Панфилов Глеб Анатольевич (8423-1)

Посмотреть архив целиком

Панфилов Глеб Анатольевич

Народный артист России, лауреат Государственной премии РФ, лауреат международных фестивалей

Родился 21 мая 1934 года в Магнитогорске. Отец - Панфилов Анатолий Петрович (1912-1996), профессиональный журналист, в годы Великой Отечественной войны был редактором фронтовой газеты "Вперед на врага". Мать - Панфилова Вера Степановна (1912-1962), экономист. Супруга - Чурикова Инна Михайловна, Народная артистка СССР, ведущая актриса Московского театра "Ленком". Дети: Панфилов Анатолий Глебович (1957 г. рожд.), окончил Ленинградский институт театра и кино, художник-постановщик театра и кино; Панфилов Иван Глебович (1978 г. рожд.), выпускник МГИМО, юрист-международник.

В кино Глеб Панфилов пришел, имея за плечами профессию инженера-химика, опыт кинолюбительства и работы на телевидении. Уже первый его фильм "В огне брода нет" (1967) показал, что отечественная режиссура обрела художника, не боящегося говорить правду, умеющего сочетать краски эпические и проникновенно лирические, тончайший психологизм и силу шоковых потрясений, сразу ставшего вровень с самыми яркими, звездными именами поколения 1960-х: А. Тарковским, А. Кончаловским, Л. Шепитько, Э.Климовым, О. Иоселиани. Вместе с Панфиловым в кино пришла и "его команда", замечательная плеяда мастеров: оператор Дмитрий Долинин, художник Марксэн Гаухман-Свердлов, композитор Вадим Биберган, дебютировавших вместе с ним, а затем и продолживших - кто на годы, кто на десятилетия - это творческое содружество.

Взяв за основу сюжета малоизвестный рассказ замечательного кинодраматурга Евгения Габриловича, совместно с которым и был написан сценарий, Панфилов сумел найти новый поворот в историко-революционной теме, к тому времени изрядно девальвировавшейся. Впрямую не противореча цензурным установкам, режиссер сумел сказать правду о страшной цене гражданской войны через единичную человеческую судьбу - судьбу героини фильма, санитарки госпитального поезда Тани Теткиной, скромной безвестной девушки, одной из миллионов, чья жизнь была брошена на алтарь неосуществимых идеалов Утопии. В фильме она раскрывается как человек уникальной души, неповторимый самобытный художник, талантом достойный Анри Руссо или Пиросмани. И сколько таких жизней унесла революция!

"В огне брода нет" ("Золотой леопард" фестиваля в Локарно за лучший дебют) стал событием принципиальным, принесшим многие открытия в экранной образности (Панфилов начинал свой путь в кино поначалу любительском, как режиссер, сценарист, а также и оператор: изображение он чувствует превосходно), в кинематографической эстетике, в принципах работы с актером. У Инны Чуриковой и прежде были заметные роли в кино, но только после этой она стала той Чуриковой, которую знают ныне, - актрисой неповторимого диапазона, включающего фарс и трагедию, виртуозную легкость и пронзительную глубину. Она принесла на экран совершенно новый человеческий тип, непривычный советскому кинематографу, встречавший резкие возражения, совсем непросто пробивавший себе дорогу.

Сюжет своего следующего фильма - "Начало" (1970) Панфилов придумал уже сам и писал сценарий (вновь вместе с Е.Габриловичем) специально для Чуриковой. Авторы вновь рассказывали об обыкновенной девушке и ее необыкновенном таланте, о ткачихе из провинциального городка, в душе которой живет талант великой актрисы. И случай дарит ей возможность сыграть великую роль. Режиссер, снимающий фильм о Жанне д'Арк, приглашает Пашу Строганову в свою картину... Панфилов сделал как бы фильм в фильме, эпизоды истории Жанны д'Арк прослаивают судьбу ткачихи Паши. "Начало" (Серебряный приз Венецианского фестиваля) еще раз подтвердило огромный талант Чуриковой. Да, эта актриса способна сыграть Жанну в задуманном Панфиловым большом биографическом фильме, да, в этой роли она достойна состязаться со своими великими предшественницами... Увы, написанный им прекрасный сценарий "Жизни Жанны д'Арк" доныне не реализован...

В условиях жесткой государственной опеки над кинематографом Панфилов неизменно сохранял внутреннюю свободу, заставлял власть считаться с собой как творческой личностью. И если брался за темы, так сказать, "официозные", то решал их по-своему. "Прошу слова" (1976; на этот раз Панфилов писал сценарий уже самостоятельно) - история женщины (еще одна блистательная роль Чуриковой), из простых работниц выдвинувшейся в председатели горисполкома (по нынешней терминологии - в мэры города, пусть и не крупного, но тем не менее). Именно она, Елизавета Уварова, есть реальное воплощение советской власти на своей территории, ее, в прямом и переносном смысле, лицо. Лицо человечески симпатичное, внушающее уважение, но далекое от идеальности. И жизнь, окружающая ее, тоже совсем не идеальна - такова, какова есть, со всей ее житейской требухой, малыми и большими огорчениями и, увы, трагическими случайностями, которые, может быть, вовсе и не случайности. Погибает сын Уваровой, вроде уж никак не по ее вине. А может быть, и по ее, в том числе?..

Фильм был удостоен награды Международного кинофестиваля в Карловых Варах. Критика отметила смелые поиски нового киноязыка, новые монтажные принципы, апеллирующие к зрительскому сотворчеству.

В следующей картине - "Тема" (1979; сценарий написан совместно с Александром Червинским) Панфилов показал трагедию человека, разменявшего свой талант ради суетного успеха, благоволения власть имущих. Модный драматург Ким Есенин, оказавшись в провинциальном городке, встретившись с девушкой-экскурсоводом Сашей, человеком чистой души, способной на истинную любовь, внезапно понимает, в какой тупик он сам завел себя, как пал нравственно... "Тема" пролежала на полке семь лет, вышла на экран лишь в 1986-м, а год спустя на Международном кинофестивале в Берлине получила "Золотого медведя", призы ФИПРЕССИ, СИДАЛК, Евангелической церкви, Европейской ассоциации кинотеатров.

У Панфилова не было фильмов проходных или неудачных: каждый был событием. Когда "Тема" еще лежала на полке, начальство разрешило Панфилову снять фильм по пьесе А.Вампилова "Прошлым летом в Чулимске". Это был знак, если не явного благоволения, то уж несомненного уважения: драматургия Вампилова, яркого, талантливого, рано ушедшего из жизни сибирского автора и в театре с трудом пробивала себе дорогу, а уж в кино тем более ее обходили. Панфилов снял по этой пьесе "Валентину" (1981), фильм человечный и горький, отчаянно возвращающий нас к вопросу: зачем люди причиняют друг другу столько боли? Сохраняя три театральных единства - места, времени и действия, - Панфилов, как это ни странно, открыл в своей экранизации новые горизонты киноязыка (во многом это было продолжение поисков, начатых в "Прошу слова"). Новаторский по сути, отрицающий шаблоны и каноны, стиль режиссера (не парадокс ли?) в то же время воспринимается как киноклассика. Впрочем, странного тут мало: натуре Панфилове изначально присуща глубокая основательность, отрицание у него никогда не ради эффектной позы, дешевого авангардизма, нигде нет поверхностной игры с формой - форма всегда ради сути.

Следующая работа Панфилова - "Васса" (1983, Золотой приз Международного кинофестиваля в Москве) - вновь экранизация пьесы, на этот раз М. Горького. Режиссер здесь выбирает совершенно иные принципы экранизации: заметно осовременивает пьесу, выбрасывает многие ее куски, пишет новые, вводит целые сюжетные линии, отсутствовавшие у Горького. Поразительно, что не только газетная критика, но и маститые литературоведы восприняли фильм как буквальное, скрупулезное следование автору - так точно Панфилов попал в интонацию Горького, а скорее - заставил свою интонацию воспринимать как горьковскую. И вновь поразительным открытием была Чурикова в заглавной роли, прочитанной вопреки театральной традиции, мудро и человечно, с глубоким пониманием и величия этого характера, и его трагизма, и женской слабости, и неженской твердости героини...

После "Вассы" обращение к другой горьковской вещи - роману "Мать" было как бы уже естественным, но все равно неожиданным. Слишком уж затаскана по хрестоматиям эта вещь, слишком надоела и она сама, и ее автор, волею извивов своей биографии оказавшийся отцом приснопамятного "социалистического реализма". Но таково уж свойство панфиловского характера: он привык смотреть в суть, не слишком считаясь с веяниями любых, даже самых замечательных мод. Да, снимать Горького не модно, но, нравится это кому-то или нет, Горький был и остается великим писателем. Да, "Мать" - не самое совершенное его произведение. Но все равно это Горький. Панфилов обращается к мотивам и других его произведений, выстраивая почти евангельскую притчу о Христе и Иуде - о человеке, пошедшем за свои идеалы на каторгу, и человеке, предавшем их, испугавшись каторги. А тот, кто пошел на каторгу, так и не понял, что пошел он по крови матери своей... Совсем не хрестоматиен этот фильм, глубок и трагичен. Рядом с по-прежнему блистательной и по-прежнему неожиданной Чуриковой целая плеяда молодых актеров. Дмитрий Певцов, исполнитель роли Якова-Иуды получил во Франции "Феликса" за лучшую актерскую работу. Панфилов получил тогда же, в 1990-м, в Канне приз за художественный вклад в кинематограф.

Событиями становились и театральные постановки Панфилова: "Гамлет" Шекспира (1986, театр "Ленком" - увы, сделать фильм по "Гамлету" Панфилову не дали), решенный новаторски смело, неожиданно, завоевавший широкое признание, особенно среди молодежной аудитории; "Sorry" Александра Галина (1992, антреприза Давида Смелянского), пьеса, коснувшаяся болезненной проблемы еврейской эмиграции. Кстати, в кинематографе первым коснулся этой проблемы Панфилов - это была одна из причин того, что "Тема" легла на полку.


Случайные файлы

Файл
160849.rtf
125421.rtf
162425.rtf
57099.rtf
129116.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.