Речевые проявления личности переводчика в тексте перевода (71383-1)

Посмотреть архив целиком

Речевые проявления личности переводчика в тексте перевода

Красильникова В. Г.

В основу нашего исследования легло представление о художественном тексте как индивидуальной речевой реализации системы языка. Текст для нас неотделим от человека, порождающего или воспринимающего его.

В исследовании делается попытка связать особенности индивидуальных речевых стратегий переводчика, выделяемые на основе анализа текстов его переводов, и характеристики его личности, не связанные напрямую с текстовой деятельностью.

Известно, что переводы, сделанные разными переводчиками, и переводы, выполненные в разные исторические периоды, отличаются порой значительно друг от друга. Стилистическая, литературоведческая или лингвистическая интерпретация разных переводов позволяет ответить на многие вопросы, связанные с их жанровой принадлежностью и функционированием в общем контексте культуры, но не раскрывает полностью причины их появления и существования.

По нашему мнению, эти причины лежат гораздо глубже и объясняются не только и не столько принадлежностью автора текста и переводчика к разным культурам, но и несовпадением их психологических характеристик.

На настоящий момент можно считать доказанным, что экстравертная / интровертная установка, присущая личности, а также особенности характера находят свое отражение в речи. Хотя перевод является специфическим, репродуктивным видом речевой деятельности, хотя перед переводчиком и стоит задача прежде всего точно передать на другом языке особенности оригинала и максимально "подстроиться" под авторский стиль, ему все же не удается полностью свести на нет речевые проявления его собственной личности.

Таким образом, текст перевода содержит своего рода маркеры, основываясь на которых можно сделать вывод о личностных особенностях человека, переводившего текст. Выделить маркеры в тексте перевода представляется возможным при построчном сопоставлении его с оригиналом, а также, если есть такая возможность, с другими переводами того же текста. При этом существенным критерием является систематическая повторяемость того или иного явления: если трансформация встречается в тексте перевода единственный раз, вряд ли можно с точностью утверждать, что за ней стоит какое-либо психологическое содержание.

Для того, чтобы подтвердить сказанное выше, обратимся к анализу одного из переводов на русский язык текста Ф.Л.Баума "Мудрец страны Оз" (F.L.Baum "The Wonderful Wizard of Oz") - "Удивительный волшебник страны Оз" (перевод С.Белова, 1993). Настоящий текст является идеальным материалом для исследования, так как сказка переводилась на русский язык дважды, причем один из переводов был выполнен тремя переводчиками ("Великий чародей страны Оз" - перевод О.Варшавер, Д.Псурцева, Т.Тульчинской, 1991), кроме того, существует текст, созданный по мотивам произведения Ф.Л.Баума - "Волшебник Изумрудного города" А.М.Волкова.

Целью нашего анализа является выявление семантических различий между текстом оригинала и текстом перевода и определение стоящего за ними психологического содержания. В качестве иллюстраций далее мы приводим лишь наиболее показательные с нашей точки зрения микрофрагменты.

Перевод С.Белова был опубликован в 1991 году. При сопоставлении его с оригиналом и другими переводами, а также произведением А.М.Волкова, был выявлен ряд различий.

1. Характерной чертой перевода С.Белова является особый акцент, который делается на образах движения. При этом переводчик может эксплицировать образ, присутствующий в оригинале неявно, как, например, в нижеследующем фрагменте, где описывается прыжок Льва через ров:

Giving a great spring he shot through the air Распрямившись, как гигантская пружина, он пролетел в воздухе.

(ср. с другими переводами: Он мощно оттолкнулся. Он сделал огромный прыжок.)

Существительное "spring" в английском языке указывает на два значения: и пружина, и прыжок, причем в данном случае одно из них метафорично, так как в прыжке имитируется движение распрямляющейся пружины. А в переводе С.Белова акцентируется именно значение "пружина".

Такая же экспликация образа прослеживается и в другом отрывке:

Dorothy could stand no longer. Her eyes closed inspite of herself and she forgot where she was and fell among the poppies fast asleep.

"Could stand" и "fell among the poppies fast asleep" может быть переведено как "не могла стоять на ногах" и "не могла больше выдержать" (усыпляющего запаха маков); или она "упала среди маков и уснула" или просто "уснула среди маков". В первом случае С.Белов описывает не состояние Дороти, а ее движение, во втором - и то и другое: "У Дороти подкосились ноги. Ее глаза закрылись, она опустилась на траву и заснула крепким сном среди алых маков."

Если в оригинале движение описывается одним глаголом, то в переводе С.Белова часто появляется еще один динамический глагол, дополняющий и уточняющий первый : пересекая реку, путники берут в руки шесты, "чтобы отталкиваться от дна и направлять плот" (в оригинале "to push the raft through the water"), Аист, увидев путников на берегу реки, "подлетел к ним и приземлился" ( в оригинале: "seeing them stopped to rest at the water's edge"), Лев собирается прыгнуть в воду и поплыть к берегу (в оригинале: "I think I can swim to the shore").

Перемещение в пространстве описано не только более детализированно, но и более подробно, что также связано с добавлением так называемых динамических глаголов. В следующем фрагменте путникам необходимо пересечь овраг:

They walked along listening to the singing of the bright colored birds and looking at the lovely flowers, that now became so thick that the ground was carpeted with them. Путники шли по лугу и любовались цветами. Их становилось все больше и больше, пока луг не превратился в сплошной ковер из цветов.

The water grew so deep that the poles wouldn’t touch the bottom. Река становилась все глубже и глубже, и шесты уже не всегда доставали до дна.

Down the streem the raft floated. Плот все плыл и плыл по течению.

Во всех этих случаях нельзя сказать, что такой выбор обусловлен только текстом оригинала. В оригинале движение описывается как одномоментное, в переводе - как континуальное, которое в оригинале должно бы было обозначаться глаголами в одной из форм продолженного времени.

Широко представлены образы движения и там, где в оригинале описание характеризуется статичностью. Так, глаголы и неличные формы глаголов, в которых не присутствует образ перемещения в пространстве, переводятся на русский язык глаголами и глагольными формами, содержащими такой образ:

engaged in deep thought погрузившись в раздумья

spoke подала голос

Отмеченные единицы могут иметь следующие значения:

Engage - 1) нанимать, заказывать заранее (комнату); 2) заниматься (чем-л) Погрузиться 1. опуститься целиком в к-л жидкость, сыпучее вещество; 2. Прийти полностью в какое-н состояние, целиком предиться какому-н чувству, делу.

Speak - 1) говорить, разговаривать, изъясняться; 2) сказать, высказаться, отзываться

(Мюллер 1990)

Подать 1. дать, поднеся, 2. Поставить на стол (кушанье), 3. доставить, привести к месту посадки, 4. доставить, продвинуть в нужное место, 5. подвинуть в каком-л направлении, придав новое положение, и т.д.

(Ожегов 1988)

По-видимому, отмеченная выше установка переводчика повлияла и на метафоры, используемые им, которые зачастую построены на использовании динамических глаголов:

They looked at her curiously Со всех сторон на нее устремились любопытные взгляды

The rays of sun were green Солнце посылало жаркие зеленые лучи

Таким образом, можно сказать, что в переводе С.Белова количество компонентов с общей cемой ‘перемещение в пространстве’ увеличивается по сравнению с текстом оригинала, и вместе с тем увеличивается количество динамических компонентов, а присутствующие в оригинале компоненты преподносятся более подробно и эксплицитно. Кроме того, описание перемещения в пространстве часто связано с добавлением в текст динамических элементов (в частности, глаголов).

2. Специфическим элементом идиостиля С.Белова как переводчика является также семантическая избыточность. Нередки случаи, когда в одном предложении присутствует несколько слов с общей семой:

They sat down beside the Lion

Они уселись в кружок вокруг Льва

He blew upon a green whistle

Он свистнул в зеленый свисток

in the backyard of the palace

на задворках дворца

a beautiful bracelet, studded with diamonds

красивый браслет, украшенный бриллиантами

Есть основания считать, что тавтологичность рассматриваемого нами перевода не является случайной, ибо в тексте С.Белова существует еще одна черта, существенно отличающая его от оригинала. При переводе часто используются русские речевые клише (это сближает перевод С.Белова с пересказом А.Волкова) :

He began to tremble

Он задрожал мелкой дрожью

We will trust you

Мы поверим вам на слово

(в оригинале отсутствует)

Он сменит гнев на милость

Так как традиционной областью употребления некоторых из них являются русские сказки:

were are you going?

Куда путь держите?

they went away

убрались восвояси

so far from home

за тридевять земель

suddenly (several mice were seen)

откуда не возьмись


Случайные файлы

Файл
34920.rtf
10753-1.rtf
2139.rtf
120531.doc
13983-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.