Винноплавничная цихлазома (20145-1)

Посмотреть архив целиком

Винноплавничная цихлазома.

Однажды на московском Птичьем рынке я купил новых для себя рыб - винноплавничных цихлазом (Cichlasoma sajica). Это были три малька - три неторопливых темно-серых полосатых крепыша с яркозелеными глазами.

Аппетит они имели отменный: дафния, циклоп, трубочник, мотыль, коретра, сухой корм - все поглощалось в больших количествах. Особенно же нравились личинки нашего обычного надоедливого комара (Culex), которые поедались в первую очередь. Пообедав, мальки висели у поверхности головой вверх где-нибудь среди растений.

Росли рыбки хорошо, прямо на глазах. За все время они практически не болели, но один случай следует упомянуть. Как-то я заметил, что у самой маленькой цихлазомы припухло анальное отверстие, а окраска стала почти черной, Аппетит оставался хорошим. В книге М.Н.Ильина "Аквариумное рыбоводство" я прочитал, что это признаки воспаления кишечника и лечить рыб рекомендовалось голодом.

Трехдневная голодовка в отсаднике результата не дала. Тогда я решил дать рыбке левомицетин, но как заставить малыша принять лекарство? Поступил так. В ванночку с раствором левомицетина (0,5 грамма на литр воды) пустил дафний, а потом посадил туда рыбку в надежде, что с пищей поневоле будет проглочено и лекарство (рачки со створками должны были выполнять роль маленьких капсул). Затея удалась: голодная рыбка стала глотать рачков, Эту процедуру я повторил несколько раз (по 5-10 минут). Через четыре дня рыбка поправилась. Не знаю, что помогло больше - лекарство или врожденная жизнестойкость цихлид,

По мере роста рыбки начали проявлять взаимный интерес: более крупная стала преследовать двух других. Она же время от времени принималась ртом перетаскивать камешки, пятясь назад, или, как маленький бульдозер, двигала их вперед, либо грудью разбрасывала песок, словно курица, устраивающаяся в пыли. Иногда, облюбовав какой-то "пятачок" дна, она копалась на нем, отгоняя других рыб. Все это напоминало детские игры. Впоследствии выяснилось, что это была самка, а две другие рыбки - самцы.

Признаков различия пола долго не проявлялось; не было их и у семимесячных рыб, когда начались явные ухаживания. Пара выделилась как-то незаметно. Во взаимных ухаживаниях участвовали все три рыбки, а потом вдруг оказалось, что третья, самая меньшая, - лишняя. Этот второй самец постоянно "просился" в компанию: робко, рывочками, он приближался к паре и, сжав плавники, вздрагивал всем телом. Весь вид его как бы говорил, что он согласен на любые условия, лишь бы оставаться вместе. Но успеха так и не добился: сначала его игнорировали, а потом все настойчивее стали прогонять. Позднее, когда гонение превратилось в преследование, пришлось его отсадить.

Во время брачных игр рыбки, выпятив горло, направлялись друг к другу, затем одна плавно разворачивалась, как бы приглашая следовать за собой. После этого начиналось грациозное плавание друг перед другом с развернутыми плавниками и мягкие толчки хвостом. Игры эти повторялись многократно в разной последовательности.

На девятом месяце наметились различия в окраске: у самки на плавниках появились матово-желтые тона, у самца плавники стали бледного красновато-кирпичного цвета. Как-то быстро на лбу у самца выросла жировая "подушка", позже наметились "косички" спинного и анального плавников. У самки лоб тоже несколько увеличился.

Около месяца пара занималась копанием грунта. Ямки были вырыты во всех углах аквариума. "Земляные работы" велись двумя способами: описанным выше "бульдозерным" и обычным "цихлидным", когда рыбы набирают грунт в рот, переносят его и выплевывают. Мелкие камешки они перетаскивали, зажав губами, более крупные - вылоком, пятясь назад.

Первая попытка нереста была неудачной, самка только имитировала откладывание икры на боковое стекло у дна. После характерного прохода над подготовленной поверхностью она приглашала самца, а тот "с недоумением" разглядывал пустое место. Так повторилось несколько раз. Наконец, самцу это надоело и он наподдавал обманщице, вырвав два луча из ее хвоста. Ссора продолжалась и на следующий день, и драчунов пришлось разъединить стеклом. После недельной изоляции страсти поутихли, и ухаживание возобновилось. Толчком к настоящему нересту явилась большая уборка в аквариуме и замена четверти объема воды на снеговую. Рыбки в дальнем углу убрали со дна грунт, и вокруг расчищенного места образовался валик песка. Около 150 икринок коричневого цвета было отложено на боковое стекло и дно. Точно сосчитать икринки я не мог, так как кладка была плохо видна. Рыбы стали почти черными, особенно выделялась голова самки: яркие зеленые глаза придавали ей устрашающий вид.

Родители заботливо ухаживали за потомством: самка обмахивала икру плавниками и наводила порядок в гнезде, самец нес охрану, отгоняя любопытных.

Следует сказать, что все события происходили в общем 200-литровом аквариуме. Иногда самец отплывал далеко от гнезда, но самка бросалась за ним, и тот послушно возвращался. Пока в гнезде была икра, самка почти не отходила от кладки. Корм я ей бросал так, чтобы он падал на песчаный валик.

Мальки выклюнулись на четвертый день и лежали темной кучкой на чистом дне. Самка время от времени перебирала их ртом.

Преодолевая сопротивление родителей, я отобрал у них длинной стеклянной трубкой несколько мальков. Они заметно отличались друг от друга величиной тела и желточного пузыря (это было заложено уже в икринках). Разница в росте оставалась заметной вплоть до полового созревания рыб.

Когда мальки поплыли, вся группа стала медленно перемещаться по дну с места на место, как овцы по пастбищу. Малыши сновали между камешками и кустами, выискивая корм. Самец нес охрану, а самка постоянно как бы разглядывала свою шуструю детвору. Время от времени она выхватывала из стайки то одного, то другого, и, "пожевав", мягко выплевывала назад. Позже можно было наблюдать, как самка старается поймать уже подросшего малька, а тот "со всех ног" улепетывает от материнской ласки.

Временами самка разбрасывала песок быстрыми движениями груди и плавников, поднимая со дна муть, и мальки сразу устремлялись туда в поисках корма. Она переворачивала или поднимала камешки и бросала их, отплыв чуть в сторону, не заботясь, впрочем, что может ударить или придавить малька. Этим же время от времени занимался и самец. Передвигание камешков - занятие очень характерное для C.sajica в период выкармливания мальков. Эта работа всегда видна: чистая "изнанка" перевернутого камня сразу бросается в глаза. Родители нередко отодвигали ртом листья и ветки растений (но не выдергивали их), если те, на их взгляд, чем-то мешали малькам.

Я не заметил каких-либо особых поз тела и положений плавников, которыми родители подавали бы малькам поведенческие сигналы, однако малыши постоянно держались около одного из них (чаще около матери). Если малек удалялся от стайки, самец или самка ловили его ртом и возвращали назад. На ночь родители ухитрялись собрать всю шуструю компанию в свою ямку с песчаным валиком. Сначала я гасил свет, но после ночной ссоры между родителями (причина осталась мне неизвестной), в которой самка опять потеряла два луча из хвоста, я стал оставлять включенной 15-ваттную лампу.

В качестве стартового корма вполне подошли рачки Artemia salina, но проблема была в том, как в 200-литровом аквариуме дать корм стайке мальков, находящихся у самого дна да еще под охраной бдительных родителей.

Выход был найден. Я стал отцеживать порцию рачков и вносить их в небольшое количество пресной воды. Затем, набрав эту воду в маленькую грушу, вставляя в нее тонкую длинную стеклянную трубку и выпускал корм прямо в стайку (родители при этом оказывали сильное противодействие - кусали и били трубку, но я не обращал внимания). Этим же устройством я ловил мальков, чтобы рассмотреть поближе, им же возвращал их обратно. С помощью трубки я пробовал давать малькам яичный желток, творог, гороховую муку, но, как оказалось, их интересовали только живые объекты. На протяжении трех недель они питались только артемией и тем, что сами находили на дне, а потом стали есть резаный трубочник.

C.sajica - заботливые и самоотверженные родители, вполне заслуживающие уважения. Однажды я прореживал разросшиеся кусты валлиснерии. Естественно, рыбки восприняли это как угрозу для своего потомства. Они возбужденно метались вокруг моей руки, и вдруг самка вцепилась в нее и энергично встряхнула. Это было так неожиданно, что я резко выдернул руку. В дальнейшем я не раз подвергался подобным нападениям. Рыбки смело атакуют все приближающиеся предметы: трубку, сачок и др. Даже когда наблюдатель приближает свое лицо к стеклу аквариума или поверхности воды, они совершают отпугивающие броски в его сторону.

Родительская опека длится более месяца. К концу этого срока к рыбам возвращается многоцветье окраски.

Окраска взрослых C.sajica изменчива и зависит от условий содержания, времени суток, освещения, качества воды, настроения и занятия рыбок. Лоб и спина в передней части имеют серокоричневую окраску с фиолетовым отливом. От подбородка через середину жаберных крышек до середины спинного плавника тянется зеленовато-желтая полоса с нечеткими границами, повторяя изгиб средней линии. Горло, нижняя часть жаберных крышек и грудь - синего цвета, остальная часть тела серая с фиолетовым оттенком.

По телу проходят девять вертикальных полос, образуемых темной окантовкой чешуек. Первые две идут ото лба и затылка и сливаются на середине тела. Эти полосы самые бледные, наиболее яркая - средняя. Со временем полосы блекнут, но бывают хорошо заметны при испуге и ночной окраске. У основания хвостового плавника имеется темное пятно.


Случайные файлы

Файл
73568-1.rtf
105123.rtf
154072.rtf
4923.rtf
kursovik.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.