Юрислингвистическая экспертиза газетно-публицистических текстов с неявной коммуникативной функцией высказывания (70612-1)

Посмотреть архив целиком

Юрислинвистическая экспертиза газетно-публицистических текстов с неявной коммуникативной функцией высказывания

Т. В. Чернышова

Публицистическая сфера употребления языка имеет ряд характерных особенностей, отличающих ее от всех прочих сфер общественной деятельности. Квинтэссенцию этого понятия можно извлечь из словарного толкования лексемы публичный: "<лат. publicus> общественный - совершающийся в присутствии публики, открытый, гласный; общественный, не частный" [Современный словарь иностранных слов, 1992, с. 502]. В свою очередь, слово публицистика данный словарь также возводит к латинскому слову publicus (общественный), трактуя его как "вид литературы, посвященный актуальным общественно-политическим вопросам и текущей жизни общества" [Современный словарь иностранных слов, 1992, с. 502], т.е. интересным для широкого круга членов этого общества - читателей, если говорить о газетной публицистике. Генетическая близость этих понятий, на наш взгляд, определяет то обстоятельство, что, по замечанию Ю.В. Рождественского, "оратор (и публицист! - Т.Ч.) всегда отвечает за последствия своей речи, так как то, что он говорит, касается не воображаемых обстоятельств, а реальности, и он сам - действующее лицо среди других лиц в его аудитории" [Рождественский, 1997, с. 178].

"Речь - это вид межчеловеческой коммуникации" [Розеншток-Хюсси, 1994, с. 49]. Данное определение как нельзя лучше подходит и к публичной, и к публицистической речи, ибо ни в одной другой сфере в коммуникацию не вовлекается такое практически неограниченное число участников. Однако говорить публично - "это большой и благородный риск" [Розеншток-Хюсси, 1994, с. 49], так как использование речи, особенно, по нашему мнению, в сфере газетной публицистической коммуникации, "так или иначе сопряжено с риском: знак может быть неверно истолкован; знак может служить средством обмана. Говорящий может ошибаться; он может оказаться не в состоянии членораздельно передать то, что он имеет в виду" [Розеншток-Хюсси, 1994, с. 50]. Таким образом, риск, обусловленный употреблением речи в газетно-публицистической сфере, прежде всего связан а) с особенностями восприятия печатного текста (когда автор и адресат разделены в пространстве) и возможностью неединственной его интерпретации; б) с глобальной коммуникативной функцией высказывания, избранной автором для передачи информации и воздействия.

При этом следует заметить, что любой текст СМИ, содержащий те или иные утверждения о каком-то лице или организации, может в принципе быть оспорен в судебном порядке" [Понятия чести и достоинства, 1997, с. 60-61], даже если автор текста (например, журналист) будет соблюдать все меры предосторожности и избегать "зоны риска". Причина этого - в особенностях речевого (языкового) общения как "одной из форм социального взаимодействия, носящего нередко конфликтный характер" [Голев, 1999, с. 5].

Объектом нашего анализа в данной статье являются газетно-публицистические тексты, коммуникативная функция которых завуалирована [1]. Речь идет о так называемых двусмысленных (многомысленных) текстах, косвенно выражающих инвективный смысл [2]. Сложность юрислингвистической экспертизы подобных текстов обусловлена тем, что такие тексты, как правило, многослойны, рассчитаны на целенаправленное и полное использование глубинных уровней языка и сознания, что в современных условиях "измененного состояния сознания" [3] далеко не всегда используется "в гуманных, общественно-полезных целях, как последовательность объединенных синтаксическим, морфологическим, фонетическим и семантическим параллелизмом предложений, каждое из которых основано на грамматических структурах определенного слоя языка" [Спивак, 1987, с. 81].

Многослойные (и в языковом, и в смысловом отношении) тексты требуют многослойного анализа. Как практически осуществить такой многослойный анализ? В качестве одного из возможных вариантов может быть использована методика разноуровнего анализа текста, принятая в практике литературного редактирования. Литературное редактирование рассматривает текст как сложное образование, состоящее из нескольких уровней (или слоев). Во-первых, текст - это запечатленная речь, выраженная языковыми средствами, поэтому он состоит из единиц речи: слов, словосочетаний, предложений и т.д., в которых слова и предложения связаны между собой синтаксически. Во-вторых, текст - это запечатленная мысль, состоящая из единиц мышления (логических единиц): понятий, суждений, умозаключений и их систем, связанных логическими отношениями. В-третьих, речь - это композиционное целое, в котором единицы связаны между собой композиционными, структурно-логическими отношениями. В-четвертых, рубрикационно-графически оформленное единство, состоящее из абзацев, параграфов, глав, частей и т.п. [Мильчин, 1980, с. 37]. При этом все структурные и смысловые единицы текста тесно взаимосвязаны и взаимозависимы. Эта взаимосвязь и взаимозависимость предопределяют структуру и схему редакторского анализа. Он протекает по единицам текста разного уровня таким образом, что анализируемая единица постоянно соотносится с другими как в плане выражения, так и в плане содержания. Использование методики разноуровнего редакторского анализа в практике юрислингвистической экспертизы позволяет не только глубоко понять текст (т.е. определить авторский замысел и авторские намерения), не только установить в тексте смысловые и логические связи, определить особенности стиля автора, но также установить его коммуникативную стратегию - глобальные коммуникативные функции высказывания. То есть, на наш взгляд, на основе такого многослойного анализа достаточно определенно можно судить о степени инвективности высказываний текста.

Иллюстрацией предложенной многоуровневой методики анализа текста в целях юрислингвистической экспертизы может служить анализ двух газетных статей, послуживших поводом для возбуждения иска о защите деловой репутации городского рекламного еженедельника. При этом эксперту предлагалось следующее: 1) установить характер зависимости между выводами автора статьи Т., заключенными в столбцах 1, 2 и 4 (об откровенно заказном характере публикаций СМИ края, очернительстве и дискредитации конкурентов на рынке, фальсификации фактов, неэтичном отношении газет к фирмам и т.п.) и журналистским обзором публикаций еженедельника, приведенном в столбцах 2 и 3; 2) можно ли утверждать, что выводы автора статьи содержательно-логически вытекают из анализа публикаций еженедельника?

Необходимо заметить, что в распоряжении эксперта находились две статьи: статья-обзор журналиста И. "Бизнес - бизнесом, но красота превыше всего" из городского еженедельника и статья Т. "Чем слово ваше отзовется", опубликованная в городской газете и представляющая собой отклик на первую публикацию.

Известно, что структура текста состоит из языковых элементов разного типа, принципиально отличающихся друг от друга и друг от друга не зависимых. Одни лежат в плане содержания и, составляя логическую основу текста, соотносят его с действительностью. Другие (их чаще всего называют стилеобразующими) составляют план выражения и соотносят текст с адресатом, воспринимающим. По замечанию В.В. Одинцова, "лингвостилистический анализ обычно ограничивается стилеобразующими элементами (стилистически окрашенными языковыми средствами), а о содержании говорится постольку, поскольку слова не могут не выражать смысл" [Одинцов, 1980, с. 53-55]. Этим же, на наш взгляд, "грешат" многие экспертные тексты, выполненные как лингвистами, так и литературоведами.

Поскольку текст - это запечатленная мысль, то разноуровневый анализ текста в целях юрислингвистической экспертизы удобнее всего начинать с выявления предметно-логической основы текста, конструируемой так называемыми рационально-логическими структурами, непосредственно соотносящими текст с действительностью. Для выявления предметно-логической основы текста можно использовать методику свертывания текста [4]. Проведенный на основе методики свертывания логико-смысловой анализ позволяет указать ряд логических несоответствий в аргументации Т.

В статье Т. главная мысль автора, представляющая собой обвинение журналиста И. в фальсификации фактов и преднамеренном их искажении, сформулирована следующим образом: беря на себя непосильную "роль эксперта", "некоего экскурсовода-консультанта, автор ориентирует здешних женщин, куда лучше пойти за покупками и на что при этом обратить внимание". При этом указывается, что журналист, "беря на себя ответственность выдавать свое мнение за объективное мнение большинства, допускает отдельные сравнения", "что ставит под сомнение деловую репутацию" торговой фирмы.

Статья композиционно строится таким образом, что в неблаговидном поступке журналиста И. у читателя не возникает никаких сомнений. В этом его убеждает логика авторского построения: в 1-м абзаце, безотносительно к объекту критики (статье журналиста И.), говорится о том, что одним из нарушений "Закона о рекламе" является неэтичность некоторых статей, содержащих скрытую рекламу; 2-й абзац повествует о том, что заказной характер некоторых публикаций приводит к тому, что в прессе с целью очернительства допускаются разного рода нарушения закона; 3-й абзац констатирует, что хотя анализируемая статья и не носит заказного характера, все-таки в ней есть черты неэтического отношения автора (журналиста И.) к "фирме и ее работникам"; 4-й абзац указывает на то, что субъективное мнение журналиста И. ставит под сомнение репутацию торговой фирмы; 5-й абзац продолжает тему подрыва репутации и внушает якобы потерпевшей фирме мысль о возможности публичной защиты от "неэтичной рекламы".


Случайные файлы

Файл
160832.rtf
103128.rtf
72522.doc
174262.rtf
64036.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.