Никитин Сергей Яковлевич (9470-1)

Посмотреть архив целиком

Никитин Сергей Яковлевич

Заслуженный деятель искусств России, кандидат физико-математических наук

Родился 8 марта 1944 года в Москве. Отец - Никитин Яков Григорьевич (1908 - 1956). Мать - Никитина Вера Сергеевна (1913 г. рожд.). Супруга - Никитина Татьяна Хашимовна (1945 г. рожд.). Сын - Никитин Александр Сергеевич (1971 г. рожд.).

На вопрос, как он стал бардом и с чего у него все началось в песне, Сергей Никитин обычно отвечает: "Очень захотелось самому петь Булата Окуджаву". Начало, в общем, по тому времени (самый конец 1950-х) довольно обычное. А иногда на этот же вопрос он отвечает несколько по-другому: "У меня все пошло от гитары". И с гитарой тоже поначалу все было так же "обычно": нашелся знакомый, который показал, как на ней берутся пресловутые "три аккорда", - очень многие начинают осваивать основы аккомпанемента именно с этого, добавляя со временем к первым трем еще пять, двадцать пять, сто двадцать пять и так далее - в зависимости от индивидуальных запросов, настойчивости, ну и, естественно, способностей.

Необычность же никитинского случая заключается вовсе не в том, что он быстро освоил "очень много" разных аккордов, и тем более не в том, что строй его гитары оказался (в общем, случайно) нестандартным - семиструнка, но с пониженной на полтона второй и повышенной пятой струнами. Просто практически сразу, как только Никитин взял в руки гитару (а он тогда был еще школьником), стало очевидным, что это замечательный и совершенно неповторимый музыкант - что называется, "от Бога". Собственно, виртуозом в точном значении этого слова он сделался позднее (да и не такое уж это редкое явление - гитарист-виртуоз), но уже на самых ранних магнитофонных записях его гитара звучит так же профессионально, как и теперь, - и столь же безошибочно узнаваема, поскольку просто невозможно не узнать этот характерный, фирменный "никитинский" звук, - нечто из разряда "явлений", то, чему, наверное, в принципе невозможно научиться, даже освоив все нужные аккорды с самой правильной аппликатурой. Тем не менее повторить его игру пытаются многие - некоторые энтузиасты даже специально для этого выучивают хитрый никитинский строй (правда, сам-то он с легкостью переходит с него и на стандартную "семерку", и на "шестерку"; может на домре, на балалайке, банджо, да хоть на гуслях, не говоря уже об обычном фортепьяно). Казалось бы, чисто технически для любого достаточно "продвинутого" гитариста в никитинском аккомпанементе нет ничего сверхъестественно сложного. Ан нет, еще ни у кого так не получилось. Подражателей хватает, а Никитин все равно один.

Несмотря на ярко выраженные музыкальные способности, после окончания школы он пошел учиться в МГУ, на физфак (1962 - 1968). Физика в те годы вообще была "в почете", и талантливая молодежь устремлялась именно туда, на передовой край научных завоеваний. На этой волне Сергей и выбрал себе профессию физика - и никогда об этом не жалел. Хотя, скорее всего, пройди он в свое время через нормальную детскую музыкальную школу, других вариантов, кроме как продолжать учиться на профессионального музыканта, уже и не возникло бы. Но так не случилось. Хорошо это или плохо, теперь рассуждать бессмысленно, но все-таки можно предположить, что именно естественнонаучное университетское образование и многолетняя работа в академических институтах - Институте органической химии (1971-1980, лаборатория химии белка) и Институте биологической физики (1980-1987, лаборатория физической биохимии), в среде научно-технической интеллигенции (причем в основном интеллигенции "шестидесятнического" замеса) сыграли очень важную роль в формировании не просто Никитина-композитора, - им-то он, являясь музыкантом от рождения, стал бы, наверное, в любом случае, - а композитора-барда, работающего с высокой поэзией на глубочайшем уровне взаимодействия, взаимопроникновения двух стихий: музыки и слова, - когда музыка не просто достойна стихов и адекватна им, но способна открывать в них новые грани, обогащать новыми или скрытыми до поры смыслами. Профессиональных композиторов, успешно работавших на этом "поле", вообще всегда было не так много - можно назвать Георгия Свиридова, Микаэла Таривердиева, Владимира Дашкевича, создавших прекрасные вокальные циклы на стихи поэтов-классиков; но пожалуй, за исключением некоторых, ставших очень популярными, романсов и песен из кинофильмов, эти их произведения остаются достоянием узкого круга ценителей вокальной камерной музыки (вовсе не обязательно при этом являющихся и ценителями самой поэзии).

Никитин же, от первых исполненных им когда-то песен Окуджавы и Городницкого до собственных больших концертных программ под названием "Мы поем стихи" - представитель иной традиции петь и слушать поэзию, традиции, укорененной именно в среде университетской и научно-технической интеллигенции и получившей широкое распространение под названием "авторской песни". Здесь поэзия давно завоевала привилегированное положение главной, ведущей составляющей, по сути являясь основой и конечным смыслом всего творческого процесса. Причем барды-композиторы, пишущие музыку не на свои стихи, сделали для такого положения вещей ничуть не меньше, нежели "полные" авторы, поющие собственную поэзию. И здесь вклад Сергея Никитина, вскоре ставшего лидером всего композиторского направления авторской песни, трудно переоценить. Достаточно вспомнить лишь некоторые из его песен (всего за годы творческой деятельности их написано около 400), ставшие, как это особенно ясно теперь, по прошествии времени, вехами в развитии жанра: "Диалог у новогодней елки" и "Сон об уходящем поезде" (стихи Ю. Левитанского), шекспировские "Сонеты" (в переводе С. Маршака), цикл "исторических" песен о царе Иване и "Певец разлук" (стихи Д. Самойлова), "Снег идет" (стихи Б. Пастернака), "Времена не выбирают" (стихи А. Кушнера), "Переведи меня через майдан" (стихи В. Коротича в переводе Ю. Мориц), "На стоянке" и "Когда мы были молодые" (стихи Ю. Мориц), "Брич-Мулла" (стихи Д. Сухарева), цикл песен на стихи Г. Шпаликова, "Илья" и "Зычный гудок" (стихи О. Чухонцева), "Кузнечики" и "Отнятая у меня" (стихи А. Тарковского), "Напрасно" (стихи А. Фета)...

Кроме написания собственных песен Никитин, будучи сам замечательным исполнителем, еще во время учебы в университете организовал и затем возглавил известные исполнительские коллективы, немало сделавшие для пропаганды и популяризации лучших произведений жанра. Первый из них (1963-1967) - мужской квартет в составе С. Никитина, С. Смирнова, Б. Геллера и А. Монахова (позднее В. Хаита) возник на базе физфаковской агитбригады, участником которой Никитин стал на 1-м же курсе университета. В репертуаре квартета помимо студенческого фольклора и песен факультетских авторов ("визитной карточкой" квартета была написанная физиком Сергеем Крыловым "Зимняя сказка", вскоре разошедшаяся по стране на правах безымянной "народной" песни), входили также песни Юлия Кима, Александра Городницкого и Александра Дулова. Созданный позднее квинтет, просуществовавший до 1977 года и также состоявший из студентов-физиков: Сергея и Татьяны Никитиных, К. Сантакреу, В. Улина, Н. Туркина, - пел почти исключительно классику жанра и даже в известном смысле "делал ее" своим великолепным исполнением, вводя эти песни в общекультурный обиход. Несколько поколений студентов, а затем и остальное население страны именно с голоса никитинского квинтета впервые узнало и сразу полюбило "Сентиментальный марш" (Б. Окуджава), "Я вас люблю, мои дожди" (В. Егоров), "Когда я пришел на эту землю" (Н. Гильен - Г. Христофоров), а также "Амазонку" (стихи Р. Киплинга), "Лошади в океане" (стихи Б. Слуцкого), "Контрабандисты" (стихи Э. Багрицкого) и другие песни Виктора Берковского, который в те годы не выступал сам со сцены. В 1972 году квинтет стал лауреатом 3-го Международного фестиваля политической песни в Берлине. За всеми успехами коллектива прежде всего стояли талант аранжировщика и труд его руководителя - Сергея Никитина, получившего в 1978 году премию Московского комсомола в области литературы и искусства "за создание и исполнение песен".

В "квинтетские" годы сложился и исполнительский дуэт Татьяны и Сергея Никитиных, существующий и поныне. Творческий союз единомышленников, людей, близких по духу, оказался весьма успешным и плодотворным, причем Татьяна всегда играла в нем важную роль не просто партнера по сцене - она является главным советчиком, самым первым слушателем и "судьей" (а иногда бывает и прямым соавтором) написанного. В исполнении дуэта Татьяны и Сергея Никитиных записано более полутора десятков пластинок и компакт-дисков как с песнями самого С. Никитина (в том числе "Под музыку Вивальди", 1994; "Избранное", 1994; "Большой секрет для маленькой компании", 1995; "Золотая Брич-Мулла", 1996; "Поле чудес", 1998; "Времена не выбирают", 1999 и др.), так и с песнями других авторов ("Часовые любви", 1997 - песни Булата Окуджавы; "Наш разговор", 1999 - песни Александра Дулова; "Со мною вот что происходит", 1999 - песни на стихи Е. Евтушенко и ряд других).

Долгое время Никитины совмещали активное концертирование с научной работой ученых-биофизиков (оба закончили аспирантуру; впоследствии - кандидаты физико-математических наук). В 1990 году, оставив науку, Татьяна стала заведующей отделом культуры Октябрьского райисполкома Москвы, потом - заместителем префекта Центрального округа, а с 1992 по 1994 год работала заместителем министра культуры России (министром тогда был Евгений Сидоров). В конце концов, порядком устав от сражений на административном фронте за отечественную культуру с, мягко говоря, равнодушным к этой культуре чиновничеством, она ушла работать в итальянскую фирму, занимающуюся арт-бизнесом. Ее "зарубежная" деятельность во многом по-прежнему связана с отечественной культурой; в частности, она устраивает выставки и организует всевозможную рекламу для наших художников на Западе.


Случайные файлы

Файл
28646.rtf
145989.doc
168296.rtf
151301.rtf
143884.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.