Тэн Ипполит (74493-1)

Посмотреть архив целиком

Тэн Ипполит

Е. Козина

Тэн Ипполит (Hyppolyte-Adolphe Taine, 1828—1893) — французский историк литературы, историк, крупнейший представитель буржуазного искусствоведения XIX в., создатель так наз. культурно-исторического метода изучения литературы и искусства. Т. надолго определил пути развития буржуазной искусствоведческой мысли, не утратив и доныне своего влияния. Теоретические построения Т. обусловили в той или иной степени научные принципы ряда крупных историков литературы (Брюнетьер, Брандес, Лансон, Пыпин, Сакулин, Овсянико-Куликовский и др.). Важнейшие работы Т.: «Histoire de la littérature anglaise» (1864), «Philosophie de l’art» (1865—1869), труд, построенный гл. обр. на материале греческой, итальянской и голландской живописи, скульптуры и архитектуры, и наконец книга, излагающая основные философские воззрения Т., — «De l’intelligence» (1870).

Расцвет литературной деятельности Т. совпадает с шестидесятыми годами прошлого века — периодом окончательной победы промышленной буржуазии и закрепления капиталистического строя. Характерное для этого периода стремление буржуазной мысли расширить сферу опытных знаний и примирить с ними идеалистические воззрения на соотношение познания и мира, на сущность общественного процесса нашло свое выражение в методологии Т. Ставя перед собой задачу научно, в согласии с данными естественных наук, объяснить литературные процессы, Т. решает ее в свете исторически-реакционной философии позитивизма, исчерпывающе определяющей искусствоведческие позиции Т. Полагая в основу своей концепции утверждение закономерности явлений, Т. считает предметом научного познания лишь законы, события, отношения и факты, «хорошо подобранные, детально описанные». На богатом и детально анализированном материале Т. разрабатывает позитивистический метод в области искусствознания. Т. изучает литературное произведение как явление, закономерно обусловленное окружающей автора средой. Литературное произведение для Т. — «не простая игра воображения или изолированный каприз пылкой головы, но точный снимок окружающих нравов и признак известного состояния ума»; вследствие этого, изучая и объясняя литературный документ, «можно найти психологию души и психологию века». Изучение же психологии есть для Т. изучение основной движущей силы истории, ибо человеческая психика утверждается им как ведущее начало исторического процесса; «так же, как астрономия есть в сущности механическая задача, а физиология — задача химическая, так и история есть только психологическая задача».

Концепция Т. повторяет так обр. «идеалистический взгляд XVIII в.» (Плеханов). В то же время Т. сочетает его с вульгарным материализмом, сводя психологию к физиологии, идеи — к молекулярным движениям нервных центров.

Всякое проявление человеческой психики, все факты идеологии, в том числе и литературное произведение, обусловливаются, по теории Т., тремя «первичными силами», тремя общими причинами: расой, средой, моментом. Теория «расы, среды и момента» является центральным опорным пунктом системы Т. Расой Т. называет «врожденные наследственные свойства, которые человек приносит с собою в свет и которые обычно сопровождаются отклонениями в зависимости от темперамента и строения организма». Эти врожденные свойства являются наиболее ярко выраженными и преобладающими в творчестве; реакционная теория расы занимает центральное место в анализе Т. Сила расы, по Т., столь велика, что «какая-нибудь раса, напр. древнеарийский народ, поселившийся во всех климатах, стоящий на всех ступенях цивилизации, преобразованный тридцатью веками революций, обнаруживает все же в своих языках, религиях, литературах и философиях кровное духовное родство» (История английской литературы).

Утверждение неизменной метафизической сущности расы — основной принцип анализа — приходит однако в противоречие с живым многообразием потока общественных, социальных явлений, в противоречие, разрешаемое Т. при помощи двух других факторов — среды и момента. Раса, среда «историческая, социальная и физическая», в которой раса живет, наконец «момент» — давление предшествующего развития, — все эти «первичные силы» действуют, то совпадая, то противоборствуя. Внутреннее совпадение или противоречие этих факторов обусловливает интенсивность или замедленность культурной жизни данного народа в данную эпоху. Эти факторы являются для Т. единственно возможными причинами движения человеческой культуры.

Так. обр. в основу изучения историко-литературного процесса Т. кладет «первичные силы», постоянные причины, выводя многообразие исторической практики из механического взаимодействия природных свойств «расы» и природных условий «среды». На признании неизменяемости первичных сил и зиждется концепция Т.: «в глубине своего существа человек, по мнению Т., остается тем же, чем он был в доисторические времена» (Лансон).

Теория расы, среды и момента, изложенная Т. во введении к «Histoire de la littérature anglaise», раскрывается им на конкретном материале английской литературы. Для подтверждения своей теории Т. привлекает богатейший материал, который, по мнению Т., должен обнаружить с совершенною точностью основные начала движения цивилизации — расу, среду и момент, «раскрыть внутренний механизм, движением которого варвар-англосакс обратился в современного англичанина». Начиная исследование развития английской литературы с ее истоков, Т. рассматривает свойства почвы, неба, моря, климата, окружавших древних англо-саксов, влияние климата на характер, физические свойства народа, его пищу, наклонности, нравы, религию, семейные и общественные отношения, литературные памятники, указывает значение и степень влияния христианства и латинской культуры, влияние завоевателей-норманнов. Определяя характерные черты англо-саксонской расы, автор подчеркивает ее неизменную метафизическую сущность, скрытую под наслоениями чуждых влияний и изменений, вызванных давлением среды и момента. На каждом историческом этапе раса является краеугольным камнем, ведущим фактором английской художественной литературы.

Своеобразие метода Т., вытекающее из стремления его превратить изучение литературы в точную науку, аналогичную основанным на эксперименте естественно-научным дисциплинам, выразилось в его преимущественном внимании к эмпирическому материалу, к детальному наблюдению и накоплению фактов историко-литературного процесса. Теоретическая часть работы Т. занимает количественно весьма незначительное место по сравнению с огромным, тщательно собранным фактическим материалом. Этот материал, эмпирические наблюдения над живыми, многообразными, исторически обусловленными, конкретными произведениями искусства приходят, помимо воли автора, в неизбежное противоречие с метафизическими выкладками теории Тэна, взрывают его идеалистическую систему. Неизменная «среда», вечная «раса» не раскрывают движения искусства, подвижный «момент» является недостаточным коррективом, притом же ему отведена лишь третьестепенная роль. Стремясь вскрыть связи и отношения, причинно-обусловливающие творчество данного конкретного художника, Тэн дополняет теорию «расы, среды и момента» теорией «господствующей способности» — таинственной силы творчества, независимой от воли и сознания художника и определяющей выбор его тем, героев, форму и содержание его произведений. «Господствующая способность» руководит художником, она объясняет его достоинства, его недостатки и склонность его подчиняться одним влияниям и противостоять другим.

Теория расы, среды и момента, дополненная теорией господствующей способности, выражает в области искусствоведения общую тенденцию застойного мировоззрения буржуазии второй половины XIX века — стремление удержаться на грани точного познания внешнего мира, приемля идеалистическое понимание его внутренней сущности. Философский эклектизм Т. не дал ему возможности осуществить задачу создания точной литературной науки. Крупнейшей заслугой Т. является, однако, то, что, в противоположность субъективизму его предшественников, гл. обр. критиков-романтиков, им впервые была поставлена проблема метода в литературоведении и литературной критике, впервые и с большой силой нанесен решительный удар субъективно-эмоциональному подходу к вопросам художественного творчества и отчетливо сформулировано понимание истории и теории литературы как науки.

Список литературы

I. На русск. яз. переведено: Критические опыты. Пер. под ред. В. Чуйко, СПБ, 1869

Развитие политической и гражданской свободы в Англии в связи с развитием литературы. Пер. под ред. А. Рябинина и М. Головина, ч. I и II, СПБ, 1871

Очерки современной Англии, СПБ, 1872

Об уме и познании. Пер. под ред. Н. Н. Страхова, 2 тт., СПБ, 1872

то же, 2 изд., СПБ, 1894

Новейшая английская литература в современных ее представителях. Пер. Д. С. Ивашинцева, СПБ, 1876

Происхождение общественного строя современной Франции, СПБ, 1880

то же, под загл.: Происхождение современной Франции, пер. под ред. А. В. Швырова, тт. I—V, СПБ, 1907

Тит Ливий. Критич. исследование, М., 1885

Чтения об искусстве. Пер. А. Н. Чудинова, 3 изд., СПБ, 1889

Философия искусства. Пер. Н. Соболевского, М., 1933

Французская философия первой половины XIX в., СПБ, 1896

О методе критики и об истории литературы, СПБ, 1896

История французской революции, ч. 1—6, Харьков, 1906—1913

Путешествие по Италии. Пер. П. П. Перцова, 2 тт., М., 1913—1916.


Случайные файлы

Файл
153970.rtf
133326.rtf
98302.doc
72835.rtf
15921.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.