Рыкунин Николай Николаевич (9757-1)

Посмотреть архив целиком

Рыкунин Николай Николаевич

Народный артист РСФСР

Родился 23 сентября 1915 года в городе Ростове Ярославской области. Супруга - Рыкунина Маргарита Васильевна. Дочери - Наташа (1985 г. рожд.) и Ника (1991 г. рожд.).

Отец Николая был фабрикантом, он умер от воспаления легких за несколько месяцев до рождения сына. Мальчика назвали в честь отца. Первые два года Николай-младший жил с матерью Марией Антоновной в собственном особняке. Дед Николая был купцом и не жалел средств на воспитание внука. По рассказам матери мальчик знал, что его отец много сделал для города. Он участвовал во многих благотворительных акциях. Его капиталы были вложены в строительство ростовской гимназии, городского театра. После революции дом конфисковали, и Николай с матерью оказались на улице. Их приютила бабушка. Мать устроилась работать в столовую, чтобы спасти семью от голода.

В школе, в которой учился Николай, был драматический кружок под руководством учителя русского языка А.И. Урусова. Там мальчик занимался и сыграл несколько главных ролей. Однажды учитель сказал, что при городском театре открывается детский театр и состоится просмотр детей. Николая туда приняли. Его первой ролью стал Ворон в спектакле "Снежная королева".

Однажды вечером 1929 года Николай пошел на вокзал. Он любил смотреть на проходящие поезда. К платформе подошел 509-й поезд, идущий в столицу. Москва казалась местом исполнения мечты. Началась посадка. Николая, влекомого мечтой стать артистом, потянуло к открытой двери вагона. Через несколько часов он вышел на платформу Ярославского вокзала. Гуляя по Москве, он попал на Театральную площадь и оказался возле Малого театра, на дверях которого было написано, что желающие молодые люди принимаются во вспомогательный состав труппы. Он зашел и увидел мальчика, который тоже мечтал стать артистом, - Володю Глухова (впоследствии ставшего Народным артистом Латвии). В Малом театре их прослушали и приняли на второй тур. На другой день, гуляя по городу, они забрели на Триумфальную площадь, к театру Мейерхольда. Экспериментальная театральная мастерская В.Э. Мейерхольда - ГЭКТЕМАС - проводила набор на актерское отделение. Они записались и были допущены к конкурсу первого тура. Когда на экзамене Николай читал подготовленный отрывок, то в один момент так закричал и грохнулся на пол, что председатель комиссии, им оказался сам Всеволод Эмильевич Мейерхольд, спросил, не расшибся ли тот и попросил прочитать другое стихотворение. Николай начал, но Мейерхольд прервал его и попросил подыскать что-нибудь классическое. Николаю вручили толстую книгу, показав отрывок, который нужно прочитать. Волнение юноши было так велико, что он смотрел на длинные строки и ничего не понимал. Когда Николая вызвали снова, он подошел к столу и, чуть не плача, положил книгу и молча направился к двери, объяснив свой поступок тем, что не понимал ничего из написанного. И вдруг Николай услышал, как Мейерхольд сказал кому-то: "Зачислите этого мальчика на третий тур".

Скоро Николай и его новый друг узнали, что их зачислили в ГЭКТЕМАС, и тут же привлекли как вспомогательную силу в спектаклях. В поисках заработков они с Володей попали в Театр Революции, в пору экзаменов, и решили попробовать себя и там. Дальше стали бегать по всем подобным экзаменам, пытаясь еще и выяснить, платят ли студентам стипендию и есть ли общежитие. Их приняли в Детский музыкальный театр Натальи Сац, пообещав небольшие деньги. Волка ноги кормят. Володя узнал, что в Центральном техникуме театрального искусства (ЦТТИ) платят стипендию и есть общежитие. Это означало, что есть место, где можно учиться, питаться и жить.

Оба приятеля были приняты, и это оказалось весьма серьезно. Курсом руководил Борис Михайлович Сушкевич, ему помогали Иван Любезнов и Владимир Дудин. Мимику и грим преподавал руководитель Московского театра сатиры Андрей Павлович Петровский. В конце 1-го курса всех отправили на производственную практику в бывший театр Корша.

Как-то раз Николай оказался в Саду имени Баумана. В то время там была актерская биржа. К нему подошел человек и спросил, кто он, где учится. Через полчаса новый знакомый Лев Маркович Мейерсон, подписал с Николаем первый актерский контракт, вручил подъемные и назначил день приезда в Свердловск. Из драматического театра, куда прибыл Николай, его отправили в Златоуст, где создавался Театр малых форм сатиры. Его взяли в труппу, и начались репетиции. На сдачу спектакля приехала комиссия из Свердловска, но, просмотрев постановку, решила закрыть театр. Николая перевели в местный драматический театр. Так прошел первый театральный сезон, который он доигрывал уже в Театре русской драмы. Николай Рыкунин вкусил жизнь провинциального артиста в полной мере. Он играл в Ярославле, Калуге, Смоленске. После множества ролей ему захотелось вернуться в театральное училище.

Однажды в разгар сезона в Смоленск приехали мастера искусств из Москвы. Комиссия посмотрела спектакль и пригласила Николая сыграть Павку Корчагина с труппой минского театра. Из окна минской гостиницы он увидел огромный плакат, гласивший, что в спектакле "Как закалялась сталь", приуроченном ко Дню Красной Армии, в роли Павки Корчагина выступит артист Рыкунин. Репетиция в театре прошла успешно. После нее коллеги пригласили Николая в буфет, где он, разгоряченный, выпил холодного пива. На следующий день Рыкунин настолько охрип, что не мог участвовать в спектакле. Николаю пришлось вернуться в Смоленск, где его ждало письмо из Москвы от директора Театра сатиры И.Н. Верова, который приглашал Николая по окончании сезона в труппу театра.

В Москве его зачислили в состав труппы, назначив небольшой оклад. Николай был счастлив играть с такими актерами, как П.Н. Поль, И.А. Любезнов, В.Я. Хенкин, Н.И. Слонова, Е.Я. Милютина, Р.Г. Холодов, Н.Д. Нурм, В.А. Лепко, Я.М. Рудин, Д.Л. Кара-Дмитриев, Р.Г. Корф и др. Молодой артист ездил с мастерами на концерты, был постоянно занят, а также выручал коллег, если они хотели отделаться от каких-то маленьких ролей.

Начавшаяся война застала театр на гастролях в Киеве. Бросив все, труппа вернулась в Москву. После приезда Московский театр сатиры отправил на фронт бригаду своих самых лучших артистов. Мужская часть молодежи театра решила явиться в военкомат с просьбой отправить на фронт в одну воинскую часть. В военкомате они встретили своего директора И.Н. Верова. Оказалось, что их театр наряду с другими ведущими театрами занесен в "золотой фонд" страны и артисты освобождались от призыва в действующую армию. Актерам не нужно было ходить в атаку, но защищать Родину можно было по-разному...

Во время первых бомбежек Москвы Николая Рыкунина и Виктора Драгунского зачислили пожарными театра. Ночами они дежурили на крыше и сбрасывали зажигалки. Вскоре дирекция театра подготовила еще две бригады для отправки на фронт. В одной из них были Р.Г. Корф, Я.М. Рудин, В.А. Токарская, Р.Г. Холодов, а в другой - Ф.Диамант, К. Фролова, П.Н.Поль. Поль был назначен руководителем, а Николай - бригадиром. Сначала выступали под Смоленском, потом в Вязьме. В то время здесь шли кровопролитные бои. Когда, спасаясь от немцев, бригада Николая вернулась в Москву, им сообщили страшную весть: другая бригада театра попала в окружение. Р.Г. Корфа и Я.М. Рудина расстреляли на месте, остальные попали в плен. Этот факт дошел до Верховного Главнокомандующего. На следующий день приказом И.В. Сталина театр был отправлен в эвакуацию в Иркутск. Сезон в Иркутске прошел удачно, и театр отправился в Магнитогорск. Там Николай женился на актрисе своего театра Елене Кара-Дмитриевой (они прожили с ней более 50 лет). От первого брака у нее была дочь, которую Николай принял как свою.

Вскоре театр переехал во Владивосток, затем - в Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск, Читу, Свердловск, Челябинск и опять в Магнитогорск. После эвакуации театр вернулся в Москву. Николай с женой получили разрешение поехать с концертами в действующую армию. Путешествие оставило в памяти немало приключений и отнюдь не юмористических, бригада театра исколесила много фронтовых дорог. В ту пору Николай Рыкунин получил награды, которые считает самыми дорогими, - орден Красной Звезды, медали "За оборону Москвы" и "Победу над Германией".

Окончилась война, театр вернулся в Москву и открыл новый сезон. В пьесе "Факир на час" Николай исполнял роль Коли-фоторепортера, с танцами и куплетами. Его партнером был Виталий Доронин. Владимир Хенкин играл роль швейцара в провинциальной гостинице.

Однажды на спектакль пришел уже известный в то время артист эстрады Александр Шуров и предложил создать с ним сатирический дуэт. До этого А.И. Шуров работал в дуэте с А.И. Трудлером: Шуров играл на рояле, Трудлер пел арии из оперетт. Они исполняли злободневные куплеты, диалоги, интермедии. Во время войны Трудлер погиб. Предложение Шурова было для Николая неожиданным, но приятным. Они начали репетировать. Александр играл на рояле. Вместе они пели куплеты, песенки, музыкальные пародии. Николай обычно находился у рояля, но если надо, использовал всю сцену для танца. Для первого концерта было подготовлено всего два номера: куплеты В. Бобошко и М. Викерса "Летят перелетные птицы" и пародии "Стрекоза и муравей". Выступление состоялось 2 мая 1946 года в Центральном Доме Советской Армии. Дуэт был принят хорошо.

Первый успех решил судьбу Николая. Началась концертная жизнь, хотя он не сразу расстался с театром. В то время основным видом транспорта для А. Шурова и Н. Рыкунина был трамвай. Позже В. Дыховичный и М. Слободской написали для дуэта песенку "Аннушка", посвященную знаменитому трамвайному маршруту "А". Давид Ашкенази написал к ней музыку. В репертуаре дуэта появилась сатирическая песенка "Манечка" и "Серенада" поэта Я. Грея на музыку Н. Богословского, затем "Главсметана", "Заело", "Поезд идет в Чикаго" и др. Для дуэта писали авторы: Б. Ласкин, Э. Кроткий, А. Мерлин, Грей, О. Левицкий, Г. Териков, А. Левин и др.


Случайные файлы

Файл
230.doc
28186-1.rtf
141114.rtf
96195.rtf
kursovik.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.