Бестужев Александр Александрович (20081-1)

Посмотреть архив целиком

Бестужев Александр Александрович (Марлинский, 1797-1837)

Выдающийся писатель и декабрист происходил из старинного дворянского рода; отец его был настоящим энциклопедистом и из своего дома создал “богатый музей в миниатюре”, как выразился один из его сыновей. Свою энергию и любовь к знанию он передал детям, из которых два сына, декабристы Михаил и Николай, были такими же образованными, деятельными, разносторонне способными людьми, как отец; выдающейся личностью была их старшая сестра Елена, любящая и самоотверженная, добрый гений этой семьи.

Уже на школьной скамье Бестужев обращал на себя внимание пылкостью и честолюбием. Учился он вообще хорошо, но не любил точных наук и, не преодолев своего отвращения к ним, оставил корпус, не окончив курса. Под влиянием старшего брата, моряка Николая, он хотел поступить во флот, рисуя себе в заманчивых чертах жизнь мореплавателя; но та же математика преградила ему дорогу к гардемаринскому экзамену, и ему пришлось начать службу юнкером в лейб-драгунском полку. “Самолюбие, желание отличия на каком бы то ни было поприще, — рассказывает его брат, — сделали из него славного солдата и еще более наездника”. В 1818 г. он был произведен в офицеры.

Служебные дела и серьезные литературные занятия чередовались в его жизни с легкомысленными любовными увлечениями и веселыми, подчас бесшабашными проказами. Он увлекся дочерью главноуправляющего путями сообщения Бетанкура, при котором состоял одно время адъютантом, но важный сановник не согласился выдать свою дочь за небогатого молодого офицера; этот отказ тяжело подействовал на Бестужева. В 1823 г., состоя адъютантом при сменившем прежнего начальника герцоге Александре Вюртембергском, Бестужев был штабс-капитаном гвардии, и пред ним открывалась блестящая служебная карьера, но дружеские связи и пламенный темперамент вовлекли его в заговор, разрешившийся 14 декабря 1825 г. открытым восстанием на Сенатской площади. Не играя особенно видной роли в заговоре, далеко не крайний в своих политических убеждениях, не шедших, в сущности, далее умеренного конституционализма, — эти взгляды вполне согласовались с тогдашним общим настроением, — Бестужев, популярная фигура которого всем бросалась в глаза, погубил себя несколькими бестактными остротами и резкими выходками, за которые товарищи не раз называли его фанфароном. На суде он пал духом и “первый сделал важное открытие о тайном обществе”, как указала в своем приговоре разбиравшая дело комиссия. Откровенность, о которой он впоследствии жалел, смягчила его участь, и после полу-торагодового сидения в Петропавловской крепости и в одной из финляндских крепостей он был отправлен на поселение в Якутск, где прожил до июля 1829 г. Там Бестужев по-прежнему был бодр и деятелен, много читал и работал, интересовался новым для него краем и всячески старался не опускаться. Он мечтал о возвращении в Россию, но понимал, что до забвения правительством прошлого еще очень далеко, и стал хлопотать о переводе на Кавказ.

С радостью принял он весть о назначении его рядовым в Кавказскую действующую армию. И.Ф. Паскевич определил его в 14-й егерский полк, и он сразу окунулся в ту обстановку войны и приключений, которой жаждал не только в Сибири, но везде и всегда. Хотя кавказскому начальству было предписано его “и за отличие не представлять к повышению, но доносить только, какое именно отличие им сделано”, надежда на дальнейшее улучшение судьбы у него была не совсем отнята; к тому же местное начальство большей частью относилось к опальным мягко и не стесняло их надоедливым надзором и служебными придирками.

Окружающих привлекала к Бестужеву его литературная известность, в руках у него всегда были изрядные денежные средства, так что ему жилось лучше, чем многим его товарищам. Походная жизнь вполне удовлетворяла его жажду внешней деятельности, которой не могли утолить даже усердные занятия литературой; она дала ему возможность хорошо изучить Кавказ. В 1835 г. за ряд боевых отличий он был произведен в унтер-офицеры, а новые отличия через год доставили ему офицерский чин, который он “выстрадал и выбил штыком”. Он уже подумывал об отставке, о переводе хотя бы в гражданскую службу, но эта надежда не сбылась. 7 июня 1837 г. Бестужев был убит в бою с черкесами на мысе Адлер.

В литературе и вообще в жизни Бестужев — один из немногих людей, не знавших разлада между течением внешних событий и внутренними переживаниями. Вот почему его личная история, богатая страданиями и переменами, не производит тяжелого впечатления. Его нельзя назвать жертвой; если судьба швыряла им по своему произволу, он не был в ее руках пассивной игрушкой и сам шел навстречу ее ударам, спокойно храня свою обычную жизнерадостность, отразившуюся с той же ясностью в его литературной деятельности. В первых своих рассказах с историческим, quasi-историческим и фантастическим содержанием Бестужев выказал себя сентименталистом и романтиком. Они отличаются богатством фабулы, разнообразием старательно выписанных подробностей, патриотическим одушевлением и благомыслящим морализмом. Здесь он был еще далек от действительности (“Гедеон”, “Изменник”, “Наезды”, “Роман и Ольга”, “Ревельский турнир”, “Замок Нейгаузен”, “Замок Эйзен”), но значительно приблизился к ней, когда настали для него годы творческой зрелости, ускоренные обрушившейся на него катастрофой. Бестужев один из первых в русской литературе стал описывать русскую природу, русское общество, жизнь обыкновенных русских людей. Он не растерял впечатлений, которые дали ему Сибирь и Кавказ, и на фоне роскошной, угрюмой или величавой природы рисовал человека с бурной, энергичной душой, который на долгие годы, до торжества натурализма, царил в русской прозе. Бестужева особенно привлекал военный и гражданский героизм, который он рисовал в повестях “Мулла-Нур” и “Аммалат-бек”. Он первый открыл тот мир, где Лермонтов нашел впоследствии своего Максима Максимыча, Лев Толстой — Платона Каратаева и героев Севастополя и того же Кавказа. Каждая новая повесть “Пушкина в прозе”, как называли Марлинского, вызывала сенсацию; он был самым читаемым автором своей эпохи, и даже Пушкин называл его русским Вальтер Скоттом и думал, что он в России будет “первый во всех значениях слова”.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://ezr.narod.ru/



Случайные файлы

Файл
79658.rtf
16950.rtf
33726.rtf
150085.rtf
14357-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.