Аракчеев Алексей Андреевич (18699-1)

Посмотреть архив целиком

Аракчеев Алексей Андреевич (1769-1834)

Государственный деятель. Аракчеев завоевал симпатии Павла Петровича еще в бытность его наследником престола беспрекословной исполнительностью и насаждением внешней дисциплины; рвение Аракчеева доходило до того, что у провинившихся солдат оказывались иногда вырванными усы, откушенным ухо и т. п. Вскоре Аракчеев был назначен комендантом Гатчины и исполнял обязанности начальника сухопутных войск наследника. С восшествием на престол Павла I (6 ноября 1796 г.) Аракчеева ожидала головокружительная карьера. В 1799 г. он был назначен командиром гвардии артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии; пожалован графом Российской империи.

Цареубийство 11 марта 1801 г. произошло, когда Аракчеева в Петербурге не было; рассказывают, что он, вызванный Павлом, не был допущен в город заговорщиками, имевшими основание бояться его появления там в этот день.

Первые годы нового царствования (эпоха “Интимного комитета”) Аракчеев был в отставке, но 26 апреля 1803 г. император Александр собственноручной запиской вызвал его в Петербург. Симпатии Александра к Аракчееву возникли еще в пору гатчинских плац-парадов и оказались едва ли не единственными, которым Александр оставался верен до конца жизни. Возвращая Аракчеева, император приобретал человека преданного, готового исполнить все, что от него потребуют, не стесняясь средствами. Пристрастие Аракчеева к военной муштре вполне отвечало вкусам самого Александра.

13 января 1808 г. Аракчеев назначен военным министром, генерал-инспектором всей пехоты и кавалерии. Недовольный ходом войны со Швецией и медлительностью главнокомандующего армией Кнорринга, Александр послал Аракчеева в Финляндию (февраль 1809 г.) и предоставил “власть неограниченную ему. Его пребывание там сопровождалось рядом военных успехов, и Александр прислал Аракчееву орден Андрея Первозванного, который он сам носил. Аракчеев, имевший обыкновение записывать все замечательные для него события на листках, вклеенных в Евангелие, отметил на одном из них, что он “упросил государя взять орден обратно, что и было милостиво исполнено”. Компенсацией послужил рескрипт, предписывавший войскам “отдавать Аракчееву следующие ему почести и в местах высочайшего пребывания”.

Во время управления Аракчеева министерством были изданы новые правила и положения по разным частям военной администрации, упрощена и сокращена переписка, учреждены запасные рекрутские депо и учебные батальоны; артиллерии была дана новая организация, приняты меры к повышению уровня специального образования офицеров, упорядочена материальная часть. По признанию военных историков, здесь удалось достигнуть результатов, которые положительно сказались в войнах 1812—1814 гг.

В течение войны с Наполеоном Аракчеев почти неотлучно находился при государе, который еще больше к нему привязался. С окончанием войны круг ведения Аракчеева был очень широк: все дела государственного управления рассматривались и готовились для доклада им. Бывало так, что Александр принимал с докладами одного только Аракчеева, через которого восходили к государю представления всех министров и даже мнения Государственного совета.

Наряду с общим надзором за внутренним управлением Аракчеев взялся за осуществление идеи военных поселений, которая еще с 1810 г. занимала Александра. К широкому насаждению военных поселений приступили в 1815 г. Сообразуясь со словами Александра, что поселения “будут во что бы то ни стало, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова ”, Аракчеев повел дело круто, не обращая внимания на ропот народа, жестоко подавляя открытые бунты. Утверждая таким путем новую форму крепостного состояния, Аракчеев оказался вместе с тем автором проекта освобождения помещичьих крестьян, составленного им по поручению Александра в 1818 г. при оговорке, чтобы проект не заключал никаких стеснительных для помещиков мер и чтобы эти меры не представляли ничего насильственного со стороны правительства. Проект этот остался неосуществленным, совпав с политическими смутами в южной Европе, которые изменили настроения Александра. Между тем в вотчине самого Аракчеева господствовали жестокие крепостные порядки. “Заботливость” его о благосостоянии своих крестьян принимала своеобразные формы: все определялось письменными регламентами, нарушение коих строго каралось. Дома в деревне выстроены были по однообразному плану; во избежание грязи на улицах крестьянам запрещалось держать свиней; издано положение о метелках для подметания улиц, о занавесках на кроватях, об окраске крыш, об обязанностях каждого члена крестьянской семьи и т.п. Был издан приказ, по которому “всякая баба должна ежегодно рожать, и лучше сына, чем дочь”; за дочь — штраф, за выкидыш — штраф... 1 января ежегодно Аракчееву представлялись списки неженатых и незамужних, и он делал пометы, кого и на ком женить. За поведением крестьян установлено было тайное наблюдение. Строгая система телесных наказаний, созданная Аракчеевым, увенчивалась “нравственной” карой: наказанный должен был писать графу покаянное письмо с обещанием исправиться. Тяжесть существования крестьян под рукою Аракчеева еще усугублялась царившей в вотчине его любовницей Настасьей Минкиной. Годами копившееся против нее раздражение разрешилось 10 сентября 1825 г.: ее убили дворовые. Аракчеев с неистовой жестокостью расправился с виновными. О впечатлении, произведенном на него этим происшествием, можно судить не только по отчаянным письмам, которые он писал в Таганрог Александру, но и по тому, что позволил “бе такой формалист и “верный слуга ” государя на другой день после убийства: он сам назначил себе заместителей по корпусу военных поселений (генерала Эйлерта) и по комитету министров (статс-секретаря Муравьева), то есть сам себя отправил в отставку. По мнению современника, только исключительным расположением Александра можно объяснить, что это прошло Аракчееву даром.

До самой смерти Александра I (19 ноября 1825 г.) Аракчеев не возвращался к делам, ссылаясь на “тяжкое расстройство здоровья”. Это не помешало ему 30 ноября по принесении присяги императору Константину донести последнему, что, “получа облегчение от болезни ”, он “вступил в командование отдельным корпусом военных поселений”. К несчастью для себя, он допустил бестактность по отношению к Николаю I. 20 декабря 1825 г. последовало увольнение Аракчеева от заведования делами комитета министров. Он сохранил только звание члена Государственного совета и отправился путешествовать за границу (издав там собрание писем к нему Александра I). По возвращении из-за границы жил в вотчине, где устроил себе обстановку, которая должна была напоминать ему его “благодетеля”: соорудил перед церковью бронзовый памятник Александра I, заказал за границей часы с его бюстом, с музыкой, которая играет раз в день, в 11 часов дня (время, когда Александр скончался), молитву “Со святыми упокой”. В 1833 г. он внес в государственный заемный банк 50 тысяч рублей ассигнациями с тем, чтобы эта сумма оставалась в банке 93 года неприкосновенной со всеми процентами: 3/4 из этого капитала предназначаются тому, кто напишет к 1925 г. на русском языке лучшую историю царствования императора Александра I, остальная 1/4 капитала идет на издание этого труда, на вторую премию и двум переводчикам (на французский и немецкий языки) премированного труда. История умалчивает о судьбе этих премий.

300 тысяч рублей Аракчеев пожертвовал Новгородскому корпусу — для воспитания из процентов с этого капитала бедных дворян Новгородской и Тверской губерний.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://ezr.narod.ru/




Случайные файлы

Файл
135927.rtf
125493.rtf
kursovik.doc
147919.rtf
12677.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.