Спасенные из-под песка забвения (26574-1)

Посмотреть архив целиком

Спасенные из-под песка забвения

Два столетия назад
мир почти ничего не знал о Древнем Египте.
Вторая жизнь его культуры - заслуга ученых


     Раскопки, проводимые экспедицией Лувра в Саккарском
     некрополе, - один из недавних научных десантов в Египет.
  


Египтология как наука
возникла в начале
прошлого века
после похода Наполеона.
Армию французов
сопровождали 165
ученых. Они вывезли в
Европу немало
египетских древностей.
  

ак ни пытались египтяне возродиться после смерти, с тщательностью сохраняя тела умерших, жизнь в их мумии так и не возвратилась. Намного больше посчастливилось древним памятникам, которые, исчезнув с лица земли, через столетия стараниями ученых вновь возникли из небытия.

В Лувре, Британском музее и берлинском Египетском музее. Петербургском Эрмитаже и в московском Музее изобразительных искусств имени Пушкина хранятся богатейшие коллекции египетских древностей. Начало им положили экспонаты, вывозившиеся из Египта, - в основном в XIX веке. Что это было? Бессовестное разграбление чужого наследия или спасение памятников мировой цивилизации, оказавшихся под угрозой гибели? Споры об этом не утихли до сих пор. Споры не юридического, а, скорее, этического порядка, поскольку запрета на вывоз предметов древности в Египте тогда не было. Требовалось только получить от египетского вице-короля фирман, то есть разрешение на вывоз или раскопки. О том, как выдавались разрешения, свидетельствует итальянец Джованни Бельцони, один из самых известных авантюристов и искателей кладов. «Зачем вы вывозите наши камни, разве в Европе их не хватает?» - спросил его как-то Халиль-бей, правитель Верхнего Египта. «В Египте камни более качественные», - ответил Бельцони. И фирман был получен: ведь для Халиль-бея речь действительно шла всего лишь о камнях.

Но вывозившие эти «камни» знали их ценность. Поэтому они и прикладывали столько усилий для транспортировки огромных статуй по суше и по морю. Фактически вывоз стал залогом их сохранности - в самом Египте до древностей никому не было дела. И для христиан, появившихся здесь в первые века новой эры, и для мусульман. которые вторглись в страну в VII веке, памятники были всего лишь языческими идолами. Древние храмы приспосабливали под жилье, они становились христианскими церквами или попросту оказывались заброшены. Величественные строения и гробницы разрушало время и заносили пески. Ни один человек в Египте уже не мог прочесть древние тексты. И хотя, в отличие от христиан, мусульманские правители Египта не ставили своей целью уничтожение «капищ язычников», огромное число памятников было разобрано на камни для строительства... Прежде дело обстояло иначе. Знаменитого Сфинкса, например, по приказу фараонов тщательно и регулярно очищали от наносимых ветрами песков. Ведь если этого не делать - нескольких десятков лет было бы достаточно, чтобы Сфинкс утонул в них, как утонули когда-то многие монументы.


  


Извлеченные и
очищенные от песка
блоки поочередно
занимают места, на
которых они
находились
тысячи лет назад.
  

  
ткапывали их европейцы. Вот лишь некоторые из самых крупных открытий. В 1813 году швейцарец Иоганн Буркхардт, добравшись до Абу-Симбела, установил место, где находился храм Нефертари. На некотором расстоянии от него он заметил верхушки статуй, стоявших у входа в святилище Рамсеса II, в то время занесенное песком. «Я думаю, если расчистить песок, можно найти большой храм», - записал Буркхардт. Этот храм впоследствии разыскал Бельцони. Он попытался проникнуть внутрь, однако нанятых им рабочих было слишком мало, чтобы убрать от входа песок. Бельцони повезло в других местах: в Карнаке, в храме Мут, он откопал более двадцати статуй богини Сехмет, в фиванском некрополе обнаружил шесть царских гробниц, в том числе врезанную в скалу гробницу Сети I, имевшую огромную научную и художественную ценность. Среди удач Бельцони - проникновение в пирамиду Хефрена в Гизе, обнаружение древнего порта Береника на берегу Красного моря, сидячей статуи Аменхотепа III из черного гранита...

Французский египтолог Огюст Мариет в 1850 году производил раскопки в некрополе в Саккаре. Там он заметил торчавшую из песка голову сфинкса. По свидетельству античного географа Страбона, именно в этих местах находилась аллея сфинксов, ведущая к Серапеуму, где египтяне хоронили священных быков. С тремя десятками рабочих Мариет начал раскапывать Серапеум и отрыл эту аллею, несколько гробниц и два храма. Он обнаружил гранитный саркофаг с мумифицированными останками быка и драгоценностями. Кроме того, Огюст Мариет организовал раскопки города Танис, отыскал сокровища царицы Ах-хотеп в Фивах...

Однако часто европейцы оказывались лишь алчными охотниками за кладами, которые не заботились о том, чего не могли с выгодой продать. Многим к тому же ставили в вину варварские методы, которыми велись раскопки. Что говорить об авантюристе Бельцони - даже такого авторитетного археолога, как Мариет, обвиняли в использовании динамита! Причем уже после издания в 1835 году декрета о контроле за вывозом древностей и запрета на разрушение памятников старины. Декрет был принят лишь после настойчивых рекомендаций иностранных ученых, в частности после меморандума Жан-Франсуа Шампольона в адрес Мухаммеда Али, правителя Египта. В пятидесятых годах прошлого века в Каире был открыт первый музей, а чуть позже создана Египетская служба древностей во главе с Мариетом.



  
Статуи богини Сехмет,
найденные в храме Мут
в Карнаке, находятся
в парижском Лувре.
  

ти меры хотя бы в какой-то степени ограничили вывоз предметов старины за пределы Египта. Прежде египтян мало беспокоил этот вопрос, и самого Мухаммеда Али - не больше других. Чиновники в Египте, как и повсюду в мире, любили деньги и подарки. По словам того же Бельцони, стоило только ему преподнести главе одного из округов среди прочих «сувениров» две банки анчоусов и оливки, как ему сразу предоставили и корабль, и рабочих, чтобы переправить в Великобританию голову статуи Рамсеса II. Видимо, чиновнику очень понравились рыбные консервы. Голова статуи, о которой идет речь, находилась некогда «на плечах» огромного гранитного монолита, а потом долго лежала у храма Рамсеса II на западном берегу Нила неподалеку от Фив. «Я обнаружил ее рядом с остатками гранитного туловища. Лицо было повернуто кверху, - вспоминал Бельцони. - Оно явно улыбалось мне, будто предвкушая путешествие в Англию». Бельцони работал тогда для британского консула в Египте Генри Солта. Вывоз головы статуи Рамсеса II - одна из самых масштабных его операций. Конкурентом Солта в борьбе за египетские древности был генеральный консул Франции Бернардино Дроветти. Эти двое вели между собой настоящую войну:

Джованни Бельцони, сверхудачливый агент Солта, чуть было не погиб от руки подосланного конкурентами наемного убийцы...

Главным приобретением Дроветти считается «Туринский царский канон», позволивший установить древнеегипетскую хронологию. Прочесть древние иероглифы сумел француз Жан-Франсуа Шампольон, сличив параллельные тексты на греческом и древнеегипетском языках, выбитые на знаменитом Розеттском камне. В 1799 году, во время египетского похода Наполеона, собирая материал для строительства береговых укреплений, солдаты французской армии наткнулись у города Розетта на осколок базальтовой плиты. Почувствовав важность находки, они передали ее ученым... Сколько бы этот камень еще пролежал в земле, если бы не счастливый случай? И когда были бы прочитаны египетские иероглифы?

Кем бы ни были «экспортеры древностей» - учеными, разыскивающими материал для исследований, авантюристами, жаждавшими наживы, или солдатами - их находки объективно способствовали «второму рождению» древней цивилизации. Отношение самих египтян к наследию предков начало меняться лишь тогда, когда они увидели, какой интерес проявляют к этим древностям европейцы. А главное - какие деньги они готовы за них платить. Были, однако, и случаи настоящего воровства. Британский коллекционер Уоллис Бадж, в конце прошлого века купивший папирус, ныне известный как «Книга мертвых», был арестован, но бежал со свитком в Англию. Теперь «Книга мертвых» хранится в Британском музее. (Заметим, что Бадж был не первым похитителем: большинство гробниц было еще в древности разграблено египтянами.)

О подчас варварских методах археологов XIX века Говард Картер, нашедший в 1922 году первое неразграбленное царское захоронение - гробницу фараона Тутанхамона, сказал как-то: «Мы должны понять, что все это было неизбежно». Что ж, возможно, это и так. Ведь в свое время даже сам «отец египтологии», легендарный ученый Шампольон, не смог избежать подобных обвинений:

как утверждал русский путешественник XIX века Авраам Норов, он «наложил святотатственную руку» на бесценные фрески в Кар-наке, безжалостно отколов от них весьма внушительные фрагменты... Свидетелей тому не нашлось.

Леонид Барышев


Литература

Материал из журнала GEO


Случайные файлы

Файл
106834.rtf
18415.rtf
70997.rtf
105610.doc
64214.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.