Аросева Ольга Александровна (9005-1)

Посмотреть архив целиком

Аросева Ольга Александровна

Народная артистка России, лауреат Государственной премии России, Заслуженный деятель искусств Польши

Родилась 21 декабря 1925 года в Москве. Отец - Аросев Александр Яковлевич, известный большевик, писатель и дипломат. Мать - Гоппен Ольга Вячеславовна, родом из польских дворян, выпускница Института благородных девиц.

Отец Ольги Аросевой был одним из руководителей Московского революционного восстания в 1917 году, потом крупным советским дипломатом, работал в Париже с Красиным, являлся полномочным представителем СССР в Литве, Латвии, Швеции, Чехословакии. По возвращении на Родину возглавлял Всесоюзное общество культурных связей с заграницей (ВОКС), личным другом Молотова...

Первые три дня новорожденная наслаждалась жизнью под именем Варвары - так зарегистрировал ее счастливый папа. Однако по требованию мамы Варвара превратилась в Ольгу. Позднее родители разошлись, и дети (Наташа, Елена и младшая Оля) остались жить с отцом. Детство Ольги Аросевой прошло за границей. Первые месяцы она росла в Париже, потом жила в Стокгольме, в Праге впервые пошла в школу. В 1933 году семья вернулась в Москву. С наслаждением Ольга Александровна вспоминает атмосферу в знаменитом Доме на Набережной, где они жили по возвращении из-за границы. В квартире у них бывали Ромен Роллан, Владимир Иванович Немирович-Данченко, Александр Яковлевич Таиров с Алисой Коонен, молодой Борис Ливанов...

В 1935 году состоялась "историческая" встреча со Сталиным на авиационном параде в Тушино. Вот как вспоминает Ольга Аросева об обстоятельствах этой встречи: "Отец взял меня и сестру Елену с собой на аэродром. Я без труда узнала стоявших рядом Ворошилова, Андреева, Кагановича, тогдашнего первого секретаря комсомола Косарева. Известно, что малорослый Сталин подбирал себе такое же "по размеру" окружение. Но взрослые дяди казались мне высокими. Я ничего не могла рассмотреть из-за их спин.

Вдруг рядом раздался голос с сильным восточным акцентом: "Что же вы, большие, встали, а маленьким девочкам ничего не видно? Чьи это девочки? Аросева?" Человек в солдатской шинели и фуражке защитного цвета шел сквозь толпу. Легко двигался в тесноте, потому что люди перед ним немедленно расступались. Он взял меня и Лену за руки и повел в первый ряд зрителей. Поле и небо открылись, и стало все прекрасно видно. Мы смотрели и разговаривали. Сталин был насмешливо церемонен, называл меня, девятилетнюю, на "вы". Подарил мне букет, который поднесла ему спрыгнувшая с самолетного крыла парашютистка.

Обо всем этом Елена и я дали свое первое в жизни интервью газете "Комсомольская правда". Статья называлась "Цветы" и начиналась с описания подаренного Сталиным букета".

Пока девочки стояли на летном поле и разговаривали с вождем, выяснилось, что Оля родилась с ним в один день - 21 декабря. Сталин тогда пошутил и пригласил ее к себе, чтобы вместе отпраздновать день рождения. Девочка восприняла приглашение всерьез, и 21 декабря, завернув в подарочную бумагу купленую огромную голубую гортензию в горшке, отправилась в Кремль.

У кремлевских ворот ее остановила охрана: "Куда? К кому? Зачем? Что в бумаге?" "К Иосифу Виссарионовичу, - отвечала Аросева. - Он меня пригласил. У нас общий день рождения. Мы - ровесники". Старший охранник побежал дозваниваться и вернулся успокоенный, улыбающийся. Сказал, что Иосиф Виссарионович очень благодарит, но извиняется, так как принять не может из-за занятости. А цветок охрана обещала передать.

Ничего в жизни Ольга Аросева тогда еще не понимала. Она гордилась тем, что ее отец - большой человек, известный дипломат, знаменитый революционер и очень любит своих девочек. Все это кончилось в 1937-м, когда отец, чувствуя, что вокруг него да и в стране происходит что-то непоправимое, сам поехал к Ежову, которого знал со времен гражданской войны. Видимо, хотел поговорить "как коммунист с коммунистом". Но домой не вернулся...

Оля Аросева не побоялась написать Сталину, что не верит в виновность отца, а когда не получила ответа, решила не вступать в комсомол: для этого требовалось отречься от него - "врага народа". Она даже поколотила старшую сестру-комсомолку, которую заставили это сделать. Их мама, Ольга Вячеславовна, добилась, чтобы после ареста бывшего мужа ей отдали дочерей. Это и спасло их от детдома, но дорога в любой институт для детей "врага народа" была закрыта. Ольга решила стать актрисой.

Еще в пражском детстве выяснилось, что Ольга - прирожденная актриса. Она была постоянной "выступальщицей" на посольских вечерах.

Рядом с посольством находился известный в Праге Театр на Виноградах. Туда в 1930-е годы привез молодой театральный реформатор, пламенный коммунист Бертольд Брехт свою знаменитую "Трехгрошовую оперу". Заядлый театрал, Александр Яковлевич отправился на спектакль и прихватил дочек. Последствия оказались плачевными. Ольга изрезала в лохмотья платье, как у нищих персонажей спектакля, и вместе с подружкой-чешкой из благопристойной, состоятельной семьи отправилась просить милостыню, рассказывая изумленным прохожим трогательную легенду, будто мама их оставила, а папа денег не дает... Потом пели арию Полли Пичем на немецком языке, какие-то песни. В Чехословакии в те годы люди жили вполне хорошо: никто на улицах с протянутой рукой не стоял, и поэтому дело чуть не кончилось дипломатическим скандалом: в газете появилась заметка о дочери советского посла, собирающей подаяние.

Приехав в Москву, Ольга дебютировала в школьном театре. Сыграла японского шпиона, которого задерживает бдительная пионерка. Вместе с первой ролью появился и первый поклонник. Правда, ухаживал он своеобразно - регулярно срывал с объекта поклонения зимнюю шапку и забрасывал ее на дерево. Но однажды поплатился: решительная Оля вылила на его белобрысую голову пузырек чернил, и незадачливому ухажеру пришлось ходить в школу с сиреневой шевелюрой.

Упомянув о первой роли и первом поклоннике, стоит рассказать и о первом гонораре. Однажды по пути на стадион, где Оля занималась гимнастикой, к ней подошел невысокий человек не слишком примечательной наружности и предложил написать ее портрет. Он платил ей как настоящей натурщице. Это был Николай Ромадин. Результатом их дружбы оказались два полотна, которые потом, став взрослой, Ольга Александровна выпросила у художника с большим трудом.

Ранняя юность Аросевой совпала с войной. Ее старшая сестра Наташа ушла на фронт добровольцем, Ольга же вместе с сестрой Еленой и другими школьниками была отправлена в Орловскую область на строительство оборонительных сооружений. Пришлось ей побывать под бомбежками, а потом в толпе беженцев добираться домой, в Москву.

После возвращения из оставленной мамой записки сёстры узнали, что она уехала в эвакуацию в Чувашию и просит, чтобы дочери последовали за ней. Однако они не послушались. Старшая Елена поступила в театральное училище, а младшая Ольга, тоже мечтавшая стать артисткой, стала студенткой... циркового училища. Новоявленная циркачка с энтузиазмом жонглировала, ходила по проволоке, а параллельно с цирковым училищем успевала посещать десантную школу. Неизвестно, чем бы это кончилось, но свойственный Аросевой с детства страх высоты, мирно дремавший на арене, просыпался во время тренировок по прыжкам с парашютом. Девушка буквально теряла сознание от ужаса и была отчислена. Зато со второй попытки прошла в Московское городское театральное училище, где под руководством первого наставника Владимира Васильевича Готовцева с ней занимались будущие известные артисты Вера Васильева и Евгений Лебедев.

Восхитительный авантюризм, присущий Ольге Аросевой, сыграл поворотную роль в ее судьбе. В 1946 году в Москве проездом из эвакуации гастролировал ленинградский Театр комедии под руководством замечательного режиссера и художника Николая Павловича Акимова. Аросева, еще не завершившая обучение, пришла показаться, была встречена благосклонно и, предъявив диплом сестры, уже окончившей театральное, "обманным путем" просочилась в труппу. Уехала в Ленинград, где провела почти пять счастливейших лет, освоила азы профессии, партнерствовала с изумительными актерами. Здесь она впервые вышла замуж и здесь... угодила под суд - когда по недоразумению не явилась на спектакль, а тем самым его сорвала. Потом в городе началась "антиакимовская" кампания, труппа изгнала своего режиссера, а Ольга Аросева, не смирившись с таким предательством, в 1950 году вернулась в Москву. Ее приняли в Московский академический театр сатиры, где она работает и по сей день.

В Театре сатиры Ольга Аросева играла главные роли: Хун-Нян - "Пролитая чаша" Ван Ши-фу (1952), Клотильда, Рашель - "Господин Дюруа" И. Прута и Е. Штейнберга по Ги де Мопассану (1953), Настенька - "Свадебное путешествие" В. Дыховичного и М. Слободского (1954), Павликова - "Дело было в Конске" ("Домик") В. Катаева (1956), Мадлен - "Только правда" Ж.-П. Сартра (1956), Ольга Чиголелла - "Ложь на длинных ногах" Э. де Филиппо (1957), Юлия Джули - "Тень" Е. Шварца (1958), Валя - "200 тысяч на мелкие расходы" В. Дыховичного и М. Слободского (1960), Бабета - "Бидерман и поджигатели" М. Фриша (1965), Леди Аттеруорд - "Дом, где разбиваются сердца" Б Шоу (1965).

Художественный руководитель Театра сатиры Валентин Плучек одно время не часто "баловал" ее премьерами, а в конце 1960-х практически не замечал. Актрису буквально спасал телевизионный "Кабачок 13 стульев" (1969) - законодательницу мод, предприимчивую "светскую львицу" пани Монику полюбила вся страна. Аросева снялась также в таких популярных фильмах, как "Мы с вами где-то встречались..." (1954), "Девушка без адреса" (1957), "Берегись автомобиля" (1966), "Интервенция" (1968), "Трембита" (1968), "Старики-разбойники" (1971), "Невероятные приключения итальянцев в России" (1973) и многих других. Она получила звания Заслуженной артистки России и Заслуженного деятеля искусств Польши.


Случайные файлы

Файл
93279.rtf
12367.rtf
94528.rtf
23213.rtf
185046.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.