Сенкевич Генрик (74473-1)

Посмотреть архив целиком

Сенкевич Генрик

Сенкевич Генрик (Henryk Sienkiewicz, 1846—1916) — польский писатель-беллетрист. Начало литературной деятельности С. приходится на то время, когда польские имущие классы еще были доступны либерально-народническим веяниям и когда самой популярной идеей в русской Польше была идея «органического труда», т. е. просветительства, стремившегося к поднятию культурного и экономического уровня польских народных масс без борьбы за изменение политических условий. Под влиянием этого буржуазного «прогрессизма» и стоит С., этот дворянский писатель, развившийся в условиях торжествующего капитализма — до начала 80-х гг. Тематику своих рассказов того времени он черпает гл. обр. из жизни крестьян и бедноты. Здесь автор еще выражает свое сочувствие угнетенному крестьянству, помещики и духовенство даны на втором плане. Однако и в этот период С. далек от беспощадной сатиры: он изображает имущие классы скорей с мягким юмором и избегает подчеркивать их эксплоататорский характер, осуждая их лишь за то, что они не интересуются бедными и не помогают им. Настоящий источник всех социальных зол он видит не в эксплоатации неимущих классов имущими, а в невежестве народа. К самым выдающимся произведениям С. этого периода относятся «Szkice węglem» (Наброски углем, 1877), в которых он дает безотрадные картинки из жизни деревни. Главными отрицательными типами здесь являются волостной писарь и волостной старшина, люди не из «общества». В рассказе «Янко музыкант» С. показывает, как таланты-самородки, появляющиеся среди крестьянства, гибнут в окружении мужицкой дикости без помощи со стороны образованного «общества». В рассказах «Bartek pobieditiel» (Бартек победитель) и «Z pamiętników poznańskiego nauczyciela» (Из записок познанского учителя, ок. 1880) выступают те же националистические тенденции, правда, все еще в демократическом облачении. Бартек-победитель — это крестьянин, борющийся в рядах прусской армии в Франкопрусскую войну 1870—1871. Он получает много знаков отличия и по своей наивности считает себя «победителем». Но после возвращения со службы он не только не награждается за свою доблесть, но как поляк терпит ряд притеснений со стороны русских властей и немецких колонистов, а в заключение экспроприируется немецким кулаком и идет с семьей в город на работу. Впрочем, крестьянина Бартека С. представляет настолько глупым, что этот образ возбуждает больше смеха, чем сожаления.

Демократические тенденции у молодого С. были, как мы видим, неглубоки. В дальнейшем С. оставляет крестьянскую тематику и переходит к изображению радостей и горестей людей своего круга. Он это сделал не сразу. Переходным звеном послужили исторические романы из цикла знаменитой «трилогии»: «Ogniem i mieczem» (Огнем и мечом, 1884), «Potop» (Потоп, 1886) и «Pan Wołodyjowski (Пан Володыевский, 1887—1888). В этих романах С. дает своего рода эпопею польского национализма, черпая притом свою тематику из эпохи самой мрачной католической реакции в Польше. В первом из этих романов он прославляет кровавое усмирение революционного движения украинских масс против владычества шляхетской Речи Посполитой. В остальных изображается борьба польской шляхты против шведского и турецкого нашествия. Обладая рядом художественных достоинств, эти романы в целом дают совершенно лживую историческую картину. С. совершенно замалчивает классово-сословные противоречия шляхетской Польши. Шляхта для него представляла интересы всей нации. Всего больше С. возвеличивает католическую церковь, представляя ее на страже польских национальных интересов. Он дает ряд образов добродетельных католических священников.

Дав так. обр. апологию исторической роли польского дворянства, но не в его повстанчески-революционную, а в клерикально-реакционную эпоху, С. переходит к современному бытовому роману. Таким является роман «Bez dogmatu» (Без догмата, 1891). Здесь С. как будто сохраняет еще некоторый критицизм по отношению к земельной аристократии. Герой романа Плошовский, безвольный аристократ, не умеет найти себе цель в жизни, не умеет ни работать ни любить и предается разъедающему самоанализу. Аналитической философской мысли С. противопоставляет здесь религию. «Критика» аристократии в романе ведется с позиций приспособления к капиталистическим отношениям.

В романе «Rodzina Połanieckich» (Семья Полонецких, 1895) С. развертывает свою положительную программу капиталистического перерождения дворянства. Полонецкий представляет собой идеал такого дворянина новой формации. Невзирая на дворянское происхождение и хорошие манеры, он не брезгает компанией простых буржуа, умеет вести дела и не гнушается спекуляцией, ведущей к быстрому обогащению. Ему недостает лишь теплой веры в бога и понимания святости семейства. В романе и показано, как Полонецкий под влиянием своей добродетельной жены перерождается в примерного семьянина и ревностного католика. Апологию христианской церкви дает С. в романе «Quo vadis» (Камо грядеши, 1896), завоевавшем себе громадную популярность и переведенном на все европейские языки. «Quo vadis» явилось мощным орудием пропаганды в руках клерикалов.

В 1900 появился роман С. «Kryzacy» (Крестоносцы). Сенкевич здесь обновляет традиции многовековой борьбы словян против Германии, рисуя самое «славное» событие в этой борьбе, битву при Грунвальде в 1410. Роман о борьбе с тевтонами послужил весьма удобной идеологической платформой для той русской «ориентировки», которая сильно проявилась в буржуазной русской Польше во время революции 1905—1906 и получила особенно яркое выражение во время мировой войны.

В предреволюционный период 1900—1904 С. ополчился против поэзии модернизма. Он заклеймил ее как поэзию разврата, вызвав тем горячее негодование радикальной интеллигенции, но большое одобрение реакционеров. В 1910 он выступил с пасквилем на революционное движение в романе «Wiry» (Водоворот).

Сохраняя и всячески культивируя дворянские традиции, С. одновременно весьма чутко улавливал «новые веяния» и обслуживал своим творчеством потребности капиталистического развития Польши. Неудивительно, что он явился самым излюбленным писателем польского капиталистического общества.

С. является одним из выдающихся мастеров польского романа. Увлекательность фабулы, особенно в исторических романах, красочность слога, умение давать живые характеры, остроумие диалога, все это создало ему громадную популярность. Ряд выражений и образов С. вошел в живую речь польского народа, некоторые созданные им типы, как напр. хвастун и краснобай Заглоба, стали нарицательными именами.

Список литературы

I. Полное собр. сочин., перев. Ф. В. Домбровского, 10 тт., изд. Ф. А. Иогансона, Киев — Харьков, 1893—1895

То же, изд. 2, 7 тт., СПБ, 1907 (перевод неудовлетворителен)

То же, перев. В. М. Лаврова, серия 1-я, 6 тт., изд. ред. журн. «Русская мысль», М., 1902 (лучший перев., изд. не окончено)

Собр. сочин., 16 тт., изд. т-ва И. Д. Сытина, М., 1914 (прилож. к журн. «Вокруг света», т. I. Повести и рассказы

т. II—III. Огнем и мечом

т. IV—VI. Потоп

т. VII. Пан Володыевский

т. VIII—IX. Семья Полонецких

т. X. Путевые очерки

т. XI. Без догмата

т. XII—XIII. Меченосцы

т. XIV. В пустыне и в дебрях. Повесть

т. XV. Камо грядеши

т. XVI. На поле славы. Историч. повесть. Повести и рассказы). Произведения С. имеются в многочисленных русск. переводах.

II. Skrochowski E., Powieść z lat dawnych H. Sienkiewicza «Ogniem i mieczem», Kraków, 1884

Chmielowski P., H. Sienkiewicz., в кн.: Nasi powieściopisarze, Kraków-Poznań, 1887

Rozenzweig J., Bez dogmatu, Kraków, 1891

Tarnowski S., H. Sienkiewicz, Kraków, 1897

Ravalla E., Quo vadis? I promessi sposi, studio parallelo, Bologna, 1900

Pini T., H. Sienkiewicz jako pisarz narodowy i artista, Tarnów, 1901

Laskowski R., H. Sienkiewicz jako myśliwy, Warszawa, 1901

Nowiński J., Sienkiewicz, Warszawa, 1901

Chmielowski P., Henryk Sienkiewicz w oświetleniu krytycznim, Warszawa 1901

Wojciechowski K., H. Sienkiewicz protoplasta Zagłoby..., Lwów, 1905

Kallenbach J., Tworczość Sienkiewicza, Kraków, 1917

Papec S., H. Sienkiewicz jako humorysta, Poznań, 1921

Lam S., Heńryk Sienkiewicz. Cechy i elementy twórczości, Poznan, 1924

Gardner M. M., H. Sienkiewicz, the patriot novelist of Poland, L., 1926

Kramer J., Rodzina Połanieckich H. Sienkiewicza, Warszawa — Przemysl, 1930

Czachowski K., H. Sienkiewicz, Warszawa, 1931

Taszycki W., Sienkiewicz w piśmiennictwie fużyckiem, Kraków, 1931

Kamienski H., Pol wieku literatury polskiej, Moskwa, 1931

Doleżan W., H. Sienkiewicza Krzyźacy, Tarnów, 1932

Bochenek L., Sienkiewiczowi w 50-lecie «Ogniem i mieczem» (1883—1933), Poznań, 1933

Chrzanowski J., H. Sienkiewicz, wyd. 3, Lwów, 1933

Birkenmajer J., Sienkiewicz a Sląsk

Cieszyn, 1935

Волынский А., Литературные заметки, «Северный вестник», 1890, XII (о романе «Без догмата»)

Каренин В., Последний роман Г. Сенкевича, «Вестник Европы», 1891, VII

Протопопов М., Вина или несчастье? «Русская мысль», 1893, III

Оболенский Л. Е., В теплице, «Неделя», 1895, III (о «Семье Полонецких)»

Пыпин А. Н., Новые романы Сенкевича, «Вестник Европы», 1888, II

Гофштеттер И., Генрих Сенкевич, как психолог современности, СПБ, 1896


Случайные файлы

Файл
56914.rtf
1968.rtf
1395.rtf
142358.rtf
71719.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.