Молодежный сленг как своеобразный способ вербализации бытия (186554)

Посмотреть архив целиком

Молодежный сленг как своеобразный способ вербализации бытия

С. И. Левикова

Культуры обладают языками, посредством которых они выражают себя, свою самость. Однако, будучи живым развивающимся образованием, изменяясь, культура модифицирует и собственные языки. В результате языки конкретных культурно-исторических эпох оказываются настолько различными и непонятными для потомков, что они более походят на иностранные, нежели на языки собственной культуры. Ведь как трудно нам, русским людям начала XXI века, читать "Слово о полку Игореве", а современным англичанам понимать все смыслы слов, использованных при написании "Беовульфа" [1]. Да и зачем так далеко ходить? Нам порой непонятны и литературные произведения, написанные в XIX или первой половине ХХ столетия. Настолько непонятны, что при их чтении без толкового словаря не обойтись: одни слова с течением времени стали мало, либо вообще неупотребляемыми, а другие "обросли" новыми смыслами, которые мы знаем, а о предшествующих им значениях даже не догадываемся. С этой точки зрения, очень интересно читать толковый словарь Даля: в нем вроде бы и слова знакомые нам приводятся, но вот трактуются они совсем иначе, а в результате целая малознакомая культурно-историческая эпоха приоткрывает свою завесу перед нами.

Все это столь же естественно, как и то, что человек в различные периоды жизни не идентичен себе: так младенец, пройдя длительный жизненный путь, к старости становится уже совсем иным человеком во всех смыслах этого слова. А потому каждая культурно-историческая эпоха обладает собственным языком [2], полностью понятным только людям, жившим в эту эпоху. Для этого языка, с одной стороны, характерна относительная стабильность в смысле поддержания незыблемости грамматических законов построения языка, и, с этой точки зрения, язык сохраняет традицию данной культуры, а, с другой стороны, характерна способность быстро реагировать на происходящие в обществе изменения появлением новых слов, или смыслов старых, а также забвением не соответствующих времени, потерявших актуальность слов. И со второй точки зрения, язык открыт для инноваций и модернизаций. Однако скорости инновационных процессов, а также уровни этих процессов в различных культурно-исторических эпохах зависят, в первую очередь, от того, с какими обществами мы имеем дело (статичными или динамичными), а, во вторую, - какова структура конкретного общества (какие слои-страты, субкультуры наличествуют в данном обществе).

Современные индустриально-развитые общества относятся к динамичным, быстро изменяющимся, а потому и язык, вернее его словесная оболочка в подобных обществах очень подвижна, в результате чего за период жизни одного поколения его словарный запас претерпевает серьезные изменения не только в смысле увеличения или уменьшения объема, но и в смысле смены целых блоков слов и выражений на другие, возможно, даже близкие по значению, но иные по звучанию. Кроме того, общества современной культурно-исторической эпохи представляют собой подвижную систему, включающую в себя множества субкультурных образований (профессиональных, территориальных, статусных и т.д.), каждое из которых обладает собственной специфической лексикой, собственным сленгом. При этом следует отметить, что субкультуры не являются абсолютно замкнутыми, изолированными образованиями, и любой современный человек принадлежит одновременно сразу к нескольким субкультурам. Это приводит к тому, что субкультурные сленговые языки не являются "закрытыми", используемыми и понятными лишь узкому кругу людей, входящих в конкретную культуру, а проникают и взаимодействуют с так называемым литературным языком, либо обогащая, либо засоряя последний.

Характерной особенностью современной культурно-исторической эпохи явилось наличие в ней такой социально-демографической группы как молодежь, которой не было ни в одной из предшествующих эпох. Сказанное не означает, что хронологически более ранние исторические эпохи не было молодых людей. Вовсе нет. Однако молодежи, действительно, не было, поскольку молодежь представляет собой группу людей, уже не детей, но еще не взрослых, основным занятием которых является получение образования, подготовка к будущей профессиональной деятельности. Отличительной особенностью данной социальной страты является то, что ее представители еще свободны от обязанностей взрослых людей (у них, как правило, нет собственных семей, т.е. жены/мужа и детей, о которых необходимо заботиться) и при этом у них есть много свободного времени (которое, как предполагает общество, они должны тратить на собственное обучение, но не всегда это бывает так).

Двойственное социальное положение молодежи, - когда они детьми уже быть не хотят, а "во взрослые" их еще "не пускают", - приводит, с одной стороны, к образованию ими молодежных субкультур, как социальных пространств, на которых собираются равные по возрасту, статусу, социальному положению, роду занятий и т.д.; пространств, где молодые люди имеют возможность самореализоваться и отработать социальные роли, а, с другой стороны, к выработке ими своего собственного языка на основе их родного языка, на котором говорят они все. Этот особый, молодежный язык, молодежный сленг, нацелен в первую очередь на то, чтобы "свои" стали ближе, а "чужие" - дальше. При этом молодежный сленг, используемый как представителями молодежных субкультур, так и иными, несубкультурными молодыми по возрасту людьми, полностью отражает и вербализует бытие его носителей.

Молодежный сленг представляет собой ряд слов и выражений, свойственных и часто употребляемых молодыми людьми, но не воспринимаемых "взрослыми" в качестве "хороших", общеупотребимых или литературных. Эти слова и выражения становятся сленговыми не только благодаря их порой нетрадиционному написанию или словообразованию, но, прежде всего, потому, что, во-первых, их употребляет более или менее ограниченный круг людей и, во-вторых, эти слова и выражения привносят собой в язык особый смысловой оттенок или "аромат". При этом молодежный сленг - это лишь один из уровней языка.

Любой живой вербальный язык, представляет собой многоуровневое образование, состоящее из:

- Общеупотребительного уровня, включающего слова и выражения, используемые, понимаемые и принимаемые большинством носителей языка вне зависимости от места их проживания и того, в каком контексте употребляют данные слова и выражения. Значение подобных слов легко объяснить, их правописание и произношение представлено в толковых и орфографических словарях. Как правило, именно этому языковому уровню обучают иностранцев и, если они осваивают его, им говорят: "Вы очень хорошо говорите по-...".

- Разговорного уровня, используемого в каждодневной бытовой информативной речи и письме, но не подходящего для деловой переписки, переговоров и вежливой речи. В отличие от сленга данный разговорный уровень используется и понимается практически всеми представителями социокультурной эпохи. Если использование сленга предполагает принадлежность к некоему "братству" и посвященность во что-либо неведомое другим, то употребление разговорной лексики подчеркивает лишь информативность и повторяемость общих житейских ситуаций. Поэтому практически все идиомы могут быть отнесены к разговорным. Примером здесь может служить такая фраза: "Заруби себе на носу, что мне не стоит вешать лапшу на уши и пудрить мозги".

- Уровня диалектов, который включает в себя слова, выражения, идиомы, специфическое произношение (акцент) и разговорные обороты, свойственные тем или иным географическим местностям, той или иной этнической группе. В качестве примера диалекта можно привести употребление предлога "за" вместо "о" или "про" в южных областях России: "Я говорю за свою покупку", "Ты мне ничего не расскажешь за Василия?" и т.п.

- Уровня сленга, представляющего слова и выражения, свойственные лишь отдельным группам людей (профессиональным, возрастным, социальные). Сущностной характеристикой сленга выступает то, что он не предназначен для того, чтобы быть понятным для всех. Так, примером молодежного сленга может служить такая фраза: "Ну, знаешь, если тебя прикалывает этот мальчик-даун, который только и умеет, что колбаситься на каких-то непонятных тусовках, вместо того, чтобы рубить бабло, если у тебя по нему рвет крышняк - это твое дело, мне совершенно фиолетово по этому поводу!"

Все указанные выше уровни языка максимально проявляется в разговорной речи, а в письменную практически не проникают. И сленг здесь не представляет исключения.

Судьба сленговых слов и выражений неодинакова: одни из них с течением времени настолько приживаются, что переходят в общеупотребимую речь; другие существуют лишь какое-то время вместе со своими носителями, а затем забываются и даже ими, не доживая до физической смерти последних; и, наконец, третьи сленговые слова и выражения так и остаются сленговыми на протяжении длительного времени и жизни многих поколений, никогда полностью не переходят в общеупотребимый язык, но в то же время и совсем не забываются. Так, например, ранее сленговые слова "стушеваться" (в смысле застесняться), "мариновать" (в смысле намеренно задерживать кого-либо, откладывать надолго решение, исполнение чего-либо), "маскировать" (в смысле делать что-либо, кого-либо незаметным), "острить" (в смысле шутить) перешли в общеупотребимую речь, и мы редко задумываемся об их сленговом прошлом; такие сленговые слова второй половины ХХ века, как "лимита", "стиляги", "гроб" (в смысле гражданская оборона), "сачок" (в смысле прогульщик, отлынивающий от чего-либо человек), "фирмa", "олдуха" и др. хотя еще временами и употребляются, но практически уходят в прошлое; такие же слова как "стебаться", "лабать", "кайфовать" так и остаются на протяжении длительного времени сленговыми и вряд ли когда-либо войдут в общеупотребимую речь.


Случайные файлы

Файл
141175.rtf
5332-1.rtf
19696-1.rtf
77352-1.rtf
71251.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.