Память о святых княгине Людмиле и князе Вячеславе чешских. (23154-1)

Посмотреть архив целиком

ПАМЯТЬ О СВЯТЫХ КНЯГИНЕ ЛЮДМИЛЕ И КНЯЗЕ ВЯЧЕСЛАВЕ ЧЕШСКИХ

Блаженная Людмила, бабка св. кн. Вячеслава, была супругой христианского князя Богемии Боривоя. Великий просветитель славян св.Мефодий, архиепископ соседней Моравии, преподал Боривою и Людмиле наставление в чистой и святой вере и омыл их водою благодатного Крещения в Велеграде. Князь и княгиня Богемии были искренними христианами и употребляли все меры для обращения своих подданных к святой вере. Таков же был и их сын кн. Вратислав. Но язычество еще жило между жителями Богемии и особенно крепко сохранялось оно между соседними Полабскими славянами. К сожалению дела немецкого романизма не только не сближали местных славян с христианством, но напротив питали в них сильную вражду против него. Жена кн. Вратислава Драгомира была урожденная княжна Браниборо-Стодеранская. Латинские предания называют Драгомиру язычницей, но это представляется весьма сомнительным. Быть не могло, чтобы в таком глубоко христианском семействе, каково было семейство князя Боривоя, жена князя христианина была не крещенной. Но не подлежит сомнению, что она не была искренней христианкой, была горда и зла и по гордости дорожила всем славянским, в том числе и языческою жизнью. Ненависть к христианству, воспитанная в Полабских славянах жестокостями немецких миссионеров и властителей, являлась и в ней. У Вратислава и Драгомиры было двое сыновей - Вячеслав и Болеслав, которые совсем не походили один на другого: сколько Вячеслав характером и делами напоминал доброго отца его, столько в Болеславе отразились качества злой Драгомиры.

Старая княгиня Людмила по смерти своего супруга князя Боривоя жила в Праге. Вратислав поручил воспитание Вячеслава своей матери. Блаженная княгиня желала видеть во внуке прежде всего искреннего христианина.

Людмила по указанию священника отдала Вячеслава изучать славянскую грамоту, и он научился хорошо читать по-славянски. Вячеслав отвечал заботам доброй бабки не только усердием к учению, но и своим поведением, достойным христианского отрока. Он был добр, кроток, незаносчив и целомудрен. Образование дано было ему лучшее по тому времени. Отец посылал его в Будуч, где молодой человек “учился латинской грамматике и научился хорошо”. Он умел читать латинские книги, “как хороший бискуп”; и “если брал греческие книги или славянские, то читал их без ошибок”. Исполняя требования веры, он благотворил бедным.

Князь Вратислав, будучи преклонных лет и чувствуя близость смерти, созвал к себе вельмож и епископа и объявил наследником своим старшего сына. После литургии он сам привел Вячеслава к епископу и сказал: “преподай, владыко, благословете сыну, наследнику моему”. Святитель совершил молитву о ниспослании благословения Божия на молодого князя.

Когда умер отец Вячеславу было только 18 лет, и его мать Драгомира начала управлять княжеством от имени сына. Правительница скоро обнаружила свой характер: она приблизила к себе людей худых и даже язычников, которых еще много оставалось в княжестве. Она стала отменять порядки, которые введены были Боривоем и Вратиславом для ослабления язычества. Дела княжества вскоре стали приходить в расстройство. Блаженная Людмила скорбела о несчастии отчизны и по христианской ревности к общему благу она настояла пред Вячеславом на том, чтобы он сам вступил в управление княжеством. Добрый Вячеслав выполнил совет бабки, и вся страна приняла это с радостью. Для того, чтобы предупредить раздоры и смуты, Вячеслав уступил младшему брату половину княжества; эта половина, богатая и обширная, и после называлась Болеславией.

Гордая и тщеславная Драгомира жестоко оскорбилась распоряжением, несогласным с ее замыслами; но до времени затаила свою злобу. Ненависть ее стала отыскивать средства отмостить Людмиле. Она переливала злость свою в Болеслава, питала и усиливала в нем вражду к брату, любимому Людмилой. Тайно приискала она себе сообщников, чтобы с их помощью безопасно совершить злодейство над Людмилой.

Блаженная Людмила, совершив святое дело для отчизны и внука, удалилась на покой в г.Течин, тем более, что она видела ненависть невестки и желала быть вдали от зла. Но мстительная Драгомира нашла ее и здесь. Купленные ей два боярина явились в Течин и здесь набрали себе других головорезов. Убийцы ворвались к Людмиле, когда она молилась в домашней молельне. “Так ли помните благодеяния мои?” - сказала добрая княгиня, но изверги накинули петлю на ее старческую шею. “Лучше поразите меня мечемъ, - сказала Людмила, - чтобы по примеру мучениковъ пролилась кровь моя”. Душа ее отлетела в небесные обители сентября 16 дня, в день субботний, в 927 году. При ее скромной гробнице совершались чудеса.

Неизвестно, знал ли блаженный Вячеслав, что в убиении Людмилы принимала участие его мать, но современник сообщает, что он удалил Драгомиру от двора. Блаженный Вячеслав по христиански устраивал дела своей семьи и подвластной ему Богемии. Четырех сестер своих он выдал замуж. Однажды соседний князь Баурзимский Радислав напал с сильным войском на его города. Миролюбивый Вячеслав послал спросить у Радислава:что побудило его к таким поступкам? Если он, Вячеслав, виноват в чем-либо пред ним, пусть скажет о вине, и удовлетворенье будет сделано. Радислав отвечал, что Вячеслав должен уступить ему Богемию. Вячеслав вывел в поле сильное войско. И все-таки ему не хотелось проливать кровь. Он послал предложение Радиславу: “спор идет между нами двумя; тебе хочется владеть Богемией, а я не согласен уступить. Пусть бой между нами двумя и решит дело. К чему кровавою битвою войск доводить дело до того, что тебе, пожалуй, не над кем будет и властвовать?” Радислав согласился на поединок и, побежденный, вынужден был на коленях просить прощения у Вячеслава.

Когда германский император Оттон пригласил всех князей на сеймъ в Вормс. Вячеслав явился позже других, быв задержан на дороге делами благочестия. При входе Вячеслава в собрание немецкие князья изъявили неудовольствие, не отдали поклона. Однако император принял Вячеслава с особенным вниманием и лаской. Он сказал, что готов исполнить всякую его просьбу. Блаженный Вячеслав просил мощи мученика Витта, и император удовлетворил его просьбу. Блаженный князь перенес мощи святого в Прагу и здесь построил для них храм в честь св. Витта. Тогда же он перенес в Прагу мощи и святой бабки своей Людмилы и пометил их в храме св. Георгия, построенном его отцем.

Он весьма заботливо охранял покой своих подданных: чиновников избрал он из лучших христиан и строго следил за тем, чтобы разбирательства в судах проходили справедливо. По ревности к вере Христовой он покупал детей у язычников и, окрестив их, посвящал на служение Богу. Строгость его к самому себе напоминала поведение древних подвижников. Часто он в течение ночи занимался печением просфор и утром сам относил их в церковь для литургии. Особенно так бывало, когда он готовился приобщиться Святых Христовых Таин. Если день он проводил за делами правления, то ночь посвящал на молитву. Нередко, в зимнее ненастье, с верным старым слугой Подивоем шел он босыми ногами к утрени в какой-либо отдаленный храм. Дряхлый Подивой иногда кряхтел от стужи. Вячеслав с улыбкою говорил ему: “теперь зима, старче, ступай по следам моим, какие проложил я в снегу”. Иногда св. Вячеслав, идя по замерзшей и кочковатой земле, раздирал свои ноги до крови. “Сущим в бедах помощник ты бысть, нищим кормление, печальным утеха”, - поет ему Церковь в древней службе. Князь собирал священников и ставил по городам храмы, где каждый день совершалась служба. К его заботливости надобно отнести и перевод на чешский язык Евангелия от Иоанна.

Со временем Вячеслав сам хотел передать управление княжеством брату, с тем, чтобы посвятить всего себя на служение Богу. Но брат определил ему другой путь. Злые советчики “наустиша Болеслава на брата своего”. Советники требовали от Болеслава, чтобы умерщвлена была и Драгомира. Следовательно, это не были люди, любившие славянскую народность. С другой стороны вслед за смертью Вячеслава введены были в Богемию ксендзы, которых прежде того не терпели в Богемии. К этому следует присоеденить и то, что на Вормском сейме немцы открыто выразили свое негодование против князя, как ревнителя отеческого благочестия, и благосклонность Оттона к Вячеславу могла только усилить зависть в Болеславе и возбудить решимость стать на стороне немецкого латинства. Так более, чем вероятно, что Болеслав, воспитанный злою матерью, теперь действовал сколько по своей страсти к власти, столько и по внушениям хитрых германских подстрекателей.

На праздник св. Косьмы и Дамиана Вячеслав поехал в Болеславль и после литурпи захотел возвратиться в дом свой. Но Болеслав неожиданно стал добр к брату и с притворным усердием упрашивал его остаться: “Куда хочешь ты ехать, брат мой, когда готово у меня пиво?” Блаженный не отказал в просьбе брату, чтобы не оскорбить любви, и не поехал домой. Он предчувствовал близкую смерть. “Завтра, на утреннем бдении райского предстоятеля св. Михаила, буду пить чашу моего Владыки”, - говорил он в тот же вечер. Он полностью предал себя воле Божией. Когда была рыцарская потеха на дворе брата, один из преданных ему тайно сказал Вячеславу, что брат хочет убить его. Блаженный князь не хотел верить и отвечал, что этого не может быть. К вечернему пиру явилось множество друзей Болеслава.

По окончании вечернего стола Вячеслав спокойно вышел и, ложась спать, помолился с обычными земными поклонами за себя и своих близких. На рассвете, едва услышав утренний звон, он поспешил встать с кровати, осенил себя крестным знамением и сказал: “слава Тебе, показавшему нам свет”. Умыв лицо и одевшись в скромную одежду, поспешил он в церковь. В воротах княжеского двора его нагнал Болеслав. Оглянувшись, Вячеслав сказал с улыбкою: “Добрый вечер был у тебя, брат мой!” Тогда Болеслав, выхватив из-под одежды меч, сказал: “Нынешний хочу сделать тебе лучше вчерашнего”. И с этими словами ударил брата по голове. Крепкий силами князь не пошатнулся и, повергнув на землю врага, он стал над ним твердою ногою и кротко сказал: “Что ты задумал против меня, брат мой?” В эту минуту прибежал один из соумышленников Болеслава и ударил Вячеслава мечем по руке. Вячеслав, видя заговор, бросил брата и побежал к церкви. Убийцы нагнали его в самых дверях храма и пронзили мечами. На пороге церковном испустил он дух с словами: “Господи! в руки Твои предаю душу мою” Это было 28 сентября 935 г.


Случайные файлы

Файл
8752.rtf
5127.rtf
27045-1.rtf
101760.rtf
175527.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.