Тарасова Татьяна Анатольевна (9708-1)

Посмотреть архив целиком

Тарасова Татьяна Анатольевна

Заслуженный тренер СССР и России

Родилась 13 февраля 1947 года в Москве. Отец - Тарасов Анатолий Владимирович (1918-1995), выдающийся стратег советской школы хоккея, Заслуженный мастер спорта СССР, Заслуженный тренер СССР, кандидат педагогических наук. Мать - Тарасова Нина Григорьевна, преподаватель физкультуры. Супруг - Крайнев Владимир Всеволодович, Народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР и международных конкурсов, профессор Ганноверской консерватории.

Отец Татьяны Тарасовой - Анатолий Владимирович Тарасов - внес неоценимый вклад в развитие, становление и завоевание международного признания отечественного хоккея. Начиная с первых хоккейных сезонов и кончая серединой 1970-х годов, на протяжении почти 30 лет, он стоял у руля советского и армейского хоккея и был безусловным лидером среди хоккейных тренеров.

Сам А.В. Тарасов выступал за команды: ВВС МВО (1946-1947), ЦДКА, ЦДСА (1947-1953). Как игрок трижды был чемпионом СССР (1948-1950), провел 100 матчей, в которых забросил 106 шайб.

Тренерскую карьеру начал еще в 1946 году, на протяжении сезона возглавляя команду ВВС МВО. С 1947 по 1975 год он - старший тренер ЦДКА, ЦДСА, ЦСК МО, ЦСКА - чемпиона СССР 1948-1950, 1955-1956, 1958-1960, 1963-1966, 1968, 1970-1973, 1975 годов, обладателя Кубка СССР 1954-1956, 1966-1969, 1973 годов.

В 1958-1960 и 1962-1972 годах А.В. Тарасов - старший тренер сборной СССР. Именно под руководством А. В. Тарасова и А. И. Чернышева сборная СССР выиграла подряд девять чемпионатов мира (1963-1971) и три Олимпиады (1964, 1968, 1972), одиннадцать раз становилась сильнейшей в Европе (1958-1960, 1963-1970).

Тренером Тарасов был не обычным. Недаром его школу изучали и изучают до сих пор и в Европе, и за океаном. Безусловно - Личность. Огромная энергия, творческий поиск, выдающееся чутье на игроков и - умение выжимать из них в игре все по максимуму. Он выбирал лучших безошибочно. И так же безошибочно он создавал звенья, в которых каждый, дополняя товарища, становился звездой.

Те, кто видел его во время соревнований, наверняка помнят его пылкие жесты, обращенные к своим подопечным, его тигриное вышагивание вдоль скамейки запасных игроков.

"В спорте ни в коем случае нельзя останавливаться, - говорил Анатолий Владимирович. - Когда соперники равны, результат может оказаться случайным. Надо быть на голову выше. Только тогда можно подавить, победить, уничтожить любого соперника. Я очень люблю своих ребят. Именно поэтому требовал с них то, чего никогда не мог сделать никто другой".

По наблюдениям другого выдающегося советского тренера Александра Яковлевича Гомельского, А.В. Тарасов был очень непростым, жестким тренером: "Он ломал людей, но этой ломкой на самом деле он и умел создавать уникальные характеры".

В 1977 году, в Артеке, во время детских "Стартов надежд" Анатолий Владимирович беспрерывно выступал перед пионерами, и одно из таких выступлений непроизвольно вылилось в тренировку: прямо на асфальте, до крови обдирая коленки и локти, ребятня вместе с хоккейным корифеем крутила кульбиты, бегала со штангой, прыгала через скамейки и если бы в этот момент Тарасов сказал, что надо прыгнуть в море и поплыть в Турцию, поплыли бы все, включая вожатых, да и просто зрителей...

Сегодня его дочь - Татьяна Тарасова - знаменита почти так же, как ее отец. Ее называют человеком, одержимым профессией. Она воспитала 11 олимпийских чемпионов, ее ученики завоевали в общей сложности 38 золотых, 15 серебряных и 5 бронзовых медалей на соревнованиях самого высокого класса, в том числе 6 олимпийских золотых медалей. Среди ее воспитанников были Ирина Роднина и Александр Зайцев, Ирина Моисеева и Андрей Миненков, Наталья Бестемьянова и Андрей Букин, Марина Климова и Сергей Пономаренко, Паша (Оксана) Грищук и Евгений Платов, Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков, Илья Кулик, Алексей Ягудин...

Спорт она полюбила с детства, ходила на тренировки отца, а когда его воспитанники выигрывали на хоккейных чемпионатах, бросалась к экрану телевизора и перецеловывала всех. В 5 лет отец привел ее в фигурное катание: "Уж если родилась девочкой, то хоть на коньках стоять научится". Он воспитывал ее сурово, как мальчишку. "Никогда не забуду, как одно время наша милая и нежная мама по приказу отца каждый день в семь утра и в любую погоду выгоняла нас с сестрой Галей на улицу делать зарядку, - рассказывала как-то Тарасова. - По-моему, папа долго понять не мог, что у него родились две дочки, а не два сына".

Кататься Татьяна начала с Людмилой Пахомовой, впоследствии известной фигуристкой, обладательницей всех мыслимых титулов в фигурном катании. Занимались на Стадионе юных пионеров. Тогда их считали не слишком способными фигуристками, но артистками отменными. Однако отец был категоричен - актрис в семье не было и никогда не будет. По его настоянию Татьяна пошла в Институт физкультуры (1964-1969), хотя мечтала учиться в ГИТИСе на балетмейстерском.

В паре с Георгием Проскуриным Татьяна Тарасова победила на всемирной Универсиаде, но на пороге 19 лет из-за тяжелой травмы она вынуждена была покинуть лед. Тогда, пожалуй, она впервые поняла, что без фигурного катания ей будет очень трудно. В один прекрасный день она поставила в известность отца, что решила стать тренером, и стала работать.

Девушка отважно взялась тренировать мастеров уже достаточно высокого класса. В первой ее группе занимались Елена Жаркова и Геннадий Карпоносов, Татьяна Войтюк и Вячеслав Жигалин, Сергей Волгушев, а также начинающие Ирина Моисеева и Андрей Миненков. Отец никогда не хвалил Татьяну. Этого не было принято в семье. Вот и тогда он недоверчиво хмыкнул, причем публично, в печати: сперва-де с новичками ей повозиться бы, набраться опыта. Но Татьяна доказала, что ей по силам эта ответственная работа: в свои двадцать пять она стала Заслуженным тренером России, а в двадцать восемь - Заслуженным тренером СССР, самым молодым в стране. Единственная же оценка труда дочери прозвучала из уст Анатолия Владимировича лишь после победы Климовой и Пономаренко на Олимпиаде-92 в Альбервилле, когда, обращаясь к дочери, он сказал: "Коллега"... А для Тарасовой это была уже шестая Олимпиада (!) и третья золотая олимпийская медаль!

Конечно, отец всегда помогал ей советом. Он любил дарить дочери красивые толстые тетради и требовал, чтобы она вела скрупулезные записи своих планов, рисовала придуманные спортивные упражнения. Однако тетради эти по большей части пустовали, потому что талант его дочери, яркий и щедрый, имеет особое свойство: в нем порыв, а не логика. Она ищет в фигурном катании красоту душевного порыва. И именно отсюда проистекают ее беззаветная смелость и пренебрежение к догмам и канонам.

Полное отсутствие прагматизма придает ей отвагу и дерзость там, где иной мог бы удовольствоваться соображениями осторожного здравого смысла. Когда Роднина и Зайцев попросили ее стать их тренером, она была и очень тронута и очень встревожена. Ее положение было сложным еще и потому, что пришли они от такого крупнейшего специалиста, как Станислав Жук.

Мир привык к тому, что Роднина и Зайцев - фейерверк на льду, темп, сложность, буря и натиск. Во всех странах по их подобию готовят десятки и сотни дуэтов. Логично было бы в работе с ними развивать уже найденные образы. Логично и спокойно. Эксперимент же, поиск чего-то нового был риском, последствия которого неизмеримы - кто из зрителей, влюбленных в этот славный дуэт, простил бы Тарасовой его неудачу?

Но она понимала, что спортсмены пришли к ней не для повторения пройденного. Она знала, что они, взыскательные художники, вошедшие в пору своей спортивной зрелости, сердцем жаждут еще глубже раскрыть себя, свой духовный мир. А для этого нужны новые приемы и краски.

Кроме всего прочего, Тарасова не была бы Тарасовой, если бы не отважилась на риск. Она тотчас предложила этим двоим новое решение короткой программы, основанное не на одних лишь поддержках, прыжках и вращениях, а на том, что каждый шаг и жест ложился на ноту и вместе с музыкой пел. Программа на мелодию, специально написанную композитором Алексеем Мажуковым, вызвала много недовольств и недоумений: к чему, мол, здесь балет? Роднина же потом признавалась, что просто они не справились с тем, что хотела от них Тарасова...

"Самое сложное в фигурном катании, - признается Татьяна Анатольевна, - подбор музыки, эти четыре минуты музыки, которые должны потрясти всех, измучить душу тебе и твоему ученику. Потому что музыка первична, а программа, которую следует откатать, вторична".

Еще одно качество, присущее Тарасовой. Она не может отказаться от кого-либо из воспитанников потому, например, что не видит его спортивной перспективы. Они все для нее не просто спортсмены, они родные ей люди, и она щедро тратит на них свою широкую натуру, о каждом заботясь, за каждого переживая, за каждого борясь. У нее были спады, были ослепительные взлеты, и все оттого, что в работе ее ведет увлеченность замыслом и восхищение личностями исполнителей.

Татьяна Тарасова дважды уходила из большого спорта, и оба раза ее возвращали "к бортику" сами спортсмены. Находили, звонили, просили... Почему-то уже сложившиеся мастера, непонятые или отвергнутые, но по-прежнему мечтающие о большим победах, шли за помощью именно к ней. Так было в 1976 году с Ириной Родниной и Александром Зайцевым, в 1992 году с Мариной Климовой и Сергеем Пономаренко, в 1996 году с Ильей Куликом, в 1997 году с Пашей Грищук и Евгением Платовым.


Случайные файлы

Файл
5459-1.rtf
151417.rtf
123041.rtf
79009.rtf
182035.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.