Литературный портрет (73931-1)

Посмотреть архив целиком

Литературный портрет

Г. Шпайер

Портрет в литературе — одно из средств художественной характеристики, состоящее в том, что писатель раскрывает типический характер своих героев и выражает свое идейное отношение к ним через изображение внешности героев: их фигуры, лица, одежды, движений, жестов и манер. В пространственных изобразительных искусствах — живописи, рисунке, скульптуре — изображение внешности персонажей — единственное средство построения художественного образа. В том случае, когда целое произведение посвящено характеристике отдельной личности, П. является особым жанром, который носит именно это название и который стоит иногда в центре художественного течения или отдельного творчества художника-портретиста. Из изобразительного искусства название П. перешло в теорию литературы.

В художественной литературе как искусстве словесном П. является только одним из средств характеристики, употребляемом в композиционном единстве с другими подобными же средствами: развертыванием действия в сюжете, описанием мыслей и настроений героев, диалогом действующих лиц, описанием обстановки и т. д. Своеобразной системой таких средств характеристики и создается в литературе художественный образ, а П. оказывается тем самым одной из сторон художественного образа. Среди всех других способов изображения П. отличается особой зрительной наглядностью и вместе с пейзажем и бытовыми описаниями придает произведению особую силу изобразительности.

Являясь одной из сторон художественного образа, П. включает те основные моменты, которые существенны для образа в его целом. В П. героя, как и во всем его образе, существуют и общие типические черты и индивидуальные. С одной стороны, литературный герой изображается в большинстве случаев как социальный и исторический человек, представитель определенной общественной эпохи, определенного класса и классовой группы; его наружность, движения, манеры характеризуют обычно ту социальную среду, которую писатель в своем произведении обобщает и идеологически оценивает. С другой стороны, литературный герой является отдельной личностью, неповторимой индивидуальностью, отличающейся от других членов своей среды; выбором и сочетанием индивидуальных черт его П. писатель также выражает свое идейное отношение к той социальной группе, представителем которой является герой. Напр., рисуя в последней главе «Евгения Онегина» образ Татьяны-княгини, Пушкин дает ее П., в котором раскрыты типические, социально-групповые черты, характерные для светского дворянского общества: «Она казалась верный снимок du comme il faut». Но на основе этих типических черт поэт подчеркивает индивидуальные особенности поведения и манер Татьяны, выделяющие ее из светской толпы, возвышающие ее образ в сознании читателя: «Она была не тороплива, / Не холодна, не говорлива; / Без взора наглого для всех, / Без притязанья на успех, / Без этих маленьких ужимок, / Без подражательных затей, / Все тихо, просто было в ней». Эти черты свойственны Татьяне, потому что она выросла не в испорченной светской среде, а в усадебной простоте и непосредственности, которые так высоко ценил Пушкин. П. литературных героев бывает следовательно различен и исторически меняется в зависимости от того, какая социальная действительность в нем типизируется, какое идейное отношение к типическому герою выражает в нем автор. Но и портрет литературных героев, представляющих одну и ту же социальную среду, бывает различным у разных писателей вследствие различного идейного отношения их к этой среде. Ср. напр. портрет Рахметова в «Что делать?», подчеркивающий силу и мужество будущего борца за «дело народное», с портретом Губарева в «Дыме» Тургенева, где все индивидуальные черты героя, его фигура и лицо выражают резко-отрицательное, сатирическое отношение писателя-либерала к вождю революционной эмиграции.

В различных литературных родах и жанрах П. меняется со сменой художественных методов, стилей и литературных направлений. На разных этапах литературного развития, в различных его моментах П. отличается степенью своей типичности и степенью своей индивидуализации на основе идейного его содержания. В творчестве писателей, тяготеющих к натурализму с его социально-бытовыми обобщениями или к реализму, раскрывающему более глубокие социальные противоречия, П. героев отличаются обычно реалистическим правдоподобием и типичностью. Герой изображается как типичный представитель своей среды, в ее обычных, повседневных бытовых отношениях и обстановке; в П. героев чаще всего подчеркиваются повседневные бытовые черты, не имеющие в себе ничего исключительного и необычайного. В творчестве же писателей, отличающихся теми или иными оттенками романтизма, фантастики, очень часто можно видеть отталкивание от обыденного и бытового. Герои изображаются как исключительные личности, в необычных, редко встречающихся обстоятельствах, и в П. их много необычайного, преувеличенного, а иногда и фантастического. Это уже не бытовой, а романтический портрет, встречающийся преимущественно в романтических поэмах, балладах и лирике. Однако не всегда у писателей-реалистов портрет отличается сохранением черт внешнебытового правдоподобия. В некоторых произведениях писателей-реалистов, пронизанных романтикой или сатирической настроенностью, доходящей до гротеска, мы находим типический П. типических героев, показанных в гиперболизированных бытовых связях или же вне их. Таковы П. щедринских градоначальников из «Истории одного города», в которых гипербола и фантастичность индивидуальных фигур ярко раскрывают глубокое типическое обобщение художника.

В зависимости от характера литературного стиля меняется содержание портрета и самое место, которое ему уделяется. Отсюда весьма различные формы П. в истории литературы — от богато разработанного П. до почти полного отсутствия его (напр. у символистов).

Литература русского феодально-крепостнического дворянства конца XVIII века утверждала существовавший порядок и через литературный П. Так, в одах Державина портрет Екатерины II рисуется как утверждение политического строя крепостнического государства. Живые индивидуальные черты Екатерины II в этом портрете Державина не интересуют. Им подчеркивается божественность, величественность, мощь, роскошь. Державин выбирает и соответствующую позу: императрица спускается с облаков, как жрица или богиня («Видение мурзы»). П. выступает как элемент образа и дополняет общую державинскую характеристику Екатерины II. Это же утверждение дворянского государства определяет П. крестьян у Державина. Он изображает напр. крестьянок как всем довольных, счастливых и здоровых девушек, проводящих время в веселых танцах под свирель пастушка, — у них «сквозь жилки голубые льется розовая кровь» и т. д. («Русские девушки»). Литература прогрессивного дворянства и зарождающегося капитализма стремилась разоблачить такое изображение феодальных отношений, в частности и в области П. Крылов в повести «Каиб» высмеивает крепостнические идиллии и дает иной П. пастуха-крестьянина: «на берегу реки запачканное творенье, загорелое от солнца, заметенное грязью»; портрет Крылова правдивее портрета Державина, он раскрывает противоречия действительности, которые Державин стремился скрыть. В отличие от феодально-крепостнической литературы с ее обобщенным, неиндивидуализированным портретом Пушкин, отражая в своем творчестве тенденции и элементы буржуазного развития, разрабатывает иной социально-психологический, индивидуальный П. Изображая человека в развитии, в связи с общественной средой, Пушкин и внешность показывает в развитии и ее социальной характерности (Татьяна — уездная барышня, Татьяна — княгиня, Пугачев — бездомный скиталец, Пугачев — вождь крестьянского войска). Притом у Пушкина черты внешности человека в его П. теснейшим образом связаны с внутренним миром его переживаний, его отношением к жизни (фигура скучающего Онегина, П. романтика Ленского, портрет Ольги, раскрывающий ее примитивность, и др.).

Литература революционной крестьянской демократии 60—70-х годов дает нам яркие примеры социально заостренного П. Так, Чернышевский в образе Рахметова («Что делать?») утверждает внешний облик крестьянского революционера: физическая сила, выносливость, простота и демократизм внешности раскрываются в романе как свойства, сближающие с людьми труда, как необходимые в грядущих революционных боях. Тяжесть хищнической капиталистической эксплоатации Некрасов раскрывает через П. крестьянина-белорусса («Железная дорога»). Резко сатирические портреты буржуазии он же дает в «Современниках», «Железной дороге» и др.

Буржуазно-дворянская литература стремилась опорочить деятельность крестьянских революционеров и давала их П. антипатичным, отрицательным или даже карикатурным (портрет Марка Волохова в «Обрыве» Гончарова, портреты революционеров Маркевича).

Буржуазно-дворянская литература эпохи империализма давала мистически-искаженное отражение действительности. Символисты поэтому культивировали изображение человеческой личности, оторванной от общества, полной асоциальных переживаний, ощущавшей неустойчивость действительности. Отсюда реальный портрет занимает в поэзии символистов ничтожное место. Внешний облик человека выступает лишь как знак чего-то непознаваемого, тайного, а не как облик реального человека: «Шлейф, забрызганный звездами, / синий, синий, синий взор. / Меж землей и небесами / вихрем поднятый костер /. Жизнь и смерть в круженьи вечном, / вся — в шелках тугих — / Ты — путям открыта млечным, / скрыта в тучах грозовых» и т. д. (Блок).


Случайные файлы

Файл
37301.rtf
97850.doc
136544.rtf
129023.rtf
178797.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.