Анклавный язык в составе языкового союза (к постановке проблемы) (70627-1)

Посмотреть архив целиком

Анклавный язык в составе языкового союза (к постановке проблемы)

Л. Н. Каминская, Ю. А. Клейнер

Языки, традиционно относящиеся к языковому союзу, имеют двойственный характер: с одной стороны, это анклавные языки, не являющиеся частью диалектного континуума, типа германского, романского или славянского, с другой, в силу своего геополитического положения, они открыты для влияний извне, что собственно и является основной предпосылкой образования языкового союза.

Классическим примером такого союза является балканский языковой союз, изучение которого может выявить механизмы целого ряда интеграционных процессов, преобразующих не только структуру, но и сам тип контактирующих языков.

Выделение балканистики в особую область сравнительно-типологических исследований связано с именем выдающегося датского лингвиста Кристиана Сандфельда (K. Sandfeld. Linguistique balkanique. Problémes et résultats. Paris, 1930), который ввел понятия «балканская лингвистика» - “linguistique balkanique” и «языковой союз» - “unité linguistique”, определил круг языков, входящих в него, а также представил наиболее существенные для балканской языковой общности признаки структурного сходства на широком фоне двусторонних языковых связей, относящихся в основном к сфере синтаксиса и лексики. Но еще в начале 19 века Копитар обратил внимание на общие структурные черты албанского, румынского и болгарского языков, видя в них господство единой языковой формы, воплощенной в троякой языковой материи (Kopitar J. Albanische, walachische und bulgarische Sprache // Wiener Jahrbücher der Literatur. 1829. Vol. 46). Ф. Миклошич (Fr. Miklosich. Die slavischen Elemente im Rumunischen. Wien, 1861) был первым, кто представил некоторые фонетические соответствия в балканских языках, а именно наличие среднего гласного в болгарском, румынском и албанском языках, явление ротацизма.

Основываясь на накопленном к тому времени огромном фактическом материале и выявленном инвентаре общих черт структурного характера в балканских языках, Н. С. Трубецкой сформулировал теорию «языкового союза». Таким образом, балканские языки стали моделью для разработки понятия языкового союза, в соответствии с которой балканские языки - языки генетически различные, но типологически близкие, и такой тип близости следует называть «языковым союзом» (Sprachbund). (N. S. Troubetzkoy. Proposition // Actes du premier Congrés international de linguists а la Haye du 20 au 15 avril, 1928. P. 18).

Принято различать языки, входящие в балканский языковой союз, и языки Балканского полуострова. Данное различие исходит из того, что последние связаны лишь географически, тогда как взаимосвязь языков балканского языкового союза носит типологический характер. Наиболее детально и последовательно данное разграничение разработано Х. В. Шаллером (Schaller H. W. Die Balkansprachen. Eine Einfuhrung in die Balkanphilologie. Heidelberg, 1975). В качестве формального критерия языкового союза Шаллер рассматривает наличие как минимум двух общих признаков, представленных минимум в трех языках, не принадлежащих к одной семье. Общие признаки, присутствующие во всех языках БЯС (в болгарском, македонском, албанском и румынском), считаются "примарными балканизмами". Языки, в которых обнаруживается большинство балканизмов, рассматриваются как ядерные языки Балканского языкового союза (македонский, болгарский, албанский и румынский), они образуют его центр. Языки, в которых балканизмы представлены частично, принадлежат к периферии языкового союза (новогреческий и сербохорватский). Следует подчеркнуть, что А. В. Десницкая считала разработку понятия центра и периферии балканской языковой области очень перспективной для дальнейшего развития балканистических исследований (А. В. Десницкая. О современной теории балканистических исследований // Проблемы синтаксиса языков балканского ареала. Наука. Л., 1979. С. 7).

Все это дает достаточно оснований для того, чтобы считать саму идею языкового союза вполне обоснованной. Точно так же, не приходится сомневаться, что Балканский языковой союз - это реальная общность, возникшая в результате сосуществующих на одной территории и контактирующих языков. Это пример языковой конвергенции, интеграции языков, остановившейся на полпути (V. Georgiev. Le probléme de l’union linguistique balkanique // Actes du premier Congrиs international des études balkaniques et sudest européennes. Sofia, 1968. P. 9). (В связи с этим, уместно вспомнить высказывание П. Кречмера о том, что между понятиями родства и заимствования с лингвистической точки зрения существует только хронологическое различие.). В настоящее время вряд ли приходится сомневаться, что возникновение общих черт в балканских языках явилось результатом многосторонних языковых контактов, определивших конвергентное развитие этих языков.

При контактировании происходит взаимодействие на всех уровнях языковых систем контактирующих языков. Из этого, впрочем, не обязательно следует, что проницаемость различных уровней контактирующих языков одинакова или что вновь возникшее родство языков с такой же регулярностью проявляется на всех уровнях. В частности в ситуации БЯС наибольшую степень восприимчивости обнаруживает синтаксический уровень (Т. В. Цивьян. Синтаксическая структура балканского языкового союза. Москва. 1979). Фонологический уровень, напротив, оказывается наименее подверженным процессам конвергенции. Поэтому вопрос о степени взаимопроникновения и возникновении общих признаков - «балканизмов» в контактирующих языках возникает не столько в связи с обнаружением сходных черт, сколько в связи интерпретацией их природы и, соответственно, их происхождения в контактирующих языках. В данной связи можно вспомнить, что в выдвинутом Н. С. Трубецким определении языкового союза отмечается отсутствие систематических звуковых соответствий, каких-либо соответствий в звуковой стороне морфологических элементов и, в то же время, не отрицается возможность внешнего сходства звуковых систем. Таким образом, фонологический уровень как бы выводился за рамки балканистической проблематики. В то же время, такие «фонетические балканизмы» как наличие гласного среднего ряда в ударной позиции, явление ротацизма были впервые отмечены еще Ф. Миклошичем (Die Slavichen Elemente im Rumunischen. Wien, 1861), и К. Сандфельдом.

В дальнейшем список «фонетических балканизмов» был существенно расширен. Помимо традиционных, которые приведены в работе Шаллера (Schaller H.W. Die Balkansprachen… S. 101), - т. н. балканский «schwa», соответствия вокалических систем, включающих во всех балканских языках гласные /a/, /e/, /i/, /o/, /u/, без фонологических различий количества, степени раствора и назальности), сюда вошли такие явления как ограничение на дистрибуцию гласных среднего подъема (редукция), ряд особенностей в области консонантизма (утрата геминат, аффрикаты, буферные согласные), а также отдельно выделяется особое функционирование сочетания “носовой + смычный”. Последний считается самым ярким фонетическим балканизмом, поскольку он присутствует в наибольшем числе балканских языков, выделяя их среди языков балканского ареала. (Список фонетических балканизмов, относящихся к уровню сегментной фонетики приводится в монографии И. Савицкой "The Balkan Sprachbund in the Light of Phonetic Features".) На ряд общих фонетических явлений в албанском и румынском языках (сходную направленность некоторых фонетических процессов, явлений дифтонгизации, ротацизма, палатализации) обращала внимание А.В. Десницкая (К вопросу о так называемой палатализации губных в некоторых албанских и балканороманских диалектах // Фонетика. Фонология. Грамматика. Наука, М., 1971, с. 50-58, а также: О понятии вторичного генетического родства и его значении для исследования проблем балканистики // ВЯ, 1990, 1, с.38-44).

Возникает вопрос: являются ли сходные черты результатом взаимовлияния балканских языков в рамках языкового союза, или это сходство только внешнее, результат независимого развития каждого из языков? Более того, многие явления, считающиеся сугубо балканскими, существуют и за пределами балканских языков.

Так, гласный [ə] в ударном слоге является характерной чертой не только албанского, румынского и болгарского, но и американского варианта английского языка (ср. /kəri/ curry, /inkcəridg/ encourage). А. Аврам также отмечает, что гласный похожий на [ə] существует в некоторых западно-романских языках (португальский, каталонский, некоторые диалекты итальянского) (A. Avram. Sur les voyelles neutres en roumain, en albanais et dans les langues romanes occidentales // Revue roumaine de linguistique, 1990. V. 35. N. 1. P. 22). Ротацизм, отмеченный в румынском и албанском (тоскский диалект), имел место в большинстве германских языков и латыни. Наконец, умлаут, широко представленный в албанском, происходил в германских и тюркских языках.

В этой связи особую важность приобретает системный статус явлений, используемых для отнесения того или иного языка к соответствующей группе, что, в свою очередь, предполагает установление условий (контекстов), в которых отмечаются данные явления или происходят процессы, приводящие к их возникновению. То же существенно и для установления характера взаимодействия языков, входящих в языковой союз: является ли оно сходным по структуре (заимствование органически вписывается в систему заимствующего языка) или разносистемным (заимствования в конечном счете приводят к разрушению одной из контактирующих систем и изменению типологии заимствующего языка).


Случайные файлы

Файл
6464-1.rtf
16906.rtf
159010.rtf
34844.rtf
164202.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.