Игорь Старый (3237-1)

Посмотреть архив целиком

Игорь Старый

Перевезенцев С. В.

Согласно "Повести временных лет" Игорь (ум. 945 г.) был сыном легендарного варяжского князя Рюрика. Летописи сообщают, что в 879 г., когда умер Рюрик, Игорь был ребенком, позаботиться о котором отец попросил своего родственника Олега. Вместе с Олегом Игорь перебрался в Киев, и, вплоть до кончины Олега (около 912 г.), выполнял роль помощника при своем старшем родственнике. В 903 г. Олег женил Игоря на Ольге, а в 907 г. во время похода на Царьград (Константинополь) оставил его своим наместником в Киеве. В 912 г. Игорь стал киевским князем.

На самом деле, историки уже давно обратили внимание на то, что в летописи присутствует разрыв почти в два поколения между Рюриком и Игорем. А, следовательно, Игорь, скорее всего, не был сыном Рюрика. Просто позднейшие летописцы, которые в начале XII в. внесли в "Повесть временных лет" легенду о призвании в Новгород Рюрика с братьями, искусственно соединили имена Рюрика и Игоря, как отца и сына. В этом отношении характерно, что в Киеве до конца XI в. о Рюрике ничего не было известно, а родоначальником киевской княжеской династии считался именно Игорь Старый (так в середине XI в. именовал Игоря митрополит Киевский Иларион в своем "Слове о Законе и Благодати").

В последние годы вполне обоснованную гипотезу о происхождении Игоря предложил А.Г. Кузьмин. Он считает, что Игорь, как и Олег, были выходцами с "Острова русов", который упоминается восточными авторами. Это государственное образование было создано русами-аланами на острове Сааремаа в Балтийском море и в западноэстонских провинциях Роталия и Вик в IX веке, после их переселения с Дона из пределов разгромленного хазарами и венграми Русского каганата. Скорее всего, это была так называемая Аланская Русь в Прибалтике.

Видимо, уже в IX веке русы-аланы в Прибалтике были славянизированы. Именно из этой Аланской Руси вышли Олег Вещий и его племянник Игорь Старый, а княжеская династия из этих русов-аланов утвердилась у славянских племен уже после смерти варяжского князя Рюрика и его братьев.

Само имя Игорь - это славянизированное произношение имени Ингер, известного из византийских и западных источников. Это имя связано с территориями Ингрии - области в Прибалтике ("Ижора" русских летописей). Исходный корень здесь уральский ("инг" - муж, человек). Отразился он и в этнониме "ингевоны", и во многих кельтских именах.

Киевским князем Игорь стал в 912 или 913 г. после смерти своего дяди Олега Вещего. Но здесь в летописях начинается путаница. Эту путаницу можно объяснить только тем, что позднее летописные тексты были отредактированы, причем летописцы-редакторы старались представить именно Игоря основателем киевской династии. Следовательно, им пришлось убирать повествование о каких-то событиях, которые могли бы опровергнуть права Игоря на киевское княжение. Именно поэтому новгородские летописцы называют Олега Вещего всего лишь воеводой Игоря и лишают Олега княжеского достоинства.

А.Г. Кузьмин предлагает искать разрешение путаных сообщений летописей в других источниках, а именно - в богемских хрониках, опубликованных в конце XVIII в. Христианом Фризе. По мнению А.Г. Кузьмина, здесь нужно вести речь об усобице, разразившейся в Киеве в 20-30-е гг. IX в. между Игорем и... Олегом. Но другим Олегом - сыном Олега Вещего.

Согласно рассказу Х. Фризе Олег Вещий был князем и имел сына - Олега Олеговича. Игорь же был племянником Олега Вещего. После смерти Олега Вещего между двоюродными братьями разразилась борьба за княжеский стол, в результате которой Игорь изгнал Олега Олеговича из Руси. Олег бежал в Моравию, которая в это время вела борьбу с вторгшимися в области Среднего Подунавья венграми. В Моравии Олег принял христианство (христианское имя его - Александр). Олег отличился в войнах с венграми и был избран королем Моравии. Случилось это, скорее всего, в 935 году.

Олег помирился с Игорем, попытался объединить силы Моравии, Руси и Польши ради отражения натиска венгров. Однако из Руси пришло сообщение о гибели Игоря, и союз так и не состоялся. После ряда лет борьбы с переменным успехом Олег потерпел поражение и вернулся на Русь, где был воеводой у вдовы Игоря княгини Ольги. Умер Олег Олегович в Киеве, видимо, в 962 году.

А.Г. Кузьмин подчеркивает, что сведения богемских хроник подтверждаются археологически - именно во второй четверти IX века отмечается волна миграции славянизированного населения, в том числе и русов, из Моравии в Приднепровье. И характерно, что эти вновь пришедшие к Днепру народы, или хотя бы часть их, уже были христианами (у них наблюдается христианский обряд погребения). Видимо, именно с этой волной вернулся в Киев и Олег Олегович. Кстати, дополнительным подтверждением верности сведений богемских хроник может служить тот факт, что в Киеве будет известна не одна, а две могилы Олегов, расположенные в разных частях города. Возможно, это были могилы Олега-отца и Олега-сына.

А Игорь, победив в усобице с двоюродным братом, утвердился на киевском столе. Но сразу же начал терять те территории, которые объединил под своей рукой Олег Вещий. Уже в первые годы правления (в 914 г.) ему пришлось воевать с древлянами, которые решили отделиться от русов Киева. В 915 г. Игорь заключил мир с печенегами, а в 920 г. воевал с ними. В 940 г., после долгого сопротивления, Киеву покорились уличи.

Согласно "Повести временных лет" в 941 и 944 годах Игорь совершил два похода на Царьград. Но историки доказали, что поход был только один - в 941 году и окончился он неудачно: ладьи русов, которых насчитывалось 10 тысяч, были в значительной части сожжены греками при помощи "греческого огня". В 944 г. князь Игорь заключил новый договор с греками. И текст этого договора свидетельствует, что в составе правящей элиты Киевской Руси произошли значительные изменения по сравнению со временем правления Олега Вещего.

Перечисление имен послов от Киевской Руси, заключавших договор с греками, показывает, что, помимо кельтских, фракийских, иранских, эстонских имен, которых было немало еще в договоре Олега с греками, при Игоре появляются и славянские имена - Воико, Володислав, Предслава, Синко. Даже сын Игоря носит уже славянское имя - Святослав. Этот факт может свидетельствовать о двух параллельных процессах. С одной стороны, продолжалась славянизация дружинников из "рода русского", в том числе из правящей династии. С другой стороны, сами славяне появляются в составе правящей элиты Древнерусского государства.

Еще одна характерная особенность: послы представляют отдельных князей, воевод, бояр и всех знатных "людей Русской земли". Отдельная группа выступает от русских купцов. Даже члены семьи князя Игоря представлены разными послами - от самого Игоря, от его сына Святослава, от его жены Ольги, от его племянников Акуна и Игоря. Из этого следует, что князь Игорь лично не мог представлять интересов не только всей Киевской Руси, но и всего "рода русского", а являлся главой своеобразного княжеского и боярского союза. Иначе говоря, пределы личной власти Игоря были довольно ограниченны.

И еще одно новое явление, которое зафиксировал этот договор, - среди русов появились христиане. Причем летописец подчеркивает: "Было много христиан среди варягов". Более того, у русов-христиан была и своя соборная церковь в Киеве - церковь св. Ильи. При этом в составе русов оставалось и много язычников. Впрочем, против греков и русы-христиане и русы-язычники выступали совместно, и никаких противоречий на религиозной почве внутри "рода русского" не было. Единственное различие - русы-христиане приносили клятву именем христианского Бога, а русы-язычники клялись своим богом Перуном и своим же оружием.

Откуда могли появиться христиане в Киеве? Скорее всего, это были те самые русы, которые в 40-х годах X века переселились в Приднепровье из Моравии. Только они могли создать большую христианскую общину в столице Киевской Руси. Именно к середине X в. относятся погребения по христианскому обряду, в массовом порядке появившиеся в Киеве и находящие аналогии только в христианских погребениях Моравии.

Под 945 годом "Повесть временных лет" помещает рассказ о разыгравшейся войне между древлянами и киевскими русами. Началось все с того, что дружинники Игоря потребовали от князя пойти за данью на древлян, утверждая: "И ты добудешь, и мы". При этом дружинники указывали на воеводу Игоря Свенельда, который смог обеспечить богатое содержание собственной дружины, а вот Игоревы дружинники пребывают в бедности: "А мы наги". Послушавшись дружинников, Игорь отправляется к древлянам и силой берет с них двойную дань. Однако этого Игорю показалось мало и он с небольшим отрядом вернулся к древлянам за новой данью. Возмущенные древляне убили Игоря и его "малую дружину". Смерть Игоря была страшна: его привязали к верхушкам двух деревьев, пригнутых к земле, и, отпустив деревья, разорвали надвое. Похоронен князь был близ столицы древлян города Искоростеня.

Рассказ о смерти Игоря, кстати, показывает специфику отношений внутри "рода русского". Вполне ясно просматривается, что личная власть князя Игоря ограничена, а сам он во многом зависит от мнения дружины. Более того, его воевода Свенельд имеет собственную дружину и собственные источники дохода, - видимо, он собирал дань отдельно от Игоря с отведенных в его владение территорий. Причем Игорь не имел права претендовать на долю в этой Свенельдовой дани.


Случайные файлы

Файл
46448.rtf
Textvipusc1.doc
186435.doc
100705.rtf
18233.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.