Харири Рафик (17344-1)

Посмотреть архив целиком

Харири Рафик

(р.1944)

В воскресенье 3 сентября в Ливане закончился второй тур парламентских выборов. Премьер-министр Салим эль-Хосс признал свое поражение. Эксперты считают, что новое правительство возглавит его бывший глава Рафик Харири.

Кто он - этот старый-новый лидер?

В октябре 1992 года президент Ливана Ильяс Храуи назначил 46-летнего саудовского строительного магната и миллиардера Рафика Харири (ливанец по происхождению) премьер-министром. Тогда это назначение было расценено в Бейруте как последний шанс для спасения страны. Судите сами: ущерб, нанесенный Ливану 17-летней гражданской войной и разрушительными вторжениями Израиля, превысил, по оценкам экспертов, 25 миллиардов долларов. Это в пять раз больше, чем потерял Кувейт в результате иракской агрессии в 1990-1991 годах.

Воспользовавшись относительно устойчивой политической обстановкой, новый премьер-министр сумел стабилизировать положение с валютой. Утверждают, что он использовал свои собственные наличные деньги, чтобы поднять на 30 процентов курс ливанского фунта по отношению к доллару. Иными словами, созданная им команда, в первые три месяца продавала его доллары, чтобы справиться с волной спекуляции валютой.

Сам премьер-министр объяснил:

- Валюта стабилизировалась потому, что я возглавил правительство. Никакой другой причины нет.

Как бы то ни было, но стабилизация ливанского фунта позволила Харири вернуть в страну 2 миллиарда долларов в виде сбережений ливанцев, уехавших за границу. Это в свою очередь увеличило банковские депозиты более чем на 20 процентов, что дало возможность главе правительства приступить к осуществлению программы восстановления Ливана, рассчитанной на 10 лет. Она, по подсчетам экономистов, обойдется в 12 миллиардов долларов.

Руководство этим восстановлением и в значительной степени банковское обеспечение - вот два основных направления, которыми день за днем занимался премьер-министр. И весьма успешно! Как отмечают наблюдатели, "наряду со стабильностью он придал свою имперскую манеру Ливану - республике, которая никогда не терпела императоров".

Но случай с Харири - особый. Ведь именно он, как считают его сторонники и признают оппоненты, поставил Ливан на ноги. Но для этого ему потребовалось назначить своих людей почти на все ключевые посты в правительстве. Министры финансов, экономики и торговли, почт и коммуникаций - это были преданные ему сотрудники из его компаний.

Премьер-министр создал государство в государстве. Он тратил свое состояние, скупая недвижимость в Ливане, стал крупнейшим в стране владельцем средств массовой информации - газет, радиостанций и двух телевизионных каналов, в том числе 50 процентов акций государственной компании "Теле-Либан". На свои собственные деньги создал фирму "Солидер".

- Он пытался построить еще одно королевство Саудовской Аравии, - иронизировал Омар Дахук, отпрыск одного из традиционно правивших в Бейруте семейств.

Тем не менее, в башне Садата, расположенной в Западном Бейруте, несколько десятков тщательно одетых выпускников университета занимались разработкой моделей развития ливанской экономики. Ряд людей работали на "частный" Центр экономических исследований Харири - орган, связанный с министерством финансов, но укомплектованный исключительно сотрудниками фирм, принадлежавших премьер-министру. В самом этом министерстве лишь немногим работникам разрешалось пользоваться служебными телефонами, не говоря уже о компьютерах. Выплачиваемая им правительством заработная плата составляла менее 60 процентов той суммы, которую платил Харири.

Это двухъярусное правительство беспокоило некоторых ливанцев. Прежде всего потому, что в Ливане, где важную роль играют клановые связи, многие обвиняли премьер-министра в стремлении обратить выгоды от пребывания у власти для своей религиозной общины - мусульман-суннитов, чтобы самому создать политическую базу. Такая перестройка была заложена в пакте 1989 года, положившим конец гражданской войне и усилившим позиции мусульманских политиков за счет христиан. И хотя этот документ призывал покончить с существующей в Ливане системой распределения власти между религиозными общинами, премьер-министр не осуществил никакой светской реформы.

Помимо классовых противоречий, возвышение Харири и "финансовой милиции", как в Ливане называли его подчиненных, угрожало статусу семей мусульманской и христианской элиты, которые десятилетиями правили страной. Многие из их представителей в годы гражданской войны находились в Европе и США, надеясь в один прекрасный день вернуться, чтобы восстановить государство. Тогда же, когда контроль над Ливаном осуществлял премьер-министр Харири при поддержке своих "нефтяных" друзей из стран Персидского залива, эти надежды оказались тщетными.

Многие представители ливанской элиты считали Рафика Харири, родившегося в бедной крестьянской семье из города Сайды, посторонним в многоликом Бейруте. Наверное потому, что будущий премьер-министр юношей покинул Ливан и обосновался в Саудовской Аравии. Именно там, в 1970 году, 24-летнего честолюбивого бухгалтера заметил наследный принц Фахд и предложил ему стать строительным подрядчиком королевского двора. В течение последующих двадцати лет, принадлежавшая ему компания "Оджер энтерпрайсис", построила десяток объектов - от аэропортов до дворцов, от больниц до гостиниц - для саудовского королевского семейства и эмиров в странах Персидского залива.

Харири и король Фахд стали близкими друзьями. Больше того, парень из Сайды был удостоен престижной для иностранца награды в этом королевстве - получил саудовское гражданство. Он даже говорит по-арабски с саудовским акцентом.

Активы главы ливанского правительства, оцениваемые от 3 до 4 миллиардов долларов, по сведениям журнала "Форбс", позволили ему занять место среди 100 богатейших людей мира. Наряду с другими компаниями он владеет банками на Ближнем Востоке и в Европе, парком частных реактивных самолетов и одним из крупнейших в Саудовской Аравии издательств, выпускающих Коран. Он владеет также недвижимостью на четырех континентах, включая 75-этажное здание техасского торгового центра в Хьюстоне.

В 1993 году Харири связал себя и своих саудовских спонсоров с восстановлением деловой части Бейрута. Злые языки пустили слух, что он хотел доказать королю Фахду, что является истинным членом королевского семейства.

Особенно раздражали многих крупных землевладельцев планы Харири реконструировать деловые кварталы Бейрута. Компания "Солидер", которую он основал с этой целью, присвоила себе большую часть разбомбленного центра ливанской столицы. В качестве компенсации владельцы и арендаторы участков получили 65 процентов акций компании. Оставшиеся у "Солидер" акции, оцениваемые в 650 миллионов долларов, были проданы ливанцам, чтобы выручить наличные деньги для создания инфраструктуры. Из предложенных к публичной продаже акций глава ливанского правительства приобрел 19 процентов, что сделало его крупнейшим держателем акций компании "Солидер".

- Я называю это мошенничеством века, - возмутился Омар Дахук.

- "Солидер" действует не в интересах государства, а в интересах Харири, - заявил Мохаммед Беджави, депутат парламента от проиранской группировки "Хезболлах".

Аналогичные жалобы раздавались и в христианском Восточном Бейруте. Премьер-министра обвиняли в самоуправстве по отношению к некоторым владельцам собственности, совершенном с помощью финансовой стратегии и в искажении традиционного лица центра Бейрута из-за слишком большого упора на современную архитектуру.

- Центр столицы - это результат десятилетий и десятилетий развития ливанской культуры, - говорит Наиля Бустрос Сенул, принадлежащая к одной из старейших и богатейших семей православных греков. - Все конфессии и классы трудились и жили в деловой части - мелкие служащие, торговцы текстилем, адвокаты... Теперь же ливанцы, которые смешивались там, никогда не смогут вернуться туда. Деловые кварталы будут доступны лишь для очень богатых арабов из стран Персидского залива. И очень богатых ливанцев, которые сейчас за границей.

Сам премьер-министр выдвигал более простую причину вхождения в "осиное гнездо" политиков Ливана.

- Я - простой ливанский парень, который разбогател в Саудовской Аравии и не забыл свой народ. Чем больше прирастали мои богатства, тем больше помогал я своей стране. Это у меня в крови.

Действительно, когда оскудели различные источники государственных средств, он вмешался, чтобы платить заработную плату профессорам университета, уборщикам улиц, стюардессам ливанской авиакомпании "Мидл Ист". Он раздавал институтские стипендии и оказывал щедрую благотворительную помощь.

Чтобы ни говорили о премьер-министре, но через два года после его назначения в Ливане почти официально объявили о "новой эре Бейрута". Она началась в сентябре 1994 года, когда более 40 тысяч ливанцев, взявшись за руки на площади Мучеников, запели вместе с ливанской примадонной Фейруз, которая в свое время поклялась не петь в своей стране, пока там не будет мира. В тот день в белом платье широкого покроя в сопровождении сорока музыкантов она запела: "Я люблю тебя, мой Ливан!" Это было волнующее событие. Христиане и мусульмане, люди молодые и пожилые держались за руки, а их голоса отдавались эхом среди груд щебня и изрешеченных снарядами зданий.

Среди этих людей находился и премьер-министр Харири, тоже подпевавший Фейруз. Правда, с саудовским акцентом.

А несколько дней спустя, на другой яркой церемонии, президент Ливана Ильяс Храуи заложил камень по случаю начала осуществления проекта восстановления ливанской столицы. На этом камне было написано единственное слово - Бейрут. Он был заложен рядом с разрушенным снарядом монументом в память о Мучениках, который оказался в самом центре боев во время гражданской войны, начавшейся 15 апреля 1975 года.


Случайные файлы

Файл
10614-1.rtf
47997.rtf
141286.rtf
referat.doc
179034.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.