Эпиграф в коммуникативном пространстве художественного текста (71528-1)

Посмотреть архив целиком

Эпиграф в коммуникативном пространстве художественного текста

Н.А.Кузьмина, Омский государственный университет, кафедра русского языка

Понятие коммуникативного пространства, введенное Б.М. Гаспаровым, призвано обозначить некую "мысленно представляемую среду", "духовный ландшафт", в который погружено высказывание и который необходим для того, чтобы создать или интерпретировать сообщение [2]. Уникальным ориентиром на этой "духовной картине местности" является эпиграф.

Мы рассматриваем эпиграф как коммуникативный знак, сущность которого создается и обнаруживается только в процессе функционирования. Функционированием для эпиграфа можно считать его включение в структуру генетически чужого для него текста. Заметим, что известны случаи, когда эпиграф некоторое время существовал самостоятельно, без текста ("Арап Петра Великого" А.С. Пушкина). Такие эпиграфы, по-видимому, следует рассматривать как потенциальные знаки, чья функциональная направленность не реализована, хотя, бесспорно, существует как бы в свернутом виде в сознании автора, в его творческих замыслах.

Эпиграф как элемент текста полифункционален. Основной и универсальной его функцией как в художественном, так и в нехудожественном произведении является диалогизирующая: эпиграф - один из способов диалогизации монолога, введения в него иной, неавторской точки зрения.

Диалогические отношения эпиграфа и следующего за ним текста могут быть эксплицированными и имплицитными. Ср. стихотворение М. Дудина "Ты - половина памяти моей" с эпиграфом из О. Берггольц "Не может быть, чтоб жили мы напрасно": Я, повторяя, присягаю ей: Не может быть, чтоб жили мы напрасно.

Но даже в тех случаях, когда нет явных языковых показателей диалога, следует говорить об их значимом отсутствии, текстовом нуле, поскольку сам выбор эпиграфа из ряда возможных означает его включение в систему авторского мышления и - как отражение этого - в систему текста.

Две основные функции эпиграфа - информативная и формоопределяющая - по сути, представляют собой фукциональные комплексы.

Информация, вводимая эпиграфом, может быть, по крайней мере, двух типов: информация об авторе (творческом субъекте), выбирающем эпиграф из определенной текстовой и культурной парадигмы, и информация о следующем за эпиграфом тексте.

Субъектная информация - это сообщение об авторе, его литературных вкусах, коммуникативном намерении в данном тексте. Легко заметить неоднородность субъектной информации: определенная ее часть возникает уже в момент выбора эпиграфа, другая - лишь в процессе его функционирования. Точнее говоря, возникающая в момент выбора эпиграфа субъектная информация конкретизируется, уточняется в системе "эпиграф - текст".

Так, зная, что молодой А. Блок часто использует в своих стихотворениях эпиграфы и внутритекстовые цитаты из произведений А. Фета и Вл. Соловьева, мы можем высказать некоторые предположения о его литературной ориентации, но выявление авторской интенции возможно лишь в законченном произведении, уточняющем, что именно существенно для Блока в цитируемом фрагменте, как конкретно распределены авторские акценты.

Таким образом, субъектно-информативная подфункция оказывается тесно связанной и иерархически подчиненной диалогизирующей: характер диалога выявляет коммуникативное намерение автора, его отношение к содержанию эпиграфа и к его создателю.

Информация о тексте может быть дифференцирована в зависимости от того, о каком аспекте его организации - содержательном или формальном - сообщает эпиграф. Типы содержательной информации достаточно подробно описаны в [1]; [4]. Проиллюстрируем их применительно к эпиграфу.

Содержательно-фактуальная информация: эпиграф задает тему, которую подхватывает и развивает следующий за ним текст. Таковы, например, эпиграфы к поэме М.Ю. Лермонтова "Измаил-бей", намечающие тематические лейтмотивы отдельных частей, эпиграфы к "Сорочинской ярмарке" Гоголя, к рассказу Лескова "Овцебык", ко многим стихотворениям.

Содержательно-концептуальная информация: эпиграф выявляет идею, концепцию произведения. Таков эпиграф к "Воительнице" Лескова, напоминающий басенную мораль:"Вся жизнь моя была досель Нравоучительною школой, И смерть есть новый в ней урок" (Ап. Майков), знаменитый эпиграф к гоголевскому "Ревизору", появившийся в тексте через шесть лет после создания комедии, эпиграф к "Хмурому утру" А.Н. Толстого - "Жить победителями или умереть со славой (Святослав)". Такой тип информации характерен именно для эпиграфов к прозаическим произведениям, в которых они актуализируют смысловую доминанту текста.

Содержательно-подтекстовая информация. Комментарий В.Б. Шкловского раскрывает именно эту функцию эпиграфа к "Пиковой даме" Пушкина "Пиковая дама означает тайную недоброжелательность (Новейшая гадательная книга)": "Гадательная книга, да еще новейшая, изданная на серой бумаге в лубочном издательстве, - это мещанская книга, а не тайный фолиант на пергаменте" [8,с.67]. Эпиграф обнажает замысел Пушкина: создать не трагедию, а трагический фарс, развенчать героя наполеоновского типа. Такой подтекст оценочен. Ведь, по справедливому замечанию И.Р. Гальперина, "подтекст нередко перекликается с категорией модальности" [1,c.49]: давая информацию о тексте (выявляя подтекст), эпиграф одновременно свидетельствует об отношении к нему автора.

Вообще говоря, выделение "чистых" типов информации, сообщаемой эпиграфом, - не более чем исследовательский прием. Так, очевидно совмещение содержательно-фактуальной и содержательно-подтекстовой информации в эпиграфе к IV главе "Капитанской дочки" "Поединок":"Ин изволь и встань же в позитуру, Посмотришь, проколю как я твою фигуру". Использован эпизод из комедии Я. Княжнина "Чудаки" - сцена ссоры двух лакеев и их пародийная дуэль, обрисованная явно гротесково. Таким образом эксплицируется подтекст, выявляется авторский замысел: Гринев вовсе не положительный герой, пушкинская оценка вполне трезва и реалистична.

Эпиграф в лирическом произведении чаще всего совмещает содержательно-фактуальную и содержательно-подтекстовую информацию. Таков, например, эпиграф к стихотворению М.Ю. Лермонтова "Не верь себе" - "Какое нам в конце концов дело до грубого лая всех этих кричащих шарлатанов, торговцев пафосом и изготовителей напыщенных слов, и всех паяцев,танцующих на фразе?", который не только задает тему лермонтовского стиха, но и выявляет его концепцию посредством обнажения субъективно-оценочного подтекста. Это ирония автора по отношению к своему герою-поэту, ирония, сближающая автора с голосом толпы, черни ( известно, что Лермонтов для усиления этого акцента заменил мне в цитате Барбье на нам.

Итак, содержательная информация эпиграфа - это прогнозирующее, проспективное сообщение об основных тематических, сюжетных и концептуальных моментах художественного произведения. Вместе с тем эпиграф способен давать сведения иного рода, сообщать о форме (языке) вводимого им текста. При этом, информируя о форме, эпиграф, по сути, форму задает, порождает, выполняя таким образом уже не собственно информативную, а формообразующую, формоопределяющую функцию. Эта функция может создавать лексико-стилистический и архитектонический строй произведения.

В первом случае эпиграф задает ключевые слова и группы слов, формирует стилистическую и эмоциональную тональность текста. Так, эпиграф из "Войны и мира" Толстого "И лицо с внимательными глазами с трудом, с усилием, как отворяется заржавевшая дверь, - улыбнулось..." вводит ключевой образ, из которого вырастает стихотворение Н.Заболоцкого "Встреча": Как отворяется заржавевшая дверь, С трудом, с усилием, - забыв о том, что было, Она, моя нежданная, теперь Свое лицо навстречу мне открыла .

Эту же функцию - формирование лексико-стилистического строя текста - выполняют и некоторые группы слов: историзмы, экзотизмы, диалектизмы, специфические антропонимы (например, в пародиях). Таков, например, эпиграф к сатирической поэме И.Мятлева "Сенсации и замечания г-жи Курдюковой за границею, дан л'этранже" - транслитерированный на русский французский перевод русской пословицы "Де бон тамбур де баск дериер ле монтанье" (Славны бубны за горами), как бы предвосхищающий макаронический стиль поэмы.

А образование окказионализмов от имен собственных, характерное для прозы Ф.Сологуба и высвеченное в эпиграфе "Это дульцинировало ее влечение к принцу Танкреду и альдонсировало ее любовь к жениху (Сологуб. Королева Ортруда), индуцирует ряд образований по той же модели в пародии А.Измайлова:Офеоктистившись сначала, Осоловьевившись поздней, Живет утехами скандала Писатель наших серых дней.

Говоря об архитектонике, мы имеем в виду особенности структуры стиха, его композиционное развертывание, строфическое членение, ритмический рисунок, которые может задавать эпиграф. Понятно, что наибольший простор для реализации этой функции дают стихотворные произведения со стихотворными же эпиграфами, то есть тексты, жестко упорядоченные в структурном плане [3]. Причем в том случае, когда стихотворение, фрагмент которого избирается в качестве эпиграфа, хорошо известно, оно может быть представлено одной строкой. Этот принцип использован во множестве пародий - классических и современных.

Один пример. Лермонтовское "Я знал его...", вынесенное Евгением Рейном в эпиграф к стихотворению "Эпитафия", бесспорно, не дает представления ни о ритме, ни о содержании текста-источника, но служит опорным сигналом, по которому читатель безошибочно восстанавливает в памяти пятистопный ямб стихотворения "Памяти А.И.Одоевского". Более того, эпиграф здесь - знак не только формальный, но и содержательный, тематический, вводящий характерный для этого метра "семантический ореол" - скорбно-размышляющую интонацию высокой медитативной лирики. Именно этот "общий семантический фон традиции" (М.Л.Гаспаров) вступает в противоречие с нарочито приземленными строками Е.Рейна: Я знал его. Мы странствовали с ним Однажды по московским магазинам. Нам совершенно был необходим Цвет голубой сорочек к темно-синим В ту пору модным нашим пиджакам. Вместе с тем, достаточно часто архитектонические и лексико-стилистические особенности, задаваемые эпиграфом , в лирическом жанре взаимосвязаны: структурно-композиционная близость эпиграфа и текста поддерживается лексическим сходством и/или единством стилистической тональности. Кроме того, языковая форма есть форма содержательная, поэтому передаваемая эпиграфом информация о тексте есть одновременно и информация о его содержании.


Случайные файлы

Файл
164258.rtf
185152.doc
69421.rtf
kursovik.doc
10591.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.