Компьютерный жаргон в аспекте гендер-лингвистических исследований (186557)

Посмотреть архив целиком

Компьютерный жаргон в аспекте гендер-лингвистических исследований

Н. В. Виноградова

Русский компьютерный жаргон – это язык по преимуществу «мужской». Он был создан мужчинами для общения между собой как корпоративный диалект, и в настоящее время этот подъязык используется, видоизменяется и совершенствуется в основном мужчинами - программистами, создателями электронных библиотек и авторами произведений интернет-литературы, собирателями словарей компьютерного сленга и просто обитателями виртуального киберпространства и носителями виртуальной киберкультуры.

Конечно, это не значит, что компьютерным жаргоном пользуются только мужчины (в чатах, например, женская половина человечества участвует наравне с мужской), однако он может служить отличным примером «мужского» языка и идеальным полем для гендер-лингвистического исследования: где ещё так ярко могут быть представлены особенности мужского отношения к языку как средству общения?

Тем не менее идея написать данную статью возникла не в связи с этим очевидным фактом, а после прочтения забавного английского текста-шутки, популярного в интернете. Приведем его целиком.

An English teacher was explaining to his students the concept of gender association in the English language. He stated how hurricanes at one time were given feminine names and how ships and planes were usually referred to as "she". One of the students raised his hand and asked, "What gender is a computer?" The teacher wasn't certain which it was, so he divided the class into two groups, males in one and females in the other. He asked them to decide whether a computer should be masculine or feminine, and to give 4 reasons for their determination. The group of women concluded that computers should be referred to in the masculine gender because:

1. In order to get their attention, you have to turn them on.

2. You have a lot of data, but are still clueless.

3. They are supposed to help you solve your problems, but half the time they ARE the problem.

4. As soon as you commit to one, you realize that if you'd waited a little longer, you could have had a better model.

The men, on the other hand, decided that computers should definitely be referred to in the feminine gender because:

1. No one but their creator understands their internal logic.

2. The native language they use to communicate with other computers is incomprehensible to anyone else.

3. Even your smallest mistakes are stored in long-term memory for later retrieval.

4. As soon as you make a commitment to one, you find yourself spending half your paycheck on accessories for it.

Для носителя английского языка существует альтернатива: «компьютер» - это «он» или «она», так как в английском языке принадлежностью к грамматическому роду (мужскому или женскому) обладают только одушевленные имена существительные, и такого рода шуточный текст на английском возможен. У русского человека такой проблемы нет: слово «компьютер» грамматически относящееся к мужскому роду, рождает у русского пользователя компьютера ряд ассоциативных связей, что позволяет увидеть в данном предмете некое мужское начало, и соотнести данный предмет с живым существом мужского пола. Собственно, создавая свой язык, носители компьютерного жаргона так и поступали: они имели в виду не только самих себя (как общаться между собой?), но и компьютер (как общаться с ним?). Причём в киберсообществе, как и в киберкультуре в целом, компьютер является если ли не главным участником коммуникации, то уж во всяком случае равноправным членом языкового коллектива.

Возможно, этот в общем-то случайный и имеющий внутренне языковую природу факт (родовая принадлежность слова «компьютер») определенным образом влияет на специфику русского компьютерного жаргона как мужского корпоративного подъязыка на всех его уровнях, на набор и характер языковых единиц, входящих в его состав, и на реализацию его функций.

В данной статье речь пойдет о компьютерном жаргоне как о типично «мужском» языке.

Как мы уже сказали, в центре картины мира носителя компьютерного жаргона находится сам компьютер: ни одно другое слово, входящее в словарь компьютерного сленга, не имеет такого количества синонимов. По данным Словаря компьютерного сленга Дениса Садошенко(http://www.sleng_dict.txt) их насчитывается более тридцати (см. например: аппарат, банка, бандура, бима, бочонок, бука, бычок, вакса, ибээма, ибээмка, керогаз, комп, компостер, компухтер, контупер, крокодил, наколенник, пеньтюх, пися, пропентюх, проха, псих, путер, тачка, цампутер, числогрыз, шестиум).

Характер образования синонимов указывает на непринужденный, грубоватый, дружеско-фамильярный тон общения, на неофициальные отношения между участниками компьютерной коммуникации, которые обычно устанавливаются в мужском коллективе, сообществе близких друзей, связанных работой и общими интересами, среди которых компьютер присутствует в качестве некоторой очеловеченной, активно действующей субстанции. Здесь представлен широкий спектр возможных наименований:

а) дружески-фамильярные, ласкательно-уменьшительные, склоняющиеся по женскому типу диминутивы «ибээмка», «ибээмочка», «бима», - здесь их создатели, вероятно, неосознанно следуют модели образования «коротких» мужских имен, имеющейся в литературном языке: Александр - Саша, Сашенька, Дмитрий - Дима, Димочка;

б) престижно звучащие, уважительные «комп», «путер», «аппарат», при создании которых, очевидно, используется активная в молодежном сленге тенденция к приданию словам иностранного (английского) облика путём их сокращения;

в) «карнавальные», созданные по моделям образования слов низкого регистра, - «псих», «пися»;

г) наименования, образованные с помощью различного рода экпериментов с фонетическим обликом слова - «компухтер», «контупер», или каламбурного сближения сходнозвучащих слов - «шестиум» из Pentium;

д) вульгарно-грубоватые и презрительные просторечные наименования типа «банка», «бандура», «тачка», образованные по принципу переноса по смежности.

В гендер-лингвистических исследованиях при анализе правил образования существительных женского рода по названию деятельности (студент - студентка) рассматривается вопрос, почему блокируется образование некоторых женских коррелятов (в русском литературном языке нет женских аналогов названиям профессий типа банкир, экономист). Причиной этого явления считается низкий статус женщины в современном обществе, то есть автор делает вывод, что ограничения на употребление женских форм продиктованы не грамматическими, а социальными причинами (Mordzierz 1999). Нам кажется такой подход слишком прямолинейным. Получается, что в языке существует прямая зависимость между принадлежностью слова к грамматическому роду и оценкой внеязыковой реалии, которую это слово обозначает, т.е. слова мужского рода в языковом сознании русского человека стоят на более высокой ступени, чем слова женского рода, что явно не соответствует действительности. Тем более, что почти все «главные», образующие культурные доминанты, слова в русском языке как раз относятся к женскому роду: жизнь и смерть, правда и ложь, красота, любовь, свобода, список может быть очень длинным, включающим душу, тоску и судьбу, по мнению А. Вежбицкой составляющих основу русского менталитета.

В русском литературном языке «лингвистического сексизма» нет, а вот в профессиональных или корпоративных диалектах это явление, наверное, возможно, если они по составу носителей преимущественно мужские или женские. Так, можно предположить, что «мужской» компьютерный подъязык при образовании лексем-синонимов слову «компьютер» подчиняется похожей тенденции. Действительно, в данном ранее перечислении жаргонных наименований понятия «компьютер» мужской род преобладает в синонимах с позитивными и актуальными для жаргона коннотациями (см. пункты б), в) и г)), а женский – в синонимах с уменьшительными и негативно-пренебрежительными коннотациями (см. пункты а) и д)).

Та же тенденция наблюдается, когда компьютерные неологизмы по происхождению из английского языка (в компьютерном жаргоне неологизмов, заимствованных из английского, преобладающее большинство), например: хайтек из «high technology», смайлик из «smile», гестбук из «guestbook»). Престижность их звучания и само возникновение во многом определяется принадлежностью неологизма к мужскому грамматическому роду в отличие от их литературного аналога (высокая технология, улыбка, книга отзывов).

(1) Этот гестбук создан для обсуждения «безумных» и не совсем безумных идей и предложений, связанных с интернетом (http://kulichki.rambler.ru/moshkov)

В примере (1) появление неологизма “гестбук” можно объяснить не только стремлением выразиться по-компьютерному. Новое слово нужно для того, чтобы обозначить разницу между обычной книгой отзывов и книгой отзывов виртуальной. Таким образом замена женского рода на мужской в данном случае значима как маркёр позитивной коннотации.

Возможность создания такого количества различных наименований компьютера появилась в результате нарочито свободного, открытого характера обращения с языком и применения языковой игры, часто построенной на выдвижении на первый план звуковой стороны языка. Языковая игра парадоксальным образом оттеняет смысловые ньюансы и устанавливает новые семантические связи между жаргонным и литературным словом.

Как таковая, она характерна не только для компьютерного сленга, а также для постмодернистской прозы, для языка средств массовой информации и для речи современного русского интеллигента, но в компьютерном подъязыке ей отводится особая жаргонообразующая роль (Виноградова 2001: 210-211). По наблюдениям Л.П. Крысина (Крысин 2001:99), характерная для речи интеллигента в целом, языковая игра в различных её вариантах больше свойственна речи представителей технической интеллигенции молодого и среднего возраста, а это и есть носители компьютерного жаргона.


Случайные файлы

Файл
54388.doc
162684.rtf
94417.rtf
25079.rtf
12915.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.