Томас Джефферсон: политический деятель и просветитель (22934-1)

Посмотреть архив целиком

Томас Джефферсон: политический деятель и просветитель.

Томас Джефферсон – одна из наиболее противоречивых и спорных фигур среди“отцов - основателей”США. В глазах европейцев он вместе  БенжаминомФранклином принадлежал к самым образованным американцам того времени. Джефферсон был родоначальником демократической идейно – политической традиции в США. Вместе с тем он вполне ладил с крупными плантаторами-рабовладельцами, к которым принадлежал и сам. Будучи в оппозиции к федералистам в 90-х годах XVIIIb. он беспощадно критиковал Гамильтона, приобрёл славу лидера “якобитской партии”, но, став президентом в 1801г., примиренчески заявил: “Все мы федералисты, все мы республиканцы”, – и усвоил многие из федералистских начинаний. Идеалы и дела Джефферсона – само противоречие.

Между мечтой и реальностью

Что формирует духовный облик и жизненный путь личности: семья? воспитание и окружение? образование и наставники? социальные условия и эпоха. Джефферсон мыслил, а подчас и поступал вопреки интересам плантаторской верхушки. Что повлияло на его позицию?

Молодой виргинский плантатор Томас Джефферсон выдвинулся в число лидеров патриотического движения за четыре – пять лет до провозглашения независимости. В 1774г. он опубликовал анонимно – но об авторстве его было хорошо известно – блестящий памфлет “Общий обзор прав Британской Америки”. О Джефферсоне узнали в других колониях. Он был избран делегатом I, а затем и II Континентального конгресса. В июне 1776г. 33-летнему виргинцу поручили составление Декларации независимости. Огромная популярность Декларации независимости способствовала закреплению славы духовного вождя революции. Но о такой славе грезили и другие “отцы – основатели”. Молодой, энергичный, он воплощал юность революции и американской нации. Да, декларацию мог писать только он: это был его, а не Адамса и не Франклина звёздный час. Декларация независимости свидетельствовала о широкой начитанности, смелой мысли и блестящих способностей Джефферсона. На языке высокой ивместе с тем доступной простому люду прозы он лаконично изложил революционное кредо Просвещения: “Мы считаем самоочевидными следующие истины: все люди сотворены равными и все они наделены правами, к которым принадлежит жизнь, свобода и стремление к счастью…”

Ещё в своём первом обращении к патриотам – “Общем обзоре прав Британской Америки”, Джефферсон выносил на их рассотрение новую тему – демократические преобразования в Северной Америке. Он принимает сторону неимущих и малоимущих в центральном для исторических судеб вопросе – аграрном. Аграрная мечта Джефферсона приобретает более конкретные черты с началом революции. В 1776г. он предлагает виргинской ассамблее проект конституции штата, согласно которому все незанятые земли становятся общественным достоянием и используются исключи-тельно для бесплатного наделения каждого неимущего участком в 50 акров. Выступая за устранение контрастов во владении земельной собственностью и её прогрессивным налогообложением, Джефферсон никогда не определял, каким должен быть её максимум. Не был он и сторонником радикального уравнительства: “Я сознаю, что равное распределение собственности неосуществимо”.

Предложения Джефферсона серьёзно ущемляли интересы рабовладельцев: блокировали им доступ к свободным западным землям, о которых они грезили во сне и наяву. Здесь уместно возвратится к вопросу начала главы: что оформило элитарное мышление Джефферсона, что побудило его пренебречь интересами своего класса и создать программу будущего фермерской Америки? В его мировоззрении отразились и воплатились противоречившая американская реальность и та удивительная историческая эпоха, в которую он жил, – эпоха, заслужившая название Века Просвещения, Века Разума, Века Революций.

Джефферсон, развивая демократические идеалы, шёл вместе с тем на всевозможные компромис-сы с плантаторами. Которые уже через год после начала революции добилась распродажи западного земельного фонда. Под напором буржуазно-плантаторных кругов, Джефферсон отказывается от идеи бесплатного наделения всех неимущих минимумом земельной собственности. Поражением для Джефферсона закончились его столкновения с плантаторными верхами в вопросе о рабстве. До 1776г. в патриотическом движении не раздалось ни одного открытого голоса в защиту рабства. При первом же обсуждении вопроса о рабстве в Континентальном конгрессе, выяснилось, что южные плантаторы, извлекавшие прибыль из работорговли, сочли излишним пункт, осуждавший негритянс-кую неволю, и вычеркнули его. Но постепенно распространялась мысль, что рабство существует и сохраняется исключительно по вине английской короны. Её разделял и Т. Джефферсон, писавший: “Отмена у себя рабства – величайший предмет желаний в колониях”. Одновременно в Виргинии, родном штате Джефферсона, конвент, обсуждавший билль о правах и конституцию штата, реши-тельно возразил против положения: “Все люди сотворены равными”. Несколько позднее виргинские суды объявили, что утверждение Декларации независимости об естественном равенстве людей не распространяется ни на свободных негров, ни на рабов. Также, суды выступали за высокий ценз, Джефферсон же настаивал на предоставлении права голоса всем взрослым свободным белым мужчинам. Кроме того, он требовал одобрения конституции и любых сколь-либо важных законов на основе прямого народного волеизъявления.

Существенные изменения претерпела трактовка Джефферсоном и другими американскими просветителями права на революцию и ниспровержения неугодного правительства, провоглашённое в Декларации независимости. Джефферсон не исключал вообще возможности вооружённого выступления народных масс, более того, на основе анализа опыта восстания Шейса он приходит к к важным обобщениям: возможность защиты народом США своих прав является показателем демократизма политической системы, а не её слабости; в конфликте “народ - правители” всегда прав народ и его восстания помогают выявить и устранить злоупотребления властей.

Американские просветители, как и их европейские единомышленники, верили в утверждение по мере реализации провозглашённых ими принципов “царства разума”. Подобно европейским просветителям, они не подозревали, что провозглашённое ими “царство разума было не чем иным, как идеализованным царством буржуазии”.

Путь к власти

В годы революции Джефферсон исходит из того, что противоречия между бедными и богатыми, глубокие имущественные различия характерны для европейских стран, но не для США. И в революционный, и в послереволюционный период будущая Америка виделась Джефферсону как аграрная страна, населённая по преимуществу мелкими независимыми фермерами. Джефферсон был не одинок в своих взглядах: их разделяло большинство демократов, среди которых наиболее ревностным защитником аграрно-фермерского развития США выступал Б. Франклин. Основой концепции просветителей служил хи собственный сравнительный анализ социально-экономических особенностей развития США, и Западной Европы, прежде всего Великобритании и Франции, где мануфактур было гораздо больше, а в Англии вообще полным ходом совершался переход к промышленному капитализму. Аграрный путь развития, утверждал Джефферсон, исключает возможность массовой нищеты и науперизации, аграрные страны, в отличие от промышленных, застрахованы от возникновения и развития политической коррупции, которая превратилась в настоящее бедствие в торгово-промышленной Англии. Он также выделял моральные достоинства фермерства, его непритязательность, безыскусность и простоту нравов. Джефферсон высказывает в качестве аксиомы ту мысль, что пока в США не образуется аграрного перенаселения, страна сможет счастливо избежать альтернативы пагубного тогрового-промышленного развития. Перспективы аграрного пути развития рисовались ему в радужном свете: “Сейчас мы располагаем достаточным количеством земли, чтобы обеспечить на неё работу для любого количества людей”. Идея аграрного развития США по “фермерскому пути” при соотнесении с американской реальностью обнаруживала очевидную уязвимость. Господствующее положение в сельском хозяйстве США занимали отнюдь не фермеры, а плантаторы-рабовладельцы. В рамках джефферсоновского аграрного пути неизбежно должен был возникнуть противоречивый, обречённый на распад, альянс плантаторов и фермерства, в котором руководствующаяся роль могла оказаться в руках плантаторов. Плантаторам была уготована руководящая роль и в созданной под руководством Джефферсона республиканской партии.

Первые шаги республиканской партии начинаются с создания в 1791г. газеты “National Newspaper” (“Национальная газета”). Это было очень логично и очень свевременно: ведь федералисты во главе с Александром Гамильтоном уже приступили к изданию “Newspaper of the United States” (“Газета Соединённых Штатов”) – собственной газеты, отстаивавшей интересы его фракции ещё в 1789г. В период складывания республиканской партии раскрылись организаторские и тактические способности Джефферсона. В 1791г. он и Дж. Мэдисон совершили “путешествие” в Нью-Йорк, в ходе которого были установлены прочные контакты с лидерами местных антифедералистов. Затем после упрочнения связей Джефферсона с противниками Гамильтона в Пенсильвании сложилась “ось” “Виргиния–Нью-Йорк–Пенсильвания”, ставшая стержнем республиканской партии.

Воззрения Джефферсона приобрели сугубопрагматический характер, подчинялись целям развенчания, дискредитации и нисповержения Гамильтона. Партия Джефферсона стремилась изобразить себя не только истинной, но и единственной хранительницей республиканских основ и объявляла политических соперников, чуть ли не монархистами, вступившими в сговор с английской короной для нисповерженя демократических прав и свобо США. Впрочем, Гамильтон и его сторонники платили им такой же монетой: объявляли республиканцев якобитскими шпонами, разносчиками “французской болезни” худшего образца – безверия и анархии. Как далека была эта политическая практика от “царства разума”, грезившегося Джефферсону.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.