Русский святитель на кафедре в Киото (23277-1)

Посмотреть архив целиком

РУССКИЙ СВЯТИТЕЛЬ НА КАФЕДРЕ В КИОТО

Много еще остается неизвестных страниц в современной истории православия. Иногда неординарные события, участниками которых были выдающиеся деятели Церкви, остаются без внимания. Так было и с историей поездки новомученика архиепископа Андроника Пермского в Японию.

До недавнего времени само имя и подвиг этого великого святого оставались под спудом. Не встречается и упоминаний о нем в работах и статьях по истории Русской духовной миссии в Японии. Сейчас, после прославления на юбилейном Соборе 2000 года сонма новомучеников и исповедников Российских жития многих из них становятся широко известными. Важно рассказать о деяниях новомученика Андроника и в связи с историей одной из братских Православных Церквей.

27-летнего иеромонаха Андроника выпросил в Японию близко его знавший архимандрит Сергий (Страгородский), также назначенный миссионером в эту страну. Здесь, в Японии, пересеклись судьбы двух русских святых: Андроник стал помощником святителя Николая Японского, и им же был рукоположен во епископа Киотоского. Для знакомства с историей поездки и служения св. Андроника в Японии предлагаем уважаемым читателям отрывок из книги иеромонаха Дамаскина (Орловского) “Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия”.

Итак, инспектор Александровской миссионерской семинарии в местечке Ардон на Северном Кавказе в Осетии иеромонах Андроник “…в сентябре 1897 получил телеграмму с назначением его миссионером в Японию. Попрощавшись с преподавателями и учениками, о. Андроник выехал в Санкт-Петербург. После улаживания всех формальностей, связанных с назначением, он поехал навестить родных, а затем побывал в Москве и Казани, попрощался с друзьями и знакомыми. (Знакомых о. Андроник имел множество, обладая веселым и общительным характером).

Путешествие в Японию заняло несколько месяцев. Плыли вдвоем с архимандритом Сергием (Страгородским). Ехали через Италию, Грецию и Северную Америку. На о. Андроника это путешествие произвело огромное впечатление. Везде, где приходилось останавливаться, они посещали древние христианские святыни, катакомбы и гробницы мучеников, молились у мощей святителя Николая Мирликийского, побывали в развалинах древнего Колизея, где было замучено множество христиан. И везде знакомились с современным состоянием христианства, в Италии - католицизма, в Греции - православия. Удивила и поразила его прекрасная постановка дела преподавания у католиков, и в особенности у иезуитов, и невежество и нищета у греков. Удивило, как много католики трудятся, сколько вкладывают усилий в свои мероприятия, и все это не ради Христа, а ради католической идеи. Поразило несоответствие великих христианских святынь, въяве свидетельствующих о безраздельном служении древних христиан Единому Богу, и современного католического мира, который только по названию еще оставался христианским, все свои усилия прилагая на служение и угождение человеку. Вся выдающаяся деятельность современных проповедников, звучащая в храмах музыка органов и даже целых оркестров, все это делалось в потворство страстям современного человека, чтобы дать ему почти те же развлечения, что и безбожный мир, но только бесплатно. В проповедях христианство звучало всего лишь как тема, взятая проповедником для того, чтобы показать свои ораторские способности. Проповедники наперебой спешили услужить своей пастве. Таинство исповеди превращалось в средство удержания паствы в лоне католицизма.

Молитва на камнях Колизея, политых мученической кровью, у гробниц первомучеников-христиан, сравнение их жизни с жизнью вокруг и собственной, всегда недостойной, вдохновляли на подвиг, на верность своей Матери-Церкви, пронзительно сияющей среди всеобщего разрушения. “Все мы, христиане, - писал о. Андроник, вспоминая подвиг мучеников, - должны позаботиться, чтобы общее церковное сознание для всех было изменено и стало как свое, чтобы церковное начало жизни было святым и полным началом для всех нас. И чем крепче и сильнее будем мы сознавать себя живущими в Церкви, тем непобедимее явимся для всяких ухищрений сатаны. Вот это дело и есть опять дело крови христиан. Тогда еще не предчувствовалось, что всего через двадцать лет кровь христиан польется ручьями.

Стоя в катакомбах у гробов мучеников, приникая душой к этим святыням, как было и самому не вдохновиться на подвиг. “Здесь, на костях мучеников, создалась и окрепла церковная жизнь; здесь, среди скорбей и страданий изгнанников, проявилась вся сила веры Христовой; здесь исповедники веры создали непреодолимую стену и победили гордый мир славной победой духа над плотию... Поучительно проходить по этим местам минувшей сильнейшей скорби для первых исповедников веры Христовой, ничего не имевших за собой, кроме этой самой веры... Чувствуется, что вот отсеки человек самоволие и угождение себе, заботу о себе помимо Бога, поверь и скажи себе раз навсегда: “Бог нам прибежище и сила”, скажи так, чтобы навсегда хранить в сердце это слово, - и начнется иная жизнь: жизнь ясная, жизнь хождения по ясным путям Божьим”.

Он и сам давно уже жил этой верой, положив свое упование в Боге. И упование не посрамляло. Радостью духовной насыщено было для него это время, радостны были встречи с людьми, в особенности с православными, с теми, кто все земное оставил ради Христа, подобно архиепископу Николаю, под чье начало о. Андроник поступил, прибыв в Японию. Удивительно ему было видеть среди японской паствы результаты благодатных трудов одного человека. Помощь Божия тут была явная.

По приезде о. Андроник сразу окунулся в миссионерскую деятельность. Со временем он близко познакомился с православными общинами, которые были немногочисленны, но основаны прочно, живя полной христианской жизнью среди многомиллионного народа, поклоняющегося идолам. Японцы поразили его простотой восприятия учения Христова и глубиной веры. Они сами испытали на себе дивные знамения и чудеса, а также исцеления, о которых просили с детской верой, - и получали их. Как непреложному внимали они словам Господним: просите и дастся вам, ищите и обрящете... Они просили и получали, искали и находили. Прожить год среди такого народа, хотя бы и в непрестанных трудах, было большим счастьем, и впоследствии он с благодарностью вспоминал время, проведенное в Японии.

5 ноября 1906 года о. Андроник был хиротонисан во епископа Киотского и назначен помощником архиепископа Николая (Касаткина).

Приехав в город Осака, он нашел православную общину в плачевном положении. В храм ходило не более десяти человек, на клиросе читал и пел один псаломщик. Христиане, казалось, были рассеяны и невидимы в этом огромном языческом городе. Продолжаться так дальше не может, решил владыка Андроник, надо самому идти к пастве. И в будние дни каждый вечер с пяти часов он начинал обход домов христиан. В это время люди заканчивали свои работы и были свободны. Епископ знакомился со всей семьей. Расспрашивал, где и при каких обстоятельствах они приняли христианство, кем и когда крещены дети. Если это были не коренные жители, то он расспрашивал, где они жили до переселения, какая причина побудила их переехать на новое место, какую жизнь проводили они на старом месте, исправно ли посещают церковь и так далее. И постепенно владыка уяснял себе всю картину их жизни, всего семейного и хозяйственного уклада, насколько они тверды в вере и как велико их благочестие. Беседа шла за столом, хозяева подавали чай, и разговор от предметов житейских переходил к предметам религиозным. Темы непринужденной беседы сами давали повод для слова назидания, ободрения, а иногда и обличения, и вразумления. Бывало, что кто-то поплачет, и епископ вместе с ним и поплачет, и посетует. Разговор переходил на историю Церкви. Владыка рассказывал о жизни первых христиан, об их ревности и благочестии. Он рассказывал о святых, о молитве и как нужно молиться, о христианских правилах и обычаях, которые должно соблюдать в жизни. И вместе со своими слушателями радовался и утешался духовной беседой. Так за вечер, часов до десяти, он успевал побывать в трех-четырех домах. За два года епископ узнал своих прихожан, их нужды и положение каждого. И постепенно храм наполнился, и уже не один псаломщик пел на клиросе, а большой смешанный хор. И это при том, что в Японии официально не признаются православные праздники и православным японцам приходится совмещать их с работой.

Через два года, в 1908 году, Синод отозвал владыку Андроника в Россию и назначил его епископом Тихвинским, викарием Новгородской епархии”.

Однако на этом связь епископа Киотоского с Японией не прекратилась. Святитель Николай Японский несколько раз обращался к владыке Андронику за помощью в сборе средств на строительство храмов. Епископ Андроник откликался, и храмы строились. В письме святитель Николай убеждал: “Продолжите и докончите дело, которое вы вели с такой любовью и с таким успехом; соберите недостающую сумму на завершение постройки Оосакского храма… Господь поможет вам, - дело ведь Божие, и дело близкое сердцу всякого благочестивого русского патриота”.

Епископ Андроник трижды обращался с воззваниями к российской пастве, чтобы собрать пожертвования. Таким образом были построены два храма-памятника павшим русским воинам, похороненным на японской земле в г. Мацуяма (1906 г.) и г. Осака (1910г.), а также храм на месте сгоревшей консульской церкви в г. Хакодатэ, колыбели православия в Японии, где начал свою миссию святой равноапостольный Николай Японский.


Случайные файлы

Файл
algoritm.doc
kursovik.doc
102473.rtf
70658.rtf
14509.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.