью их дальнейшего использования и часто нарушенные земли, находящиеся в ведении Министерства обороны России. Целесообразность естественной регенерации подобных земель в условиях социально-экономического кризиса особенно очевидна. Можно предположить, что сложившееся использование земель Центрального Черноземья в прошедшем столетии должно также измениться в скором времени в связи с коренными преобразованиями в социально-экономической сфере Российской Федерации и развитием различных видов конкуренции в условиях проведения земельной реформы .

Нарушенные земли, например в Великобритании, официально определены как “территории, которые столь значительно повреждены промышленной и прочей деятельностью, что они не поддаются рентабельному использованию без предварительного восстановления”. Такое определение требует дополнения в том, что ущерб землям наносится либо хозяйственной деятельностью, либо её прекращением (например в сельском хозяйстве) и что повреждённая тем самым земля непригодна для рентабельного использования без мелиорации. В целом же такая расширенная трактовка понятия “нарушенные земли” близка автору настоящего исследования.

За последние десятилетия в Центральном Черноземье получил большое распространение открытый способ добычи железных руд и строительных материалов, в т.ч. на местном, трудно поддающемуся строгому контролю и учёту, уровне. Основное внимание традиционно уделяется карьерам и часто остаётся в стороне проблема отвалов вскрышных пород, образующихся при открытых горных разработках и играющих существенную роль в загрязнении окружающей среды, особенно если в отвалах содержатся токсичные породы. Проблема проседания земной поверхности над сравнительно неглубокими выработками рассматриваются как неизбежное следствие подземной добычи полезных ископаемых, которое можно только уменьшить. Полезен зарубежный опыт, например Польши, по вопросу охраны городских строений от повреждений в результате просадок над подземной добычей угля, а также других стран Восточной Европы, особенно по преодолению трудностей предотвращения нарушений вызванных загрязнением отходами перерабатывающей промышленности из-за невозможности учёта размера отходов предприятий и частного характера производства. Однако и при плановой организации экономики, как показала жизнь, образуются заброшенные железные дороги, аэродромы и др., а потенциал более рационального использования общественных средств часто не реализуется.

При возникновении частной собственности на средства производства в нашей стране овладение методикой анализа оценки ущерба от нарушения земель с определённой спецификой в методах расчёта и особенно в определении источников и порядка финансирования рекультивационных земель представляет интерес для науки и практики. Особый интерес имеет районирование территории по плотности размещения нарушенных земель и экономическим показателям затрат на рекультивацию. В Центральном Черноземье, как и в целом по нашей стране, так и в Великобритании, значительный рост нарушенных земель произошёл после второй мировой войны, как и интенсивное развитие работ по их рекультивации. В Центральном Черноземье сильное нарушение произошло в XIX в., о чём можно сделать вывод также и на основе изучения художественных произведений писателей и живописцев того времени, но особенно в послевоенные годы в ходе добычи железных руд и строительных материалов. Наиболее опасные нарушения связаны со складированием токсичных отходов металлургических и химических предприятий, а также АЭС. Рекультивация относится к комплексной эколого-географической проблеме и не сводящаяся только к приведению в порядок локальных участков сельскохозяйственных земель, но и естественных ландшафтов. Целесообразность восстановления нарушенных земель исходит не только из экономических соображений, но и из социальной, эстетической и экологической необходимости коренного изменения в лучшую сторону качества окружающей среды. Территориальная дифференциация государственных дотаций и целесообразность их выделения требуется не только для экологически неблагополучных районов, а в первую очередь для развивающихся сильных районов, способных взять в перспективе на себя компенсацию всех экологических затрат. Необходимо дальнейшее углубление исследований принципов исчисления расходов на рекультивацию земель, в том числе на те, которые восстанавливаются непосредственно в процессе её промышленного использования, но не входящие в категорию фактически нарушенных земель (карьеры, отвалы и т.д.). Это касается железорудных и гравийных карьеров, где рекультивация включается в технологический цикл.

В прямой постановке вопросы межотраслевой и внутриотраслевой конкуренции географы в большинстве своих работ часто не рассматривают и не употребляют этого термина. Однако мысли о борьбе за землю промышленности (горнодобывающей и перерабатывающей минеральное сырьё) с лесным и сельским хозяйством проходят через них сквозным стержнем. Выводы о том, что нельзя избежать нарушений земель простым запрещением эксплуатации месторождений часто звучат убедительно (К.Уоллворк,1979 и др.). Уменьшение степени повреждения земель возможно усовершенствованием технологии горных работ. При размещении подземных и открытых горных разработок необходимо опираться не только на экономические расчёты (и включение расходов на восстановление земель в стоимость конечной продукции), но и на сохранение и улучшение окружающей среды обитания человека.

Посвящённые нарушенным землям книги, можно считать произведениями о конечных результатах конкурентной борьбы горнодобывающей промышленности и предприятий по переработке минерального сырья с сельским и лесным хозяйством за землю. Результаты этой борьбы, например в Великобритании, оказались к 70-м годам ХХ столетия весьма печальными - десятки тысяч нарушенных земель (около 90 тыс. га). Нарушения земель - характерная черта ландшафтов индустриальных районов.

В районе Курской магнитной аномалии Центрального Черноземья наблюдается аналогичная картина. В конкурентной борьбе промышленность, как правило, одерживает победу над и сельским и лесным хозяйством за землю, вследствие преобладающего перелива капитала в эту отрасль хозяйства, обусловленное получением здесь наибольших доходов. В связи с данными вопросами весьма актуальными оказываются исследования “предпринимательского климата” территории. Предпринимательский климат региона представляет по своей сути концентрированное выражение природных условий и социально-экономических факторов необходимых для осуществления конкуренции (предпринимательской деятельности) в территориальных системах. Он представляет собой многогранную оценку природных условий и ресурсов, экономических, социальных и политических факторов, определяющих возможности и специфику ведения предпринимательской деятельности в регионе. Методы её анализа, как и региональной политики, социально-экономической ситуации можно использовать в различных регионах. Знание и использование на практике территориальных исследований по предпринимательскому климату способствует получению сверхприбыли (добавочной прибыли) хозяйствам, превышению (излишек) прибыли предприятий и монополий над средней прибылью.

Конкурентоспособность предприятий и отраслей проявляется в занимаемой и удерживаемой доле рынка, но не всегда определяется ею, как утверждают некоторые исследователи (Моисеева О.Г.,1999). Исключение может составлять начальный - “дикий” период его формирования. Она в конечном итоге определяется качеством продукции и соотношением с рыночной ценой, умением товаропроизводителя работать на “своего” потребителя. Доля рынка - обобщённый показатель конкурентоспособности, а увеличение продаж свидетельствует о повышении её, которая возрастает при соединении товаропроизводителей - фирм и оптово-розничной инфраструктуры по сбыту (посредников), часто заинтересованных более в получении прибыли от реализации импортной продукции, чем в развитии своего производства.

Горизонтальная интеграция способствует усилению конкурентоспособности, не только путём долевого участия в капитале региональных отраслевых производств, но и создания своих филиалов с получением доступа к сбытовой сети, транспорту, складскому хозяйству, а также выхода на уровень корпорации, используя производственные мощности и квалифицированные кадры предприятий не способных выдержать конкуренцию. Исследования предприятий Центрального Черноземья и сопредельных территорий позволяет выделить несколько уровней их конкурентоспособности.

Таким образом, на исследуемой территории конкуренция составляет не только основу существования и эволюции природных территориальных систем, но и пронизывает все сферы деятельности человека, его хозяйство и социокультурную часть. Для Центрального Черноземья наиболее важно исследование конкуренции промышленности и сельского хозяйства за его земельные и водные ресурсы. Сельскохозяйственное производство не может составить серьёзную конкуренцию промышленности и транспорту по вертикали без государственной поддержки, не только в борьбе за землю и водные ресурсы, но и другим сельскохозяйственными регионам, т.е. по горизонтали.

Химическая промышленность представляет большую экологическую опасность для сельского хозяйства, особенно в ходе их совместного использования водных ресурсов для производства растениеводческой и животноводческой продукции. В свою очередь, интенсификация сельскохозяйственного производства за последние десятилетия представляла не меньшую экологическую угрозу для человека.

Отрасли промышленности и обслуживающие их транспортные системы (железнодорожные, автомобильные - федерального и местного значения; трубопроводные - магистральные газо- и нефтепроводы, а также “отводы” от

них) в подавляющем большинстве случаев одерживают победу в конкуренции за землю и воду с сельским хозяйством в силу экономических и политических причин. Одним из главных факторов такого исхода борьбы является перелив капитала в эти отрасли.

Земли, занятые транспортными системами, по площади возрастают с каждым годом, но пока значительно уступают сельскохозяйственным. Высокие темпы научно-технического прогресса, выражающиеся в механизации, автоматизации и компьютеризации различных отраслей промышленности и транспорта, не позволяет сельскому хозяйству на равных конкурировать с ними за землю, как при государственном плановом хозяйстве, так и при свободной купле-продаже земли. Можно предположить, что при частной собственности на землю, препятствий для развития трубопроводного транспорта будет не меньше. Следует отметить также, что одновременно с потерей значительных площадей сельскохозяйственных земель в ходе развития промышленности и транспортной инфраструктуры, она, в свою очередь, прогрессивно влияет на развитие аграрного производства и повышает интенсивность использования земель и их продуктивность, тем самым увеличивая конкурентоспособность отраслей, противостоящих в борьбе за земельные и водные ресурсы.


Л И Т Е Р А Т У Р А

  1. Бадина Г.В., Королёв А.В., Королёва Р.О. Основы агрономии. - Л., Агропромиздат, Ленингр. отд-ние, 1988. -448 с.

  2. Бусыгин А.В. Предпринимательство. Основной курс: Учебник в 2 кн./Кн.2.-М.,Интерпракс,1994. -208 с.

  3. Виноградов Б.В.Основы ландшафтной экологии. -М.,ГЕОС, 1998.-418 с.

  4. Геоинформационные и геоэкологические исследования в странах СНГ/Ред.Глазовский Н.Ф.-М., ГЕОС, 1999.-140 с.

  5. Горшков С.П. Концептуальные основы геоэкологии: Учебное пособие.-Смоленск: Изд-во Смоленского гуманитарного университета, 1998.- 448 с.

  6. Григорьев А.А, Географическая зональность и некоторые её закономерности. Изв. АН СССР, сер.геогр., 1954, №5,6.

  7. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта:Россия на путях преодоления кризиса. -М, Аспект Пресс, 1994. -317 с.

  8. Кирьянчук В.Е., Поколзин В.В. Центрально-Чернозёмный экономический район в новых условиях хозяйствования.-Воронеж:Изд-во ВГУ,1993.-192 с.

  9. Кочуров Б.И. География экологических ситуаций (экодиагностика территории). -М., ИГ РАН, 1996. - 131 с.

  10. Основы сельского хозяйства. Под ред. Фокеева П.М. - М., “Просвещение”, 1976. - 431 с.

  11. Пуляркин В.А. Экономико-географические процессы в сельском хозяйстве развивающихся стран (анализ исторического опыта Южной Азии).-М., Наука, 1979. -256 с.

  12. Пуляркин В.А., Егоров И.Д. Продовольственное положение в развивающихся странах и задача его кардинального улучшения как глобальная проблема современной цивилизации/Глобальные проблемы географической науки. -М.,1988.-157 с.

  13. Пуляркина Л.П. Основы рыночного хозяйства. Вводный курс.-М., Изд.Российского открытого ун-та, 1993. - 96 с.

  14. Предпринимательский климат регионов. География России для инвесторов и предпринимателей/ Отв.ред.Лавров А.М., Шувалов В.Е. и др. -М., “Начала-Пресс”, 1997. - 295 с.

  15. Региональная экономика:Учебник для вузов/ Т.Г.Морозова и др.-М., Банки и биржи, ЮНИТИ, 1998.-472 с.

  16. Романенко Ю.В. Экологические проблемы в районах добычи и транспортировки нефти и газа в Западной Сибири/География Среднерусской возвышенности//Комплексные экспедиционные исследования Центрального Черноземья и сопредельных территорий: Межвузовский сборник научных трудов/Ред.В.А.Попков.-Курск:КГПУ,КОМЭКС,1999.-128 с.

  17. Российские регионы после выборов-96/ Отв.ред. Лавров А.М. и др. - М., Юрид. лит., 1997. -784 с.

  18. Сельскохозяйственные экосистемы/Пер. с англ. Каменского А.С. и др. Под ред. Карпачевского Л.О.- М., Агропромиздат, 1987. - 223 с.

  19. Уоллворк К. Нарушенные земли.-М.,Прогресс,1979.-269 с.

  20. Хаггет П. География: синтез современных знаний. -М., Прогресс, 1979. -685 с.

  21. Харт Р.Д. Детерминанты агроэкосистем// Сельскохозяйственные экосистемы/Пер. с англ. Каменского А.С. и др. Под ред. Карпачевского Л.О.- М., Агропромиздат, 1987. - С. 104-118.

  22. Экономическая и социальная география России:Учебник для вузов/Под ред. проф. А.Т.Хрущёва.-М.,Крон-Пресс,1997.-351 с.


Исследование проводилось при поддержке Комплексной экспедиции по Центральному Черноземью и РФФИ (проект №99-06-80179)



3




Случайные файлы

Файл
work.doc
161304.rtf
6198-1.rtf
22545.rtf
61164.rtf