Анкор

Есть в Камбодже, севернее озера Тонлесап, удивительное место Анкор, что значит «город». Это один из самых крупных храмовых комплексов в мире. На площади 200 кв. км расположено почти две сотни культовых сооружений.

В IX веке Яшоварман I начал строить здесь столицу королевства кхмеров. Этот народ и сегодня составляет большинство населения Камбоджи. После смерти Яшовармана строительство продолжали его преемники. Но в ХV веке столица королевства была перенесена в Пномпень и Анкор поглотили джунгли.

Долгое время исследователи вели споры, какая из построек Анкора самая древняя. Сейчас все сошлись во мнении, что это храм на горе Пном-Бакхенг.

Гора Пном Бакхенг, на которую я пытаюсь взобраться, называют еще Голупурой, горой Голубева. Ее назвали так в честь большого путешественника и исследователя Виктора Голубева. Он был потомком питерских интеллигентов, которые перебрались во Францию в 1917 г. Виктору Голубеву удалось первым доказать, что храм, расположенный на вершине горы Пном-Бакхенг, является самым древним сооружением Анкора.

В 30-х годах Голубев провел здесь раскопки, которые подтвердили его гипотезу. Во времена Яшовармана буддизм у кхмеров еще только начал распространяться. Сам король был индуистом, поэтому и храм построил индуистский. С его вершины открывается прекрасный вид. Правда, весь Анкор отсюда взглядом не окинешь, слишком он большой.

На севере должен находиться Анкор-Тхом, Большой Анкор, но вряд ли его отсюда увидишь, на юго-востоке — Анкор-Ват, знаменитый храм, силуэт которого помещен на государственный флаг страны. Чуть дальше — Та Пром и еще дальше на восток храм Бантей-Срей, куда я постараюсь обязательно добраться.

С горы Бак-Хенг хорошо видны башни самого известного храма комплекса — Анкор-Вата. Построил это чудо света в XII веке король Сурьяварман II. Храм опоясан рвом и занимает площадь 200 га.

Анкор-Ват можно назвать «погребальным» храмом. Сурьяварман затеял его строительство, чтобы после смерти туда был помещен его прах. Так что назначение у Анкор-Вата то же, что и у египетских пирамид. К храму ведет выложенная камнем дорога.

Анкор-Ват имеет форму трехступенчатой пирамиды. Стены его покрыты искусной резьбой. Наиболее часто встречающаяся фигура здесь — это фигура апсары — богини, небесной танцовщицы. Их здесь тысячи, ни одна из них не похожа на другую. Я не видел отличий. Пока не стал внимательно присматриваться. У них разное выражение лиц, разные фигуры, украшения. Один пояс не похож, например, на другой. Отличаются браслеты на плечах. Если внимательно посмотреть на головные уборы, то они тоже отличаются друг от друга.

Террасы имеют разную высоту. Тем самым достигается удивительный эффект — по мере приближения храм увеличивается в размере.

Храм растет прямо-таки на глазах у зрителя. Эффект потрясающий. Идешь, и над тобой вся эта громадина нависает. Чтобы попасть на верхнюю террасу, нужно преодолеть довольно крутую лестницу. Ступени здесь такие же узкие и высокие, как у пирамид майя. Боюсь, что вниз я уже не спущусь.

Венчают храм пять башен. С чем их только не сравнивают: и с ананасами, и с еловыми шишками. А ведь действительно похоже. Высота центральной шишки 65 м.

У центральной башни ощущаешь себя каким-то пигмеем. Тут понимаешь, что легенда о божественном происхождении Анкор-Вата возникла не случайно.

По этой легенде, Анкор-Ват воздвиг сын бога Индры, кхмерский король Прех Катомиалиа. Однажды он побывал в небесных чертогах у своего отца. Сыну очень понравился коровник Индры — он решил построить у себя такой же, но только дворец. Так что Анкор-Ват — это точная копия коровника Индры.

Подняться до уровня Сурьявармана смог, и то лишь отчасти, его двоюродный племянник, король Джаяварман VII, построивший Анкор-Тхом (Большой город) с великолепным буддийским храмом «Байон».

Ангор-Тхом не зря назвали большим. Он занимает площадь 900 га и так же как, Анкор-Ват, окружен рвом. Попасть внутрь можно по мосту, перила которого выполнены в виде 9-голового змея нага. С одной стороны его держат боги, с другой — демоны. Всего их 108.

Когда-то здесь, на Королевской площади, был дворцовый комплекс, включавший в себя сам дворец и несколько храмов. От всего этого великолепия осталась лишь одна башня храма Пхменеакас.

По легенде, в этой башне жила душа девятиглавой змеи, властительницы королевства. Каждую ночь она принимала облик женщины, и правитель должен был подняться к ней на ложе перед тем, как идти к своим женам. Считалось, что если король пропустит хоть одну ночь, то случится несчастье. Поскольку короли уже давно не живут в Анкоре, и дух 9-главой змеи здесь больше не появляется.

Рядом с местом, где стоял когда-то королевский дворец возвышается по истине удивительное сооружение — храм Байон,у него 50 башен. К центральной можно подняться и окинуть взглядом весь комплекс.

Кхмеры строили свои храмы примерно так: они просто нагромождали каменные глыбы, привезенные из карьера, друг на друга, а потом отсекали все лишнее. Все анкорские здания складывались из блоков, между которыми не было цементирующего раствора.

Ходить по Анкору не безопасно. Конструкции не вполне надежны. Мягкий камень разрушается грибком, фундамент проседает, и блоки смещаются. Того и гляди, что-нибудь свалится на голову. Когда ходишь, больше смотришь не под ноги, а наверх. Чтобы посетителя случайно не прибило камнем, сверху натянута железная сетка, правда, не везде.

В Байоне трудно отделаться от ощущения, что за тобой все время кто-то пристально наблюдает. Этот кто-то — буддийское божество Авалокитешвара, олицетворение милосердия и сострадания. Его ликов здесь ровно 200, по 4 на каждой башне. Моделью для скульпторов служил сам Джаяварман VII.

О существовании заброшенного города знали и сами кхмеры и европейцы. Португальские путешественники побывали в нем еще в XVI веке. Однако по-настоящему открыл древний город для Запада фрацуз Анри Муо.

22 января 1861 года французский натуралист Анри Муо, заплутав в джунглях севернее озера Тонлесап, наткнулся на живописные развалины Анкора, которые долго искал. В своих поисках он руководствовался записками европейских путешественников, которые бывали в Анкоре задолго до него. Но именно работа Муо, опубликованная уже после его смерти, сделала Камбоджу весьма популярной у европейцев. В Анкор устремились сотни, если не тысячи туристов.

То, что предстало глазам Муо, ничего общего не имеет с тем, что видим мы. Все здесь было покрыто буйной растительностью. Бороться с ней приходится постоянно. Если Анкор не расчищать года три, всю эту красоту снова поглотят джунгли.

Та Пром не реставрируют, просто поддерживают его в таком состоянии, в котором он прибывает и по сей день, специально для того, чтобы у туристов было представление о том, как выглядел Анкор до прихода в эти места цивилизации.

Нагромождение каменных блоков, остатки колонн, башни, раздавленные стволами баньяна, крыши, просевшие под тяжестью его огромных корней, — так выглядит Та Пром.

Баньян — удивительное дерево. Оно может расти на песчанике. Песчаник впитывает много влаги, и семена, попадая на камень, прорастают, тянут корни вниз, к земле. И вскоре все здание оказывается охваченным корневой системой этого дерева- паразита.

Та Пром построил для своей матери все тот же Джаяварман VII. Позже дворцовый комплекс был отдан буддийскому монастырю. Здесь обязательно надо посетить прасат, так буддисты называют маленкие храмы.

В Та Проме есть удивительное место. Сюда приходят, молятся. Просят всяческих благ у богов и потом ударяют себя в грудь. Я попрошу счастья и благополучия для всех зрителей программы «Вокруг света». И нужно ударить себя в грудь кулаком. Тихо. Ударяю. Бум. Чудеса акустики! Кажется, что твое обращение к богам попадает прямиком на небеса.

Бантей Срей одна из ранних построек Анкора, конец X века. В путеводителях о нем пишут — «чудо грации и гармонии». Храм действительно само изящество. Бантей Срей в переводе с кхмерского означает «цитадель женщин». Раньше его украшали фигуры небесных танцовщиц, апсар. Но все они перекочевали в музеи и частные коллекции.

Зато в ближайшем к Анкору крупном городе Сием Риапе можно посмотреть на настоящих апсар. 1000 лет назад, в период расцвета кхмерского государства, искусством храмового танца владели многие женщины. К началу XX века их оставалось не более 50.

В 1906 году кхмерский балет был на гастролях во Франции. Знаменитый скульптор Огюст Роден, как зачарованный, ездил с труппой по всей стране, следил за пластикой маленьких танцовщиц из Камбоджи и делал рисунки. Этим волшебным зрелищем невозможно не увлечься.

В кхмерском балете нет декораций, зато костюмы танцовщиц поражают роскошью. Главное в танце — руки. Каждый жест — это высказывание, абсолютно понятное посвященным.

Если, например, правая ладонь поднимается вперед и выше пояса, то левая должна оказаться на строго определенном для нее месте. Каждое положение меняется только после фиксации позы, чтобы зритель мог по достоинству оценить каждую фигуру танца и пожалеть, что она исчезла так быстро.

Возрождение древней культуры танца, реставрация Анкора — все это стало возможным сравнительно недавно — после свержения режима красных кхмеров. Страна постепенно оправляется от ужасов их правления и скоро, думаю, мы ее не узнаем.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.worlds.ru/



Случайные файлы

Файл
12134.doc
132718.rtf
117814.rtf
30042.rtf
83274.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.