Главные члены и минимальная структурная схема (71580-1)

Посмотреть архив целиком

Главные члены и минимальная структурная схема: сопоставление двух подходов к описанию обязательного словесного состава простого предложения

М.П. Одинцова, Омский государственный университет, кафедра русского языка,

Наряду с традиционными понятиями "главные члены", "подлежащее", "сказуемое" (их возраст - два столетия), в научной литературе по русскому синтаксису три десятилетия назад появились не дублирующие их, но очень близкие к ним по содержанию относительно новые понятия: "минимальная структурная схема", "компоненты минимальной схемы предложения" (примечание 1). Общее содержание традиционных и новых понятий то, что они обозначают базовый, обязательный для построения и самостоятельного функционирования предложения словесный состав. Этот состав часто называют "предикативным минимумом", потому что именно и только он маркирован формальными показателями грамматической категории предикативности, формирующей - в единстве с категориями целевого назначения, коммуникативной перспективы, утвердительности - отрицательности - специфическое грамматическое качество предложения, без которого оно вообще не было бы предложением (коммуникативной единицей речи). Отличительный же признак понятия "минимальная схема", делающий его более узким и содержательным по сравнению с понятием "главные члены", - д о с т а т о ч н о с т ь, с е м а н т и ч е с к а я п р и г о д н о с т ь, приспособленность схемы для построения относительно законченных минимальных самостоятельных простых предложений.

Благодаря этому отличительному признаку новое понятие позволяет во многих случаях избежать чрезмерного схематизма и формализма при выделении конструктивной основы простого предложения. Иллюстрируем данный оценочный тезис примерами.

Предложения типа "Не видно следов", "Наготовлено запасов", "Фонарей видимо-невидимо", "Забот хватает", "Времени нет" без формы родительного падежа существительного, имеющего субъектное или объектное значение, не обладают свойством структурной и семантической самодостаточности для самостоятельного функционирования в речи. А это значит, что родительный субъектный или объектный должен быть включен в обязательный словесный состав рассматриваемых предложений. В то же время мы знаем, что традиционная подлежащно-сказуемостная модель описания главных членов простого предложения не распространяется на родительный падеж, равно как и на любую другую косвенно-падежную форму существительного, подчиненного сказуемому, поскольку считается, что любой не именительный падеж формально не может быть подлежащим. Бросающееся в глаза противоречие между характерной для традиции оценкой синтаксической роли слова преимущественно по форме - вопреки функции или независимо от нее - в новейших синтаксических описаниях русского языка в значительной степени преодолено, причем не за счет расширения и, следовательно, размывания формально-грамматических представлений о подлежащем. Так, родительный субъектный или объектный в предложениях, подобных приведенным, квалифицируется как компонент минимальной схемы предложения, но при этом он не называется подлежащим, поскольку действительно не является типичным подлежащим (примечание 2).

Приведенные примеры доказывают большую точность, адекватность определения границ грамматической основы предложения не по заранее и жестко установленным формально-грамматическим эталонам подлежащего и сказуемого, а по наличию у той или иной словоформы или сочетания словоформ "предложениесозидающей" функции. Функция эта, в свою очередь, проверяется и устанавливается на основе типизации данных лингвистического эксперимента, а именно эксперимента на свертывание (сокращение) высказываний без разрушения потенциальной способности остатка к самостоятельному функционированию. С л о в о ф о р м ы, п о п а д а ю щ и е в т а к о й о с т а т о к о б я з а т е л ь н о, т.е. в о в с е х о д н о т и п н ы х п о и н в а р и а н т н о м у с и н т а к с и ч е с к о м у з н а ч е н и ю и с т р о е н и ю п р е д л о ж е н и я, и е с т ь к о м п о н е н т ы к о н с т р у к т и в н о г о м и н и м у м а, и л и м и н и м а л ь н о й с х е м ы, э т и х п р е д л о ж е н и й. Правда, следует заметить, что не все минимальные схемы простых предложений из перечней, составленных теоретиками и сторонниками "схемного" синтаксиса, выдерживают такую проверку или прошли ее. Так, в разработанный В.А. Белошапковой список минимальных структурных схем включена инфинитивная однокомпонентная схема, причем о реализациях этой схемы в речи сказано, что их обязательное условие - "появление дательного падежа со значением субъекта" [3, с.449]. На наш взгляд, последнее утверждение равносильно признанию двукомпонентности схемы инфинитивных предложений. Аналогичное замечание можно было бы высказать и по поводу ряда схем из перечня Н.Ю.Шведовой: схема предложений типа Хочется узнать не двукомпонентна, а трехкомпонентна, если учесть обязательный для нее субъектный распространитель; схема предложений типа Трясет. Знобит двукомпонентна по той же причине и др.под. [2, т.2]. Но, думается, что замеченные нами отклонения от принятых исследователями исходных принципов анализа объясняются не ущербностью самих этих принципов, а неразработанностью приемов типизации в синтаксисе, приемов сведения всего многообразия конкретных, непосредственно наблюдаемых в речи построений к скрытой от непосредственного созерцания системе синтаксических инвариантов. Не разработаны прежде всего критерии синтаксической инвариантности - вариантности (обязательности - факультативности).

Другое отличие понятия "компонент минимальной схемы предложения" от понятий подлежащего и сказуемого состоит в том, что его синтаксическая сущность определяется независимо от тех форм и компонентов мысли, которые признавались и признаются обязательными и универсальными коррелятами главных членов предложений в классической логике. Это несомненное теоретическое преимущество нового понятия позволяет членить предложение и его минимум независимо от традиционных бинарных логико-грамматических корреляций: подлежащее или группа подлежащего - логический субъект, сказуемое или группа сказуемого - логический предикат. Границы между компонентами минимальной схемы, если она неоднословна, определяются безотносительно к границам между членами так называемого атрибутивного суждения. Иначе говоря, в неоднословной минимальной схеме предложения может быть не только один или два, но и три, четыре компонента, т.е. столько, сколько их можно вычленить на собственно языковых основаниях - без оглядки на количество и содержание словесно представленных членов классического суждения.

Приведем развернутый пример, конкретизирующий и иллюстрирующий данный тезис.

Предположим, перед нами стоит задача найти минимальный компонентный состав и инвариантное синтаксическое значение бесподлежащных предложений серии: Группе предстояло в короткий срок решить сложную задачу, Сегодня придется задержаться на работе, Летом мне довелось побывать в Ленинграде, Бродить здесь не случалось, Стоит ли говорить о несбывшемся? Ребятам наскучило сидеть без дела, Мне понадобилось позвонить домой, Отцу неожиданно пришло в голову купить дачу, Его каждое лето влечет, тянет, подмывает пуститься в рискованное путешествие, И вдруг мальчика осенило заглянуть в портфель, Нам не дано предугадать ..., Больному предписано гулять ежедневно, Отряду приказано наступать, В парке запрещено рвать цветы, Человечеству необходимо отвоевать мир, Об этом нужно еще поразмыслить, Над старостью смеяться грех, Всем жаль расставаться с юностью.

Как решается эта задача? Отвлечемся от частных, речевых, ситуативно и контекстуально обусловленных семантических и синтаксических различий приведенных высказываний, а также от факультативных элементов наблюдаемых построений, пользуясь экспериментом на свертывание фраз с последующим обобщением данных этого эксперимента. В содержании и строении предложений найдем существенно общее. Прежде всего определим составные части - основные компоненты мысли, воплощенные в словесном составе высказываний, семантико-синтаксические отношения между этими компонентами и те языковые средства (формы), которые существуют и регулярно используются в русском языке для выражения искомой абстрактной мыслительной структуры. Опорой для такого анализа послужит прежде всего морфологический состав предложений. Кроме того, учтем синтаксические связи словоформ и факторы, предопределяющие их обязательную или факультативную сочетаемость. И, наконец, следуя принципу анализа языковых форм в единстве с их содержанием и функциями и признавая при этом семантические критерии ведущими, решающими при идентификации и дифференциации синтаксических структур, воспользуемся приемом функционального отождествления морфологически разных словоформ, если последние выражают тождественное синтаксическое отношение в составе целого - предложения.

Итак, наше решение поставленной задачи. Во всех анализируемых высказываниях отчетливо обнаруживается трехкомпонентная семантико-синтаксическая структура. Охарактеризуем ее составляющие: это 1) действие, обозначенное инфинитивом или инфинитивным словосочетанием, а значит, названное безотносительно к моменту высказывания, действительности, лицу; 2) производитель этого действия (человек), обозначенный формой дательного или винительного падежа существительного либо их нулевыми позиционными вариантами; специфическая синтаксическая функция, отождествляющая эти косвенно-падежные субстантивные формы, - обозначение определенного или неопределенного п а с с и в н о г о субъекта действия; 3) модальное или модально-эмоциональное отношение, связывающее действие и его производителя, - оно обозначено либо безличным спрягаемым глаголом, либо сочетанием безличной глагольной связки со словом категории состояния, либо, наконец, кратким страдательным причастием в сочетании со связкой; этот компонент в довольно широком диапазоне лексически варьирует тождественную семантико-синтаксическую функцию независимости действия, названного инфинитивом, от воли субъекта (человека), производителя этого действия; он же является конструктивным и предикативным центром анализируемого построения, так как присоединяет два других компонента по правилам семантически предопределенной сильной подчинительной связи и имеет морфологические показатели категории предикативности, т.е. грамматических значений модальности и времени. Инвариантное синтаксическое значение описанной трехкомпонентной структуры можно определить следующим образом: говорящий сообщает о действии определенного или неопределенного субъекта (человека) как о не зависящем или как бы не зависящем от воли этого человека. Приинфинитивные словесные распространители предложений с объектным или обстоятельственным значением не затрагивают этой инвариантной структуры: они, следовательно, факультативны.


Случайные файлы

Файл
136272.doc
CBRR1984.DOC
3439.rtf
96740.rtf
181843.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.