Фельетон

А. Кокорев

Фельетон — малая художественно-публицистическая форма, характерная для периодической печати (газеты, журнала) и отличающаяся злободневностью тематики, сатирической заостренностью или юмором.

История термина. Слово Ф. — французское (feuilleton — листок, листочек); в словарях XVIII ст. его еще не было. Термин Ф. возник в начале XIX в. В 1800 во Франции издатель газеты «Journal des Débats» стал выпускать добавочные листы к газете, а затем в 1803 изменил формат своей газеты — удлинил его книзу, и вот эта добавочная часть, отделенная от газеты «линией отреза» (белым пропуском), стала называться Ф. В дальнейшем термин Ф. получил двоякое значение: 1) литературный материал «подвала» газеты, 2) литературное произведение малой формы публицистически-злободневного характера, помещенное или в Ф. газеты, или в дополнительных частях журнала (обозрение, смесь). Именно в последнем значении этот термин закрепляется и получает очень широкое распространение во Франции, затем в Германии и в России.

Ф. в Западной Европе. Истоки жанра Ф. уходят в XVIII в. Его родоначальниками нужно считать Вольтера, Дидро и их политического врага Фрерона.

В эпоху первой французской революции Ф. приобрел остро политический характер, принимая преимущественно форму памфлета. Дюмулен в газете «Révolutions de France et de Brabants», Марат в «L’ami du peuple», Гебер в «Père Duschene» в своих Ф. зло высмеивали монархию, короля, церковь, призывали народ к революционному действию. Аббат Жоффруа, реакционер, продолжил традиции Фрерона (в частности его вражду к Вольтеру) в Ф. «Journal des Débats». При Наполеоне и в эпоху Реставрации Ф., как и вся вообще печать, влачил жалкое существование: Ф. «Journal des Débats» и др. ставили своей целью развлекать поверхностным остроумием.

В связи с подъемом общественного самосознания перед революцией 30-го года замечается с конца 20-х годов оживление в литературе вообще и, в частности, оживление Ф., уже более разнообразно оформляющегося. В «Journal des Débats» появился талантливый буржуазный фельетонист Жюль Жанен, ставший особенно известным как автор театральных рецензий. Наряду с Ф. — театральной рецензией развивается Ф. — музыкальная рецензия. Появился целый ряд других талантливых фельетонистов (Шарль Нодье, Денуайе, Жирарден и др.). В 30—40-х гг. широко культивируется бытовой фельетон в виде путевых записок. Но при известном разнообразии в жанровом оформлении франц. буржуазно-дворянский Ф. со стороны содержания имел поверхностный, «развлекательный» характер.

Ф. мелкобуржуазной демократии, наоборот, отличались идейно-политической насыщенностью, сатирической заостренностью. Феликс Пиа, например, выступая против политической беспринципности фельетониста Жюля Жанена, пишет острый Ф. — памфлет «Mari Josef Chenier et le prince des critique».

В 50—60-х гг., в связи с ростом общественного движения во Франции, Ф. насыщен политической сатирой (Рошфор). Во время Парижской коммуны с революционными Ф. выступал Жюль Валлес в газете «Le cri du peuple» и Вильом в газете «Père Duschene». После 80—90-х гг. Ф. во Франции мельчает: уголовная хроника, мелкие факты городской жизни — вот содержание Ф. этого времени.

В Германии Ф. получил свое развитие в 30—50-х гг. в лице Берне (Парижские письма) и Гейне (Письма из Парижа). Берне и Гейне были родоначальниками политического Ф. в Германии; их Ф. полны огня, призыва к борьбе против феодализма и мещанской косности. Среди представителей «Молодой Германии» в качестве фельетониста выделяется Гуцков («Письма дурака к дуре»). В эпоху империализма в Германии выделился своими сенсационными фельетонами Максимилиан Гарден — типичный представитель мелкобуржуазного индивидуализма.

Ф. в России. Термин Ф. в русской литературе впервые упоминается в «Вестнике Европы» в 1820: «Ф., — говорит «Вестник Европы», — это еще, очевидно, не укрепившееся в нашем быту понятие означает отдельную часть газеты, где помещаются замечания на новые книги, на играемые в театрах пьесы, на самую игру актеров».

Истоки русского Ф. нужно искать в XVIII в. Развитие сатирической журналистики вызвало к жизни новую литературную форму — Ф. В Ф. сатирических журналов XVIII в. выявляются уже две линии, которые указаны Горьким для развития литературы вообще. Это — «линия критического реализма и линия чисто мещанской литературы». Ф. «Трутня», «Живописца» зачинают первую линию, Ф. «Всякой всячины», «Ни то, ни сио» — вторую линию Ф. В Ф. «Трутня», «Живописца» вскрывалось конкретное зло общества того времени, давалась резкая критика «на лицо», велась борьба за культуру в России против консерватизма господствующих групп. Публицистическая заостренность, актуальность, смелое привлечение разнообразного материала (бытовы сцены, судебные постановления и др.) — вот те характерные для писем и обозрений новиковских журналов черты, которые позволяют считать их Ф.

Фельетонисты «Всякой всячины», «Ни то, ни сио» выдвигали лозунг «не целить на особ», давать критику «в улыбательном духе», мешать поучения с увеселениями и «угрюмость строгих правил умягчать какими-нибудь приятностями или закрывать прелестными цветами». От Ф. «Трутня», «Живописца» идет традиция к Ф. крестьянской революционной демократии, к Ф. «Современника», «Искры», от Ф. «Всякой всячины», «Поденщины», «Ни то, ни сио» — к охранительным Ф. булгаринской «Северной пчелы» или «Библиотеки для чтения» и др.

В 30-х гг. в качестве фельетониста «Библиотеки для чтения» выступил Сенковский. Особенной известностью пользовался его Ф. «Большой выход сатаны». Сенковский дал огромное количество Ф., написанных живо, хлестко, но неглубоких по содержанию. Это — или нападки на своих литературных врагов, или мелкая критика современных нравов. Беседа-диалог, письма, в особенности фантастические сны — форма фельетона Сенковского. Фельетоны Сенковского нередко заканчиваются нравоучениями охранительного характера: «первая обязанность словесности в обществе, — говорит Сенковский, — успокаивать умы», «не помогать политическим бредням» («Брамбеус и юная словесность»).

Общественный подъем, развитие литературы «натуральной школы» вызывают в 40-х гг. в истории русского Ф. значительное оживление: кроме «Северной пчелы» и «Библиотеки для чтения», фельетоны появляются в «Литературной газете», «С.-Петербургских ведомостях», «Русском инвалиде» и др. С Ф. выступают Строев, Губер, Греч, Панаев, Дружинин.

В рядах фельетонистов в 40-х гг. мы видим таких писателей, как Григорович, Плещеев, Сологуб, Тургенев, Гончаров, Достоевский. Широкое распространение в 40-х гг. получил Ф. — «физиологический очерк» . Публицистические статьи, письма, очерки Герцена подчас получают характер Ф., замечательного как социально-политической остротой своего революционного содержания, так и блестящим использованием средств художественного порядка. В 50—60-х гг. выдвинулся на первый план Ф. революционной крестьянской демократии. Острое и актуальное содержание, правдивый показ действительности, беспощадная критика эксплоататорского строя, призыв к борьбе — основные черты Ф. революционных разночинцев, наравне с богатством жанровых форм и художественной яркостью образного воплощения.

Ф. пишут Некрасов, Добролюбов, Салтыков-Щедрин, Глеб Успенский. Литературно-критические статьи Чернышевского «Об искренности в критике» и «Русский человек на „rendez-vous“» шли в журналах как фельетоны.

Значительная часть Ф. в «Свистке» и «Искре» принадлежала Добролюбову, Курочкину, Минаеву. Целый ряд очерков Салтыкова-Щедрина и Глеба Успенского являлись фельетонами («Письма к тетеньке» Салтыкова-Щедрина и др.). Самое композиционное построение Ф. революционеров-демократов является отличным от буржуазно-дворянского Ф. Буржуазно-дворянский Ф. целиком строился вокруг какого-либо явления быта или литературы, причем выводы его не шли дальше этого явления. Совсем другое фельетоны Чернышевского, Добролюбова; в их Ф. берется какое-нибудь частное явление как исходный пункт для построения Ф., а затем, как вывод, дается широкое обобщение, имеющее огромное общественно-политическое значение (бичуется царская администрация, суд и т. д., а не отдельные плохие администраторы). Сатира «Свистка» и «Искры» охватывала огромный круг явлений, поэтому к жизни были широко призваны новые Ф. в драматической и, особенно, стихотворной форме (см. напр. Ф. «Наука и свистопляска, или как аукнется, так и откликнется — рассказ в стихах и прозе, со свистом и пляскою», «Юное дарование, обещающее поглотить всю современную поэзию» Конрада Лилиеншвагера, т. е. Добролюбова, «Москвичи на лекции философии», «Женщина перед лицом русского прогресса», стихотворные Ф. Минаева и др.).

Стихотворный Ф. был доведен до совершенства Некрасовым («Газетная», «Балет», «Кому холодно, кому жарко», «Современники», «Вступительное слово „Свистка“ к читателю» и др.). Глеб Успенский дал прекрасные образцы Ф.-очерков, в которых он откликался на самые острые вопросы современности. Революционеры-демократы ценили Ф. как очень удобный способ для проведения своих идей, считая, что он мог бы «оказать немалое пособие серьезной литературе» (Добролюбов). Салтыков-Щедрин зло высмеивал мещанский Ф., Ф.-болтовню, но, когда его упрекнули в том, что его очерки носят фельетонный характер, он ответил: «Водевиль может быть умнее боборыкинской драмы» (письмо Пыпину от 1 ноября 1883).

В 60—70-х гг. продолжал существовать и мещанский Ф. Этот Ф. носил прежний традиционный характер веселой болтовни (напр. фельетоны Масальского в «Сыне отечества», «Весельчака» и др.).






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.