Гончаров Андрей Александрович (9434-1)

Посмотреть архив целиком

Гончаров Андрей Александрович

(1918-2001)

Народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных премий СССР и РСФСР

Родился 2 января 1918 года в селе Синицы Зарайского района Московской области. Отец - Гончаров А.И. Мать - Гончарова Л.Р. Супруга - Жуковская Вера Николаевна (1920-1992), профессиональная актриса, работала в Театре на Малой Бронной. Сын - Гончаров Алексей Андреевич (1951 г. рожд.).

Дед Гончарова по материнской линии служил управляющим графа Келлера, которому принадлежало село Синицы. Здесь родился и рос сам Андрей. Все его детство связано с рекой и лесом. Наверное, поэтому Андрей Александрович очень хорошо знал деревню и бесконечно любил русскую природу. Многие годы каждое лето он проводил на берегу Оки, на даче в деревне Притыки. Здесь научился плавать, дважды тонул, но, преодолев со временем страх, переплыл реку в первый раз в возрасте семи лет.

Потом семья Гончаровых переехала в Москву и поселилась в доме в Брюсовском переулке. Отец вел уроки фортепиано в Филармоническом училище (будущем ГИТИСе, ныне - Российской академии театрального искусства). Параллельно работал концертмейстером в Большом театре. Мама была профессиональной актрисой, правда, с не очень счастливой сценической судьбой. Работа ее не удовлетворяла. Денег семье постоянно не хватало, и для того, чтобы как-то пополнить семейный бюджет, она организовала детскую театральную студию, в которую ходили многие ребятишки из соседних домов.

С юных лет приобщаться к искусству начал и Андрюша. С трехлетнего возраста начал учиться игре на фортепиано под руководством отца, а потом активно занимался в маминой студии. Играл в ее спектаклях все главные роли, читал массу стихов. Когда приходили гости, а среди них бывали замечательные люди: А. Дикий, В. Ратомский, Л. Баратов, художники, артисты цыганского театра, маленького Андрюшу водружали на возвышенное место, и он вопрошал: "Читать с "выражением"? А потом зычно объявлял: "Виктор Гюго" и картаво декламировал:

За баррикадою, на мостовой старинной,

Что кровью смочена преступной и невинной...

Однажды в мамину студию привели пятилетнюю девочку, Веру Жуковскую, мечтавшую стать актрисой, и мальчик... влюбился. Несмотря на возраст, влюбился серьезно, по-настоящему. Как нередко говорил Андрей Александрович, его судьбу определили две женщины: мать и супруга Вера Николаевна.

В школе Андрей учился не слишком удачно, особенно не любил математику, геометрию и вообще точные науки. Зато увлекался литературой, посещал школьный театральный кружок, в котором вместе с ним занимались Л. Целиковская, Л. Леонидов и известный впоследствии театровед Вл. Блок. Не пропускал ни одной театральной премьеры, знал и пел наизусть оперный репертуар Большого театра. Часто бывал в Театре Ф. Каверина, видел все спектакли Мейерхольда, но больше всего полюбил Малую сцену МХАТа на Тверской, 22, где формировалась тогда Вторая студия Художественного театра. В постановках театра играла замечательная плеяда русских актеров: Н. Хмелев, А. Тарасова, В. Орлов, А. Степанова, О. Андровская. Б. Ливанов, Н. Комиссаров.

Первая попытка поступить в ГИТИС на режиссерский факультет в 1936 году окончилась неудачей - требовался двухлетний стаж работы в театре. Однако замечательный артист В. Белокуров, заметив Андрея на режиссерских экзаменах и по достоинству оценив его задатки, предложил ему попробовать свои силы на актерском курсе, который тогда набирал В. Топорков. Поскольку выбора не оставалось, Гончаров сдал экзамен и был принят.

В то время Василий Осипович Топорков ходил репетировать к Станиславскому домой, в Леонтьевский переулок, и после рассказывал студентам все, что говорил ему Константин Сергеевич, показывал этюды, которые они делали. "Один-единственный раз посчастливилось побывать на репетиции самого Константина Сергеевича, вспоминал Андрей Александрович, и эта репетиция в Леонтьевском осталась в памяти на всю жизнь".

Много позже А.А. Гончаров говорил: "Умение работать с человеком, с артистом - самое важное для режиссера, первый урок этому я получил на репетиции Станиславского".

Посчастливилось Гончарову присутствовать и на репетициях В. И. Немировича-Данченко. И опять это был урок, на этот раз стиля, музыкальной культуры.

Проучившись год на актерском курсе, Гончаров решил вновь поступить на режиссерский факультет. На этот раз попытка оказалась удачной. Андрей попал в одну из групп, которую возглавил Н.М. Горчаков. Николай Михайлович к тому времени был уже известным режиссером, одним из ближайших помощников Станиславского и Немировича-Данченко и только начинал свою педагогическую деятельность. Таким образом группа будущих режиссеров стала его первыми учениками, и занимаясь со студентами, он многому учился сам.

"Горчаков стремился развивать в нас способность к широте образного мышления, - вспоминал Гончаров. - Он заставлял нас выбирать для работы отрывки из произведений разных жанров и искать способы стилистического изложения материала. Причем призывал нас мыслить масштабно, небуднично, немелко. И по этой причине поощрял выбор трудных отрывков. Все это для режиссера чрезвычайно важно. Если постановщик не владеет мастерством отыскания нужного ключа к пьесе или не умеет пользоваться этим ключом при воплощении, он всю жизнь будет ставить под разными названиями один и тот же спектакль".

Андрей был самым молодым на курсе. Все его однокашники были на пять-шесть лет старше. По этой причине его многие серьезно не воспринимали как режиссера. Зато как актера хвалили и даже предлагали роли. Поэтому в 1940 году, когда пришло время дипломного спектакля, Андрей, чтобы не уезжать из Москвы, решил устроиться в какой-нибудь театр актером. Найти работу сразу не удалось. Помогла начинающему режиссеру Мария Николаевна Овчинникова, которая преподавала на курсе Горчакова актерское мастерство. Она познакомила Андрея со своим мужем, Василием Александровичем Орловым, бывшим в то время заведующим труппой МХАТ, и тот решил показать Гончарова В.И. Немировичу-Данченко.

После просмотра Гончарову сообщили, что он принят. Однако руководитель курса Н.М. Горчаков, каким-то образом узнав о случившемся, подошел однажды к Андрею и произнес: "После того, как защитите диплом - можете поступать хоть в дворники! А сейчас вы отправитесь не в МХАТ, а на периферию - ставить дипломный спектакль". И Гончаров отправился в Иваново, в местный драмтеатр.

"Когда я изложил свой режиссерский замысел: ставить водевиль по мотивам пьесы Корнейчука "В степях Украины", - рассказывал Гончаров, - к театру подъехала машина и меня увезли в местное отделение НКВД. "Это что же, маршал Буденный - водевильный персонаж? - спросили меня грозно. Я долго пытался что-то объяснить, и в результате, как ни странно, спектакль был поставлен и прошел довольно успешно".

Началась Великая Отечественная война. В ГИТИСе формировался Коммунистический батальон Красной Пресни. Многие, в том числе Гончаров, устремились туда. "Каждый из нас был убежден, что все это - на две-три недели. А затем наступит победа. Мы пели тогда песню "Уходили комсомольцы на последнюю войну". Мы были убеждены, что она - последняя"...

Под Вязьмой Гончаров принял боевое крещение. Через три дня боев от тысячи человек осталось чуть больше ста. Остатки батальона отвели под Ярцево на переформирование. Андрей Гончаров оказался во взводе конной разведки 4-го кавалерийского казачьего корпуса. В его составе участвовал в битве под Москвой на Истринском и Ельнинском направлениях. В одном из боев получил сразу два ранения, был вынесен товарищами с поля боя и отправлен в госпиталь.

После госпиталя из-за тяжелого ранения Гончарова демобилизовали. Узнав о том, что в его родном ГИТИСе образовалась фронтовая бригада, он направился туда и включился в работу входившей в нее группы студентов, принятых в институт, но из-за войны так и не начавших учиться. Возглавлял их будущий народный артист и заслуженный мастер спорта, легендарный телерадиокомментатор Николай Озеров. С концертами выступали на вокзалах, эвакопунктах, в госпиталях, в воинских частях, уходивших на фронт.

В 1942 году Гончарову предложили стать директором и режиссером Первого фронтового театра, образованного при Всероссийском театральном обществе. В состав труппы входили многие не уехавшие в эвакуацию известные артисты, среди которых были и народные, и заслуженные, немало проработавшие на сцене: Н. Рыбников, Н. Белевцева, М. Юдина, Е. Найденова, П. Леонтьев, В. Лебедев, С. Чернышев, А. Карцев, А. Дегтярь, С. Филиппов... Однако это не помешало 23-летнему режиссеру, да к тому же не имевшему опыта работы в театре, осуществить свои первые постановки: "Рузовский лес" К. Финна, "Женитьба Белугина" и "Правда хорошо, а счастье - лучше!" А. Островского, "Жди меня" К. Симонова, "Укрощение укротителя" Д. Флетчера.

Летом 1942 года коллектив театра выехал в свою первую фронтовую командировку на Северный флот. Весной 1943 года Первый фронтовой театр ВТО представлял свой репертуар в Ленинграде, в Кронштадте, на кораблях и базах Балтийского флота. Последний выезд Гончарова в действующую армию связан со 2-м Белорусским фронтом, где театр выступал в городах Домброво и Белосток.

В конце 1944 года Гончаров получил приглашение Горчакова, вернувшегося в Театр Сатиры, стать его помощником. Его первой постановкой стала уже знакомая ему "Женитьба Белугина", работу над которой он начинал сначала под руководством Б.Г. Добронравова. Однако Борис Георгиевич заболел и репетировать молодому режиссеру пришлось самостоятельно. Премьера прошла успешно, и Гончаров стал штатным режиссером Театра Сатиры, где поставил еще несколько спектаклей, в том числе: "Вас вызывает Таймыр" А. Галича и К. Исаева (1948) и "Женихи" осетинского драматурга А. Токаева в переводе замечательного комедиографа В. Шкваркина (1951).


Случайные файлы

Файл
16387-1.rtf
177355.rtf
138505.rtf
19458.rtf
94778.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.