Александр Полежаев (73953-1)

Посмотреть архив целиком

Александр Полежаев

Н. Бельчиков

Полежаев Александр Иванович (1805—1838) — поэт. Сын дворовой девушки Аграфены Ивановой и богатого пензенского помещика Л. Н. Струйского (1782 — ок. 1825), настолько жестокого крепостника, что даже при царском режиме того времени его отправили в ссылку за бесчеловечное отношение к крепостным. П. годы раннего детства провел в имении отца. 10 лет был отдан в московский пансион Визара, откуда (в 1820) поступил вольнослушателем на словесное отделение Московского ун-та. В университете П. сошелся с группой студентов, настроенной демократически и оппозиционно, позднее выделившей членов тайных кружков 30-х гг. (кружок бр. Критских 1827, Сунгурова 1831, Соколовского, Герцена, Огарева 1834). П. числился «уволенным из мещанства», т. к. его мать для «прикрытия барского греха» выдали замуж за саранского мещанина Полежаева. П. болезненно переживал свое социальное отщепенство и под конец жизни отметил его в своей поэме «Царь охоты» (1837). Ранние лирические стихотворения П. («Непостоянство», «Любовь» и др.) носят черты подражательности романтическим поэтам; мотивы грустного надлома соответствовали социальному положению П., к тому же материально бедствовавшего. Но условная лиричность быстро уступила место реализму. В раннюю лирику П. врывались социальные мотивы, в частности мотивы протеста против церкви, сковывавшей быт своей опекой («Новая беда», 1825). В поэме «Сашка» (1825) недовольство выросло в критику феодально-крепостнических порядков и проповедь атеизма. За изображением студенческого разгула в поэме скрывался протест во имя новых буржуазных отношений. Социальная направленность поэмы, отличная от пародируемого ею частично уже известного П. романа Пушкина «Евгений Онегин», ставила его вне дворянско-помещичьей литературы. Донос, аттестовавший поэму как «наполненную развратными картинами и самыми пагубными для юношества мыслями», был причиной личного вмешательства Николая I в жизнь Полежаева, которого сам царь 28 июня 1826 отдал в солдаты. Гибель декабристов, слияние с разночинно-демократической средой, личная трагедия (солдатчина) и дальше — столкновения с властью (военные суды, тюрьма) обострили политическое сознание П. и подняли его творчество на большую высоту. В 1826—1828 П. написал ряд стихотворений, в которых клеймил царя и презренных палачей за расправу с идейно-близкими ему декабристами («Рок», 1826), угрожал местью самовластью и с глухо затаенной враждой говорил о бесплодности борьбы с царем. Отстаивая буржуазно-прогрессивные тенденции (ликвидацию крепостнического строя, низвержение самодержавия, церкви и духовенства), П. написал яркий памфлет на феодальную Русь («Четыре нации», 1827), где беспощадно изобразил Россию кнута и рабства. В 1827 за бегство из полка был судим, лишен полученного в университете дворянства, в 1828 в результате начатого расследования жандармами участия П. в тайном обществе бр. Критских он был посажен в «яму» при Спасских казармах, где просидел год. Из-за тяжелых условий этой жизни, которая казалась П. «страшнее ста смертей», он намеревался покончить с собой. Свою борьбу с царем П. художественно обобщил в большой поэме «Арестант» (1828), написанной в тюрьме. В этой поэме П. сделал первую попытку широко показать отвратительный облик царя — душителя декабристов и народа. В «Арестанте» налицо также атеистические мотивы. Указывая прямо на разрыв с дворянством (с кругом «щегольков»), П. признавал единственным исходом для революционеров-одиночек гордую смерть («Цепи», 1828, «Песнь пленного ирокезца», 1828, и др.). Одновременно с мотивом обреченности в стихах П. этого времени звучал мотив одиночества. Трагическая гибель певца вольности разрабатывалась П. во многих стихотворениях этого периода. У Полежаева нет испуга перед народной революцией (как у Пушкина), но нет и представления о ее силе.

В годы солдатской службы на Кавказе (1829—1833) во время близкого соприкосновения с крестьянскими массами, одетыми в солдатские шинели, П. отразил мятежное сознание этих масс, их гнев и ропот по адресу угнетавшего их царизма (солдатская песня «Ай, ахти, ох, ура»). П. сумел взглянуть на Кавказ и на войну глазами человека, пришедшего туда походным порядком в солдатской шинели. Не экзотику Кавказа, что воспевали поэты дворянско-аристократических кругов, а тяжелую жизнь солдата, жуткую оборотную сторону завоевательной войны, картины разрушений, гибель аулов и местного населения и наконец подлинный смысл феодально-империалистического похода показал П. в своих кавказских поэмах «Эрпели» (1830), «Чир-Юрт» (1832). Но П. не был последовательным, он был охвачен и пафосом войны и успехов русского оружия. Мотивы героики войны, воспевание «вождей» (Ермолова, Вельяминова) и уверенность, что «горцы под кровом русской власти узнали счастье и покой» («Эрпели») проникают кавказские поэмы. В поэме «Герменчугское кладбище» (1833) П. преодолел эти настроения и, насколько позволяла цензура, разоблачал официальную ложь о благородной деятельности покорителей Кавказа.

П. участвовал в 1829—1833 в завоевании аулов, деревень; 13 окт. 1831 он был произведен в унтер-офицеры за «отличия в сражениях против чеченцев»; в октябре 1832 был представлен к офицерскому чину за «отличное мужество против горцев», но представление не было утверждено царем. В 1832 вышел первый сборник стихотворений П. В январе 1833 П. вернулся вместе с полком в Россию: сначала в Ковров Владимирской губ., затем в Москву. Здесь П. познакомился с Герценом, Огаревым, А. В. Уткиным, поэтом В. А. Соколовским.

В творчестве П. этого периода преобладает лирика с мотивами безнадежности, грусти, обреченности и отчаяния («Грусть», 1834, «Узник», 1836, «Отчаяние», 1836, «Тоска», 1837); с этим связан уход в античность, в мир легенд и мифов («Эндимион», 1835), в показ мелочей быта («Сарафанчик», 1834. и др.). Лишь изредка у Полежаева прорывался теперь гневный протест против притеснителей и властелинов («Негодование», 1834). В эти годы П. усиленно переводил В. Гюго, а также Байрона, Ламартина, Легуве, Пакара. Сознавая неизбежную неудачу борьбы с самодержавием без поддержки сколько-нибудь значительных социальных сил, П. ставил себе задачей, как и В. Гюго, содействовать моральной победе добра над злом. Эта тенденция присуща и его самостоятельным произведениям, например «Кориолану» (1834). Осенью 1837 П. бежал третий раз из полка и за это был наказан розгами; 26 сент. 1837 слег больной чахоткой в Московский военный госпиталь. 16 января 1838 умер. Трагическая судьба П. была характерна для революционера-одиночки 30-х гг. П. неустанно преследовал царь. Поэт платил ему ненавистью. Н. П. Огарев метко сказал, что П. «заканчивает в поэзии первую, неудавшуюся битву свободы с самодержавием». Его творчество было выражением взглядов и настроений деклассировавшегося дворянина, переходившего в разночинцы и боровшегося против феодально-крепостнических устоев во имя буржуазных свобод. Поэзия П. оформлялась в борьбе с поэзией дворянства, росла и крепла через противопоставление себя поэзии Пушкина, у которого вместе с тем он многое взял, но переработал по-своему. П. противостоял дворянской литературе как по тематике и основным идейным мотивам, так во многом и по форме. Разоблачая самодержавие, крепостное право, церковь, завоевательные кавказские войны, ужасы тюремной жизни и т. д., он привнес в свое творчество много едкой сатиры и сурового реализма. «Низкие» бытовые детали, прозаизмы и простонародные выражения, некоторая грубость, отражавшие «низкую» действительность, столь знакомую П., давали подчас печать натуралистичности. Страстная напряженность протеста или тоски создала яркую лиричность поэзии Полежаева; герой ее — почти всегда сам автор. Отсюда — ее декламационность, ее ораторская структура. Если Пушкину свойственна ласкающая ухо гармония его стихов, то для П. характерна выражающая крайнюю взволнованность, исполненная напряженной энергии его знаменитая короткая строка — одно из важнейших формальных новшеств, введенных П. в русскую поэзию: «В России чтут / Царя и кнут; / В ней царь с кнутом / Как поп с крестом: / Он им живет / И ест и пьет, / А русаки / Как дураки, / Разиня рот, / Во весь народ / Кричат: — ура!» и т. д. Поэзия П. в жанровом отношении многообразна: здесь и лирические «кандальные» песни, исполненные гнева («Песнь пленного ирокезца» например), и элегические стихотворения («Вечерняя заря», «О, для чего судьба меня сгубила» и др.), и романсы, и поэмы — сатирические («Сашка»), реалистические («Арестант», «Эрпели», «Чер-Юрт») и т. д. Общественной направленностью своей поэзии, революционным ее характером, реализмом, напряженной лиричностью, декламационностью, антидворянской ее заостренностью — всем этим П. оказался в начале того пути русской поэзии, который привел затем к Некрасову. Радищев, декабристы, Полежаев, Некрасов — такова революционная линия русской поэзии.

Список литературы

I. Стихотворения, М., 1832

Эрпели и Чир-Юрт, Две поэмы, М., 1832

Кальян, Стихотворения, М., 1833 (изд. 2, М., 1836

изд. 3, М., 1838)

Арфа, Стихотворения, М., 1838

Часы выздоровления, Стихотворения, М., 1842

Стихотворения, под ред. П. А. Ефремова, СПБ, 1889 (наиболее полное и лучшее издание из дореволюционных)

Запрещенные цензурой стихотворения Полежаева, публикация Н. Ф. Бельчикова, «Литературное наследство», кн. 15, Москва, 1934

Стихотворения, ред., биографич. очерк и примеч. В. В. Баранова, изд. «Academia», Москва — Ленинград, 1933 (самое полное изд.).


Случайные файлы

Файл
168779.rtf
160897.rtf
131165.rtf
94012.rtf
A.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.