Анакреонт

С. Б. Федотова

Анакреонт, Анакреон (‘Ανακρέων, VI в. до н. э.), греческий лирик, уроженец ионийского г. Теоса (Малая Азия), прославившийся как жизнелюбивый (даже в глубокой старости) певец чувственной любви, пиршеств и вина, чьи стихотворения отличаются легкостью, изяществом и веселым, игровым эротизмом. А. положил начало многовековой литературной традиции, получившей название анакреонтической поэзии, главными темами которой всегда были свободомыслие, беспечность, земные радости, любовь, вино. Большое влияние на европейскую анакреонтическую поэзию, процветавшую в XVIXVIII вв., оказал позднеантичный сборник «Анакреонтика» (Τά Άνακρεόντεια, состоявший из стихотворений, написанных в подражание А., позднее приписанных ему и долгое время считавшихся его произведениями. В России анакреонтическая поэзия, воспринятая не только через греческий подлинник и латинский перевод, но и через французскую и немецкую поэзию, представлена в XVIII – начале XIX вв. именами А. Д. Кантемира, М. В. Ломоносова, А. П. Сумарокова, Г. Р. Державина, Н. А. Львова, В. В. Капниста, И. И. Мартынова, В. А. Жуковского, К. Н. Батюшкова и др.

П. усваивал анакреонтическую поэзию через русские и французские (в частности, Э.-Д. де Парни) традиции. Анакреонтическими настроениями, выражаемыми посредством общих для анакреонтической поэзии мотивов и образов (в т. ч. восходящих к произведениям ее основателя и сборнику «Анакреонтика» — см.: Примечания к текстам стихотворений // Акад.2 Т. 1. С. 595, 662–663, 725), а также упоминаний (по имени и метонимически: «певец Тиисский», «Теосский мудрец») греческого поэта в качестве учителя, источника вдохновения и образца для подражания, проникнуты многие стихотворения П. лицейских лет. См.: «Опытность» (1814), «К Б<атюшк>ову» («Философ резвый и пиит…») (1814), «Батюшкову» («В пещерах Геликона…») (1815), «Мое завещание. Друзьям» (1815), «Тень Фон-Визина», ст. 292 (1815), «Гроб Анакреона» (1815), «Моему Аристарху» (1815), ст. 98 и след. «К живописцу» (1815; восходит тематически к оде из сб. «Анакреонтика»), «Послание Лиде» (1816), «Фиал Анакреона» (1816). Затрагивая начатую Ломоносовым в «Разговоре с Анакреоном» (1757–1761) тему поэзии нежной и поэзии героической, П. в эти годы выбирает путь А. («Батюшкову») — нежного поэта, «врага труда, забот, печали» («Моему Аристарху»). «Анакреонтика раннего П. была <…> чем-то большим, нежели просто жанр; она порождала и специфические для нее жанровые образования («сказка» «Амур и Гименей» или «анакреонтическая ода» типа «Гроба Анакреона»). Она наложила свой отпечаток и на дружеское послание» (В. Э. Вацуро).

В оде «Вольность» (1817) П. декларировал отказ от «изнеженной лиры», и действительно А. надолго уходит из его поэзии. Снова обратившись к греч. поэту после длительного перерыва, П. вольно перевел знаменитую оду фракийской кобылице («Кобылица молодая…», 1828, первая публикация под заглавием «Подражание Анакреону»). В черновиках П. сохранились переводы еще трех од, которые он все выполнил в один день (6 января 1835), намереваясь, видимо, вставить в «<Повесть из римской жизни>» (1833–1835; в набросках повести две из них читает главный персонаж Петроний — Акад. VIII, 388–389): «Ода LVI (Из Анакреона)» («Поредели, побелели…»), «Ода LVII» («Что же сухо в чаше дно?..»), «(Из Анакреона). Отрывок» («Узнают коней ретивых…») — стихотворение из сборника «Анакреонтика», самому А. не принадлежащее. Не зная греческого языка, П. должен был пользоваться переводами-посредниками, в том числе русскими.

В библиотеке П. имелись оставленный неразрезанным том сочинений А. в подлиннике (Parisiis, 1822 — Библиотека П. № 538) и разрезанные частично (с. IVIII, 96–113) «Стихотворения Анакреона Теосского, переведенные с греческого языка И. Мартыновым» (2-е изд. СПб., 1829 — Библиотека П. № 5). На разрезанных страницах отсутствуют стихотворения А., переведенные П., но два из них («песни» LVI и LVII) находятся на стыке неразрезанных блоков и могли быть прочтены; однако поскольку третье, переведенное с ними в один день («песнь» LV), не разрезано, П. использовал, вероятно, какой-то другой перевод.

Современники употребляли применительно к П. прономинации «русский Анакреон» (Б. М. Федоров в статье «Письма в Тамбов о новостях русской словесности. Письмо I», 1824; см.: Прижизн. критика, 1820–1827. С. 227), «второй Анакреон» (А. И. Полежаев в стихотворении «Венок на гроб Пушкина», 1837). З. А. Волконская назвала А. в числе поэтов, в которых перевоплощался П., всегда притом оставаясь русским поэтом (письмо к П. от 29 октября 1829 — Акад. XIII, 299, 561).

Список литературы

Любомудров С. И. Античные мотивы в поэзии Пушкина. 2-е изд. СПб., 1901. С. 54-59;

Гельд Г. Г. Пушкин и Сафо;

Пушкин и Анакреонт: Заметки на полях // ПиС. Вып. 38/39. С. 203–204;

Holthusen J. Puškin und Gresset: Bemerkungen zum Problem der Selbstauffassung des Dichters) // Die Welt der Slaven. (Wiesbaden), 1966. Jg 11. Hf. 1/2. S. 22;

Суздальский Ю. П. К вопросу об источниках переводов А. С. Пушкина из Анакреонта // Герценовские чтения (Межвуз. конф.), 20-е. Филол. науки: Программа и краткое содерж. докл.: 13 апреля-27 мая 1967 г. Л., 1967. С. 59–65;

Cooper B. Pushkin and the Anacreontea // SEER. 1974. Vol. 52. № 127. P. 182–187;

Татаринов А. В. Анакреонтика в творчестве Г. Р. Державина и А. С. Пушкина // Державинские чтения: Сб. науч. докл. СПб., 1997. Вып. 1. С. 76-84;

Чернышева Л. В. Анакреонтическая поэзия А. С. Пушкина // Два века с Пушкиным: Материалы Всерос. науч.-практич. конф. 17-18 февраля 1999 г. Ч. 1: Лингвистика. Литературоведение. Оренбург, 1999. С. 166-171;

Вацуро В. Э. Лицейское творчество Пушкина // Акад2 Т. 1. С. 426–428, 433.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.pushkinskijdom.ru







Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.