Лингвистические знания на Древнем Востоке (70622-1)

Посмотреть архив целиком

Лингвистические знания на Древнем Востоке

А. Ю. Мусорин

Отличительной Древнего Мира, как исторической эпохи, является то, что в этот период развития человечества научные знания возникали впервые, а не переходили по наследству от предшествующих цивилизаций, как это имело место, например, в Средние Века, наука которых в значительной степени занималась переработкой и переосмыслением в контексте изменившегося мировоззрения достижений Античности. Сказанное в полной мере относится и к науке о языке, история которой начинается в земледельческих цивилизациях Древнего Востока.

Появление первичных знаний об устройстве языка связано с возникновением письменности. Более того, именно по особенностям письменных систем мы зачастую судим об уровне развития лингвистических знаний в том или ином обществе. В самом деле, если нам известно, что какой-либо народ прошлого пользовался алфавитной системой письма, мы можем с уверенностью заключить, что у этого народа уже было понятие об отдельном звуке, даже если до нас не дошло от него ни одного трактата по фонетике; если в письменности какого-либо народа встречаются хоть какие-то знаки препинания, можно не сомневаться, что у этого народа имелись хотя бы зачаточные представления о синтаксисе. А теперь перейдём к рассмотрению древнеегипетской системы письма, поскольку именно она в значительной степени свидетельствует об уровне развития лингвистических знаний у египтян.

Древнеегипетская письменность включала в себя три категории знаков: иероглифы, фонетические символы и детерминативы. Иероглифы - это символы, обозначающие целые слова. Они, по-видимому, представляют собой наследие наиболее раннего этапа развития египетской письменности. Число иероглифов, употреблявшихся в дошедших до нас египетских манускриптах, не превышает восьмисот.

Слова, для записи которых не существовало иероглифа, фиксировались при помощи фонетических символов. Фонетический символ мог обозначать как один звук, так и группу звуков. Заметим, попутно, что буквы, обозначающие сочетания звуков, встречаются и в гораздо более поздних алфавитных системах. Примером тому может служить латинская буква "икс".

Здесь, однако, следует обратить внимание на одну особенность: в древнеегипетском "алфавите" присутствовали только буквы для обозначения согласных; гласные звуки на письме не обозначались, что приводило к появлению громадного количества омографов - слов, имеющих одинаковое написание при различном произношении. Для того, чтобы не путать слова, имеющие в своём составе одинаковый набор согласных, и различающиеся необозначаемыми на письме гласными звуками, египтяне использовали детерминативы - знаки, которые ставились после слов, записанных египетским консонантным алфавитом и указывали на то, к какой группе понятий принадлежит предмет, обозначаемый данным словом. Сами по себе детерминативы не читались никак.

Чтобы сказанное стало более понятным, представим себе, что подобной системой письма пользуется русский язык. Возьмём, для примера, написание "рк". Оно, с одинаковым успехом, может читаться как "река", "рука", "рак". А теперь представим, что символ = является детерминативом с общим значением "жидкость", символ + детерминативом со значением "часть тела", а символ & детерминативом, указывающим на живое существо. В этом случае написание "рк=" совершенно однозначно будет читаться как "река", "рк+" - как "рука", а "рк&" - как "рак".

Существование такого рода системы письма свидетельствует о том, что древним египтянам было известно: а) понятие отдельного звука; б) понятие лексико-тематической группы. Добавим, что в эпоху Нового Царства в египетских рукописях появляются появляются точки, разбивающие текст на синтагмы - интонационно-смысловые единства, выражающие в данном контексте некоторые цельные понятия [1, c. 447]. Это свидетельствует о зарождении у египтян первых синтаксических представлений.

Обучение письму у древних египтян осуществлялось путём заучивания и переписывания громадного количества слов. Для облегчения этого процесса составлялись небольшие учебные списки слов, которые вполне можно уподобить современным орфографическим словарям. Слова в них располагались в определённом порядке. Так, например, в Рамессейском ономастиконе, созданном в конце Среднего Царства, "слова разбиты на следующие группы: виды масел, птицы, рыбы, растения, животные, нубийские крепости и верхнеегипетские города, сорта хлебных изделий и виды зерна, части тела, фрукты, виды домашнего скота" [2, с. 15]. Таким образом, мы находим в Древнем Египте зачатки практической лексикографии.

Подобным образом обстояло дело и в Аккаде. Аккадская письменность также включала в себя три категории знаков: иероглифы, слоговые символы и детерминативы. Как мы видим, две категории знаков из трёх совпадают по функции с соответствующими категориями знаков древнеегипетского письма. Наличие же в аккадской клинописи силлабограмм свидетельствует о выделении аккадцами такой единицы языка, как слог, в то время, как отсутствие знаков, обозначающих отдельные звуки, обозначает, скорее всего, то, что понятие "отдельный звук" отсутствовало в представлениях о языке древнего аккадца.

Ситуация в Аккаде отличается от египетской тем, что Аккад не был моноязычным обществом. В письменно-литературной сфере в Аккаде сосуществовали два языка: родной аккадский и шумерский, унаследованный аккадцами от предшествовавшего им населения Междуречья. После того, как в начале II тысячелетия до н. э. шумерское население было полностью ассимилировано аккадцами, шумерский язык выходит из живого разговорного употребления, продолжая, однако, употребляться в качестве письменного языка, примерно также, как в средневековой Европе тысячелетия спустя будет использоваться вышедшая из живого разговорного употребления латынь. Необходимость изучения шумерского языка привела к созданию первых в истории человечества двуязычных словарей, привело к возникновению зачатков сопоставительного языкознания.

Поскольку и аккадский и шумерский язык были синтетическими, изучение шумерского языка аккадцами с неизбежностью приводило к сравнению грамматических форм двух языков, что, в свою очередь способствовало формированию представления о словоизменительной морфеме.

Ещё более сложной чем в Месопотамии была языковая ситуация в Хеттском Царстве. Здесь, наряду с хеттским языком, в литературно-письменной сфере функционировали такие языки, как хаттский, хурритский, аккадский, лувийский, шумерский, палайский. Последний, впрочем, "засвидетельствован только в культе одного божества - Ципарвы" [3, c. 112]. Хаттский язык был языком дохеттского населения "северо-восточной части Малой Азии внутри излучины р. Галис (совр. Кызыл-Ырмак) - хаттов, или протохеттов, - сохранен нам, помимо некоторого количества упоминаемых в иноязычных текстах топонимов, личных имен и имен божеств, лишь сравнительно небольшим количеством культовых текстов из царского архива столицы Хеттского царства - Хаттусы (совр. Богазкёй) . В том числе имеется около полудесятка хаттско-неситских (хеттских) билингв и несколько десятков одноязычных текстов, по большей части коротких и сильно фрагментированных" [4, c. 79]. Функционирование хаттского языка было связано с религиозным культом и, как указывает В. Н. Волошинов, "первыми филологами и первыми лингвистами нередко оказываются жрецы" [5, с. 88-89]. Аккадский язык широко использовался хеттами как язык международных контактов, прежде всего дипломатии. Владение им было в первую очередь прерогативой высокопоставленных чиновников царского двора. Использовался ими также и шумерский язык, причём использование последнего в определённых жанрах письменной речи было весьма активным, что привело к созданию большого количества хеттско-шумерских словарей. Оставшиеся два языка приведённого выше списка (лувийский и хурритский) использовались народами, в разные периоды проживавшими на территории Хеттского Царства, или находившимися от него в вассальной зависимости. На всех перечисленных языках в большем или меньшем объёме создавались различные тексты, в том числе и официального содержания, и перевод с этих языков на хеттский и обратно был обычным делом.

В Индии, в отличие от Аккада и Хеттского Царства появление лингвистических знаний было связано не с изучением чужих языков, но с необходимостью комментирования архаичных, и в силу этого уже малопонятных форм своего языка. Древнеиндийская лингвистическая традиция была наиболее всесторонней. Учёные Древней Индии в равной мере уделяли внимание вопросам лексики, грамматики и фонетики. Все эти три аспекта языка были уже освещены в древнейших произведениях, посвящённых комментированию священного языка вед - в ведангах. "Древнеиндийские фонетисты приблизились к понятию фонемы, обозначая термином sphota звук, функционирующий в качестве знака, и отличая его от звука речи, что соответствует современному различению фонемы и звука"[6, с. 9].

Лингвистическая мысль в Китае зарождается, во-первых, в связи с практическим преподаванием иероглифической письменности, а во-вторых, в связи с необходимостью комментирования древнейших литературных памятников, язык которых во многом стал непонятен даже образованной части китайского общества уже к V веку до н. э. "Древнейшей китайской книгой, имеющей хоть какое-то отношение к языкознанию, является "Ши Чжоу Пянь". Это был просто список иероглифов, предназначенных для заучивания наизусть при обучении грамоте"[7, с. 95]. "Систематизированное собрание объяснений из древних книг легло в основу первого в Китае толкового словаря "Эр я"… Слова в "Эр я" расположены по смысловым группам: небо, земля, горы, воды, деревья, рыбы, птицы и т. п." [7, с. 95]. Заметим, что тому же принципу расположения слов в словаре следовали и лексикографы Древнего Египта.


Случайные файлы

Файл
59202.rtf
115151.rtf
116608.rtf
9322-1.rtf
56334.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.