Социолингвистика (186515)

Посмотреть архив целиком

Реферат

Социолингвистика”

План реферата:






  1. Введение

  2. Проблемы синхронной социолингвистики

  3. Проблемы диахронической социолингвистики

  4. Советская социолингвистика

  5. Американская социолингвистика

  6. Заключение

  7. Используемая литература

Введение

В настоящее время никто не сомневается, что язык как средство общения возникает и развивается только в обществе. Следовательно, язык – явление социальное. Поэтому с самого начала возникновения науки о языке лингвистов интересовала проблема связи языка и общества. В любом обществе язык выступает как средство накопления, хранения и передачи добытых этим обществом знаний. Поэтому общество и происходящие в нем социальные, экономические и культурные изменения не могут не оказывать влияния на различные уровни языка. В равной степени и язык оказывает значительное, влияние на общество. Литературно обработанная форма любого языка, стабилизация норм его употребления оказывают значительное влияние на сферу бытового общения, способствует повышению культурного уровня носителей данного языка, приводит к постепенному стиранию диалектных различий. Появляющиеся в языке новые слова и словосочетания, новые значения слов, выражающие возникшие в обществе новые понятия, в свою очередь, помогают людям глубже осознавать окружающий их мир, точнее передавать свои мысли.

Поэтому проблемы взаимосвязи языка и общества привлекали внимание и вызывали интерес у лингвистов разных стран и лингвистических направлений. Но степень этого интереса и внимания в разные периоды времени была различной. В воззрениях древнегреческих философов проблема социального характера языка была неотделима от вопроса его происхождения. В период средневековья и Просвещения, когда происходило накопление языкового материала, эта проблема не была актуальной. Лишь со становлением теоретического языкознания ученые все больше начинают обращать внимание на этот вопрос, указывая на связь истории языка и истории говорящего на нем народа. В работах Я. Гримма, В. Гумбольдта, Ф. И. Буслаева, И. И. Срезневского, И. А. Бодуэна де Куртенэ, Ф. де Соссюра, А. Мейе, Ж. Вандриеса и многих других языковедов упор делался на то, что в языке можно выделить социальную и индивидуальную стороны языка. В течение всего XIX в. внимание языковедов преимущественно обращалось на описание и анализ языковых фактов, а изучение специфики основной функции языка – быть средством общения в обществе – оставалось на периферии лингвистических исследований.

Во второй половине XIX в. основоположники марксизма-ленинизма и их ближайшие продолжатели, создавая теорию научного коммунизма, не могли не затрагивать вопросов социальной истории языка, его социального функционирования и социально-классовой дифференциации. В работах Ф. Энгельса 80-х гг. (“Происхождение семьи, частной собственности и государства”, “Франкский диалект”, “Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека” (1876) и др.) рассматриваются общественные функции языков в доклассовом обществе, характер языковых контактов, проблемы происхождении человеческой речи в связи с возникновением человеческого общества. Эти проблемы намечали круг вопросов социальной лингвистики в широком аспекте.

Работа П. Лафарга “Французский язык до и после революции” (1894) касается отражения в языке происходящих в обществе революционных преобразований. Говоря о влиянии революции на язык, Лафарг приходит к следующему выводу: “Революция сделала свое дело в области языка; блестящий стальной обруч, сковывавший его, был разбит, и язык отвоевал себе свободу”. В книге Лафарга содержатся и явно несостоятельные утверждения (типа того, что революционные преобразования обязательны не только в классовом обществе, но и в языке), но она привлекает материалистическим подходом к проблеме взаимосвязи языка и общества, стремлением связать изучение языка с происходящими в обществе изменениями. Идеи Лафарга также на материале французского языка развивались советскими языковедами К. Н. Державиным и М. В. Сергиевским в первое десятилетие Советской власти.

Социальная лингвистика в СССР, социалистических странах Европы, в США и других капиталистических странах в настоящее время обладает такими специфическими чертами, что невозможно говорить об общем понимании задач социолингвистики, едином понятийном аппарате, целях и методах исследования. Исследователи отмечают, что социолингвистика в настоящее время является скорее набором проблем и их решений, чем прочно устоявшейся дисциплиной с собственным предметом исследования и достаточно разработанной методологией.

ПРОБЛЕМЫ СИНХРОННОЙ СОЦИОЛИНГВИСТИКИ

Разграничение лингвистик на синхронную и диахроническую, связываемое с именем Ф. де Соссюра, было вызвано стремлением преодолеть объективную трудность одновременного исследования и описания: а) системы языка, т. е. его элементов в их синхронных взаимосвязях и взаимоотношениях, б) динамики языковых элементов и языка в целом, т.е. их описания под совершенно иным углом зрения – с позиций исторического развития. И хотя современная наука не признает убедительными конкретные аргументы Ф. де Соссюра, выдвинутые им для обоснования в целом верного тезиса: “...синхронично все, что относится к статическому аспекту нашей науки, диахронично все, что касается эволюции...”, синхрония обозначает “состояние языка”, диахрония – “фазу эволюции”,– тем не менее четкое разграничение задач этих двух лингвистик и выбора разных методов решения “синхронических” и “диахронических” проблем признается оправданным и плодотворным не только для “внутренней”, или “чистой”, лингвистики, но и для социолингвистики. Более того, в современной социолингвистике различение синхронного, одновременно существующего, и диахронического, последовательно сменяющегося во времени, осознается как непременное условие соблюдения принципа научности в описании языка и его функционирования в конкретных общественно-исторических условиях. Синхронная социолингвистика и диахроническая социолингвистика, несмотря на их новизну, воспринимаются как вполне закономерные направления социальной лингвистики.

Объектом синхронной социолингвистики являются все формы существования языка, функционирующие в определенный период истории общества в основных сферах человеческой деятельности. Большинство работ по синхронной социолингвистике касается современного периода языковой жизни того или иного народа, государства, лингвистического региона, всего мира. Из этого вовсе не должно следовать отождествления “синхронности” с “современностью”. Синхронным может быть изучение языка (языковой ситуации и ее компонентов) любого из прежних периодов жизни языка. Важно, чтобы подвергаемые анализу факты находились в одной хронологической плоскости, а не брались произвольно из разных эпох.

Исследование современных социолингвистических ситуаций оказывается методологически важным в виду доступности объекта наблюдения, возможности проведения проверок, уточнений, применения эксперимента. На синхронном исследовании современного языкового материала можно с большей точностью выделить предметы и единицы социолингвистического анализа, отработать процедуру исследования, модели описания, проверить объяснительную силу выдвинутых концепций и теорий, создать понятийно-терминологический аппарат и т. п., что затем может быть использовано для социолингвистического описания других, более отдаленных от нас хронологических срезов, а также и для соответствующих диахронических исследований.

Как нет единого мнения о предмете социолингвистики, так, естественно, различны представления и о содержании синхронной социолингвистики. Что изучает она? Какова сфера ее компетенции?

Л. Б. Никольский полагает, что для синхронной социолингвистики “существенны прежде всего те языковые явления и процессы, которые обусловлены и объясняются социальными факторами прямо и непосредственно”.

В числе проблем и объектов синхронной социальной лингвистики обычно называют: изучение функций языка в обществе (основных функций и функций “частных”, т.е. “социальных”, “общественных”), выделение форм существования языка, вычленение сфер общения и характеристика используемых в них форм существования языка, функциональная стратификация языка (языков) и отдельных форм их существования, изучение языковых ситуаций и состояний, разработка методов и приемов социолингвистического изучения языка (языков), в частности таких двух путей, когда исследователь отталкивается от языка и движется к социальной структуре общества или, напротив, отталкивается от структуры общества и идет к исследованию функционирующего в нем языка (языков).



Проблема диахронической социолингвистики

Идея выделения диахронической социолингвистики наряду с синхронной социолингвистикой возникла по аналогии с расчленением общей лингвистики на синхронную и диахроническую.

Если обратиться к истории науки о языке, то можно констатировать, что языкознание начинало свой путь с изучения фактов языковой синхронии. В аспекте синхронии обсуждались общефилософские и частные вопросы языка и в греко-римском языкознании (фонетика, учение о частях речи, синтаксис). Таким же было в основном и арабское языкознание (грамматика, лексикология). Описательно-синхроническим было языкознание в эпоху Возрождения, с его вниманием к живым национальным языкам, с его стремлением охватить словарями-каталогами все известные языки мира, хотя в это время и зарождались идеи и даже предпринимались конкретные шаги исторического истолкования фактов языка (вопросы происхождения языка, этимология слов, объяснение сходства групп языков общностью их источника).

Диахроническое языкознание – детище последних столетий в истории лингвистики. XIX в. и начало XX в. прошли под знаком почти безраздельного господства исторического (сравнительно-исторического) языкознания. В этот период язык изучается как явление историческое, причем тесно связанное с народом, его материальной и духовной культурой, хотя конкретного учета социальных факторов в эволюции языка явно недоставало.

Уже в XIX в. зарождаются элементы науки, которая затем разовьется в самостоятельное направление – социальную лингвистику.

Еще в конце 60-х годов XIX в. И. А. Бодуэн де Куртенэ в работе “О древнепольском языке до XIV-го столетия” в истории языка разграничивал две стороны – внешнюю и внутреннюю – и указывал на связь внешней истории по существу и по материалу с историей общества и историей литературы (культуры). “История языка представляет две стороны: внешнюю (географически-этнологическую) и внутреннюю (грамматическую). Материал для внешней истории языка совпадает в значительной степени с материалом для истории и истории литературы. Для внутренней же истории языка материалом служит сам язык, как предмет исследования”.

Поскольку историческое языкознание в период своего расцвета не отрывало язык от его социально-культурной основы, более того – само языкознание осознавалось как составная часть истории, а язык как источник и средство изучения “отдельных эпох истории народа и в первую очередь – истории его духовной культуры”, то в историческом языкознании, в его “внешнем” и “внутреннем” отделах, можно найти немало материала, наблюдений и выводов, полезных для построения исторической социолингвистики.

К сожалению, в этом плане еще не проанализированы труды таких отечественных историков русского языка, как А. Х. Востоков, Ф. И. Буслаев, А. А. Потебня, И. И. Срезневский, Ф. Ф. Фортунатов, А. И. Соболевский, И. А. Бодуэн де Куртенэ, А. А. Бахматов, Б. М. Ляпунов, М. М. Покровский, исследования советских ученых – прежде всего В. В. Виноградова, В. М. Жирмунского, С. П. Обнорского, Ф. П. Филина, Б. А. Ларина, И. К. Белодеда. Непреходящую ценность для исторической социолингвистики представляют труды классиков марксизма-ленинизма.

Немало фактов и наблюдений социолингвистического характера содержат работы зарубежных компаративистов XIX и XX вв. Для построения исторической (диахронической) социолингвистики опыт исторического языкознания игнорировать нельзя.

В ряде современных работ (например, в статье В. К. Журавлева “История языка и диахроническая социолингвистика”) можно встретить утверждение, что социолингвистика обязана своим появлением размежеванию лингвистики на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя лингвистика углубилась в изучение системно-структурного устройства языка, внешняя – в изучение проблем социальной природы языка и “оформилась в социолингвистику” с целью исследования социально обусловленных закономерностей функционирования, развития и взаимодействия языков.

Сама социолингвистика в процессе ее “дальнейшего расщепления” порождает социолингвистику синхронную и диахроническую. Диахроническая социолингвистика призвана исследовать, по мнению В. К. Журавлева, “внешнюю историю языка, непосредственно обусловленную развитием общества, социально-экономической, политической и культурной историей народа: динамику социально обусловленных функций языка, социально обусловленного взаимодействия между диалектами, взаимодействия с другими языками, динамику языковой ситуации, динамику стилей языка и т.п.”.

Об этом же, по существу, идет речь, когда вслед за Ю. Д. Дешериевым, различающим в языке две линии развития: “функциональную” (“социальное давление” на развитие языка) и “внутриструктурную” (“давление системы”), В. К. Журавлев подчеркивает, что “в центре внимания диахронической социолингвистики должна быть первая (функциональная) линия языкового развития”. Или еще определеннее: “давлению системы” Ю. Д. Дешериев противопоставляет “социальное давление” на развитие языка. Решение этой задачи могла бы взять на себя диахроническая социолингвистика как особая историко-лингвистическая дисциплина, изучающая влияние развития общества и механизм социального давления на язык, установление внешних, нелингвистических причин языкового изменения”.

Главным тезисом историко-социолингвистической концепции Ю. Д. Дешериева является положение о том, что “функциональное развитие языка есть развитие его общественных функций”. А раз так, то основную проблематику исторической (ретроспективной – по терминологии Ю. Д. Дешериева) социолингвистики должно составить развитие функций языка, чаще всего “расширение объема его общественных функций”.

Не считая целесообразным резкое противопоставление внешней и внутренней истории языка, тем более отождествление диахронической социолингвистики с внешней историей языка, к предметной области диахронической социолингвистики мы относим закономерности возникновения и исторического развития языка, которые обусловлены его общественной природой и одинаково касаются как его функциональной, так и структурной стороны.

В круг непосредственных интересов диахронической социолингвистики должны попасть следующие проблемы:

1) социолингвистический аспект проблемы происхождения языка;

2) социально-исторические типы языков;

3) история конкретных языков в социолингвистическом аспекте;

4) внешние и внутренние факторы эволюции языка в их взаимодействии;

5) истолкование понятия прогресса языка;

6) роль стихийного и сознательного в истории языка;

7) вопросы языковой политики и языкового строительства и др.[3;100]



Советская социолингвистика

В развитии советской социолингвистики, продолжившей наметившуюся в русском языкознании традицию рассмотрения социальной обусловленности языка, были периоды спада и подъема интереса к проблеме “Язык и общество”. Особенно большое внимание к этой проблеме стало уделяться начиная с 50-х гг.

Влияние общества на язык может быть стихийным и сознательно регулируемым, социально обусловленным. В той или иной мере все изменения в языке вызываются потребностями общества и служат его удовлетворению. Только влияние общества на язык не осуществляется прямо, непосредственно, автоматически, а проявляется в его внутренней структуре. Советские языковеды, занимающиеся вопросами социальной лингвистики (В. А. Аврорин, Р. А. Будагов, Ю. Д. Дешериев, Ф. П. Филин, И. Ф. Протченко и др.), подчеркивают, что общественная природа языка определяет все его функции, проявляется на всех уровнях языковой структуры.

На стихийно развертывающиеся процессы языкового развития в свое время указывали К. Маркс и Ф. Энгельс, когда они отмечали, что “в любом современном развитом языке естественно возникшая речь возвысилась до национального языка отчасти благодаря историческому развитию языка из готового материала, как в романских и германских языках, отчасти благодаря скрещиванию и смешению наций, как в английском языке, отчасти благодаря концентрации диалектов в единый национальный язык, обусловленной экономической и политической концентрацией”.

В приведенном высказывании классиков марксизма-ленинизма обращается внимание на различные пути становления национальных языков и тем самым указывается одна из задач социолингвистики – исследование исторических – условий социального расслоения в языке, социальных причин образования национальных языков. В капиталистическом обществе борьба за национальный язык становится средством национального возрождения и освобождения народов. В этом социально-лингвистическом аспекте советские языковеды провели исследование проблем нормализации и становления единого национального языка на материале языков немецкого, английского, французского, испанского в Южной Америке, итальянского и др. Результаты этих исследований советских социолингвистов отражены в сборнике “Вопросы формирования и развития национальных языков” (1960).

В качестве примера стихийного воздействия социальных факторов на развитие языка можно привести территориальную (диалектную) дифференциацию языка, обусловленную социальной (территориальной) дифференциацией общества. К. Маркс отмечал тенденцию к образованию различия в языке первобытных племен, неизбежную при обширности занимаемой ими территории, и указывал, что локальное разобщение в пространстве вело с течением времени к появлению различий в языке. Особенностью территориальной дифференциации языков являются изменения внутри системы языка (фонетические, грамматические, лексические).

В языке существуют не только диалектные различия. Социальная дифференциация общества также проявляется в языке в самых разнообразных отношениях – в существовании так называемых профессиональных языков, возникающих под влиянием практической потребности и характеризующихся точностью значений и малой экспрессией, групповых жаргонов спортсменов, студентов, музыкантов, специфической чертой которых является стремление к экспрессии и игра словами, и условные языки деклассированных элементов.

Сознательно-регулируемое воздействие общества на язык, которое опосредованно проявляется и в структуре языка, осуществляется в виде языковой политики определенного общества или класса. Языковая политика является составной частью национальной политики государства, партии, класса либо представляет из себя совокупность мер для целенаправленного воздействия на развитие языка.

В условиях советского общества языковая политика проводится в соответствии с провозглашенным В. И. Лениным принципом равноправия всех народов и языков. В. И. Ленин писал, что “демократическое государство безусловно должно признать полную свободу родных языков и отвергнуть всякие привилегии одного из языков”. Ленинское отношение к национальному вопросу легло в основу решений XX съезда партии, где говорится, что задача партии состоит в том, чтобы помочь трудовым массам развить у себя советскую государственность, действующие на родном языке судебные, административные и хозяйственные органы власти, развить культурно-просветительные учреждения на родном языке, сеть курсов и школ на родном языке для ускоренной подготовки местных кадров”.

Ленинские принципы языковой политики, получившие свое конкретное воплощение в условиях многонационального Советского государства, привели к всестороннему развитию языков всех социалистических наций и народностей Советского Союза.

Социолингвистика в Советском Союзе основной своей целью имеет исследование природы языка как социального явления, его места и роли в общественном развитии; разработку методов социолингвистических исследований; выяснение роли социальных факторов в развитии языка; изучение социальной дифференциации языка; проблему развития общественных функций языка.

В условиях многонационального Советского государства перед социолингвистикой встают специфические задачи теоретического и практического значения, связанные с разработкой лингвосоциологических проблем современного состояния и перспектив развития нашего общества: изучение закономерностей развития литературных языков народов СССР в эпоху строительства коммунизма, соотношение общественных функций русского и других языков в национальных республиках и областях; разработка проблемы языка межнационального общения народов СССР; исследование типов двуязычия и многоязычия в СССР; языковое строительство в СССР и его международное значение; разработка проблем прикладной лингвистики (терминологии, алфавитов, орфографии) в социолингвистическом аспекте и др.”

Американская социолингвистика

Совсем другие методологические принципы лежат в основе американской социолингвистики, возникшей в американском языкознании в начале 60-х гг. Социолингвистика в США появилась как реакция на основные положения дескриптивного языкознания. Абстрактный лингвистический анализ, формальные методы исследования языка, характерные для дескриптивизма, исключали, по мнению некоторых американских социолингвистов, изучение языка как формы социального поведения. Один из известных американских социолингвистов У. Лабов, автор интересной книги (“Социальная стратификация английского языка в Нью-Йорке” (1966), отмечал, что свободное варьирование превратилось в своеобразную лингвистическую свалку различных видов языковой вариативности – экспрессивно-стилистической, социальной и др., которые не могли быть объяснены в терминах дистрибутивных отношений. Лабов приходит к выводу, что при объяснении языковых изменений следует учитывать не только отношения внутри системы языка, но и воздействия внешних социолингвистических отношений. Социолингвисты, в отличие от дескриптивистов, стали изучать вариативность языка не с точки зрения взаимодействия отношений внутри языковой системы, а как социально обусловленное членение языка на различные варианты.

Американские социолингвисты рассматривают язык не как монолитную и однородную структуру, а как систему взаимосвязанных подсистем (кодов и субкодов), характерных для микросоциальных групп общества.

Американская социолингвистика, будучи неоднородной в своих теоретических концепциях, находится под сильным воздействием философских принципов позитивизма, в частности идей семантического позитивизма, которые нашли свое воплощение в так называемой “социальной (или культурной) антропологии. Согласно атому направлению, все языковые формы составляют подкласс более общей категории – категории культурных форм. Язык мыслится как составной элемент культуры, включающей в себя структуру социальных отношений. На этом основании возникла теория соответствий (изоморфизма) элементов языка и культуры, языка и социальной структуры. Подобие тому, как элементы языка могут быть описаны в терминах оппозиций, так и единицы и отношения других культурных форм также, по мнению некоторых американских социолиигвистов, могут быть описаны сходным образом. Иногда положения об изоморфизме языковых и социальных структур носят неприкрытый классовый характер. Так, английский психолог Б. Бернстайн выделяет развернутый код речи, характеризующийся сложностью синтаксической структуры и типичный для представителей высшего класса, и противопоставляет его ограниченному коду, используемому представителями рабочего класса, которым свойствен примитивизм речи, элементарные языковые структуры.

Положение американских социолингвистов о прямом соответствии между языком и социальными структурами никак не подтверждается конкретным материалом, да и не может быть подтверждено, ибо связь языка и общества носит не прямой, а опосредованный характер. Следует отметить, что и не все американские социолингвисты разделяют это положение.

Для более четкого определения задач изучения взаимоотношений между социально обусловленными вариантами языкового употребления американские языковеды различают социолингвистику и социологию языка. Социолингвистика выдвигает на первый план изучение социально моделированной вариативности языкового употребления, а социология языка изучает взаимодействие двух аспектов общественной жизни – языка и общества; Социолиигвистика и социология языка соотносятся как часть и целое, и явное предпочтение отдается социологии языка как более самостоятельной междисциплинарной области знания, для которой характерно в равной степени применение методов как социальных так и лингвистических исследований.

Социология языка подразделяется на дескриптивную социологию языка, изучающую речевые события внутри данной языковой общности (т. е. кто, когда и с какой целью и с кем использует устную или письменную форму того или иного языка или варианта языка), и динамическую социологию языка, цель которой – ответить на вопрос, почему и каким образом происходит изменение социальной организации языкового употребления.

Входящие в компетенцию социолингвистики варианты языка различаются территориально (диалекты), социально, функционально и этнически. Совокупность нескольких вариантов, используемых в данном языковом коллективе, образует речевой, или языковой, репертуар этого коллектива. Одной из задач американской социолингвистики и является выявление лингвистических и социо-функциональных характеристик вариантов. Социология яэыка изучает особенности вариантов, их функции в обществе, соотношение вариантов между собой, специфику их носителей, а также процессы развития и изменения вариантов и их функционального соотношения в обществе. Существующие в обществе мнения, оценки и отношения к данному варианту также изучаются социологией языка. Выделяется несколько типов направленных и социально осознанных мер и отношений к вариантам – стандартизация, кодификация, а также стремление к автономии языка (варианта). Стандартизация языка рассматривается не как внутреннее свойство языка, а как социальная обработка, способствующая нормированию определенного варианта, вызванная внешними факторами. Американские ученые считают, что для современного “индустриального” общества характерно использование нескольких языковых вариантов внутри одной языковой общности. В этом тезисе американских социолингвистов проявляются классовые позиции американских лингвистов, оперирующих понятием “индустриального” общества независимо от того, является ли это общество социалистическим или капиталистическим. Американские ученые отстаивают тезис о том, что стирание классовых различий ведет к стиранию вариантных различий в языке. А конкретные данные социолингвистических исследований и, в частности, работ, посвященных языку американских негров опровергают утверждения о стирании таких граней.

Американская социология языка предлагает два уровня анализа – микроуровень и макроуровень. При исследовании на микроуровне основное внимание направлено на лингвистический анализ речевого события с учетом особенностей речевой ситуации. Элементом микроанализа социологии языка является речевой акт. Микроуровень социологии языка интересуется особенностями речевого и межличностного поведения.

Макроуровень социологии языка ориентируется на социальные и психологические аспекты употребления языкового варианта . с учетом специфики социальной сферы его применения.

С точки зрения методики изучения социально обусловленной речевой деятельности выделение микро- и макроуровневого подходов к социологическому анализу языка представляет интерес, однако в работах американских социолингвистов остается неясным, что же объединяет эти подходы. Делаются попытки в качестве такого связующего звена представить социальную ситуацию и сферу речевого поведения. Однако социальная ситуация тесно связана с социальной структурой, которая в буржуазной социологии понимается просто как совокупность норм социального поведения. С точки зрения марксизма-ленинизма, социальная структура рассматривается с классовой точки зрения, которая, естественно, игнорируется в американской социолингвистике. Поэтому и полученные результаты носят неполный, узкоограниченный характер.

Американские социолингвисты обращают большое внимание на создание понятийного аппарата социолингвистических исследований. Исходным пунктом социолингвистического анализа они считают речевую общность, которая определяется общностью норм речевого поведения в определенных социальных ситуациях. Основной упор делается на речь и нормы речевой деятельности, а это ведет к игнорированию понятия языковой общности и языкового коллектива. Эти понятия в американской социолингвистике фактически не рассматриваются.

Минимальной единицей социолингвистического описания, по мнению американских лингвистов, является речевой акт, в качестве которого могут выступать шутка, реплика и т. д. Речевой акт является составной частью речевого события – беседы, лекции, спора. На речевой акт или речевое событие большое влияние оказывает их место. Например, речевое событие в университетской аудитории отличается от речевого события в суде. Социальные нормы речевой общности определяются также обстановкой их совершения. Обстановка и место речевого события (акта) составляют социальную ситуацию. От социальной ситуации американские социолингвисты отличают речевую ситуацию, понимаемую как ситуативный контекст речевого события. В любой речевой общности легко выделяется ряд ситуаций, связанных с использованием речи (церемония, охота и т. д.).

Одним из важных понятий американской социолингвистики является понятие социолингвистической переменной – величины зависящей от некоторой нелингвистической переменной социального контекста говорящего, слушающего, аудитории, обстановки и т. д. Социолингвистические переменные, обусловленные социально детерминированной вариативностью языка, обнаруживаются в произношении, морфологии, стилистике. Однако в американской социолингвистике нет четкого разграничения социальной и стилистической вариативности употребления речи.

Подобно тому, как американские дескриптивисты разработали усовершенствованную технику формального описания языка в 50-х гг., так пришедшие им на смену социолингвисты с их гипертрофированным интересом к изучению влияния социальных факторов на язык в 70-х гг. предложили детализированную систему описания вводимых ими элементов социолингвистического описания, общественно-научные определения социолингвистических понятий и потому их теоретические построения остаются мало разработанными. [ 4; 366]

Итак, американская социолингвистика формируется под влиянием различных позитивистских направлений современной зарубежной философии. В настоящее время среди социолингвистов США существуют принципиальные расхождения в понимании предмета и задач социолингвистики, которая понимается и как вариативность речевого поведения, и как этнография коммуникации, и как совместное варьирование языковых и социальных структур и т. д. Большой заслугой американской социолингвистики является подробная разработка понятийного аппарата этой области исследования.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Социолингвистика является новой дисциплиной, дополняющей и расширяющей наши представления о языке. Если структурная лингвистика отдавала предпочтение изучению структурной вариативности в анализе одного языка, то социолингвистика акцентирует внимание на изучении функциональной вариативности языка в обществе, которое оказывает многообразное влияние на язык и в свою очередь испытывает опосредованное влияние со стороны языка. Интенсивно разрабатывается понятийный аппарат социолингвистики.

Попытки американских социолингвистов, стремящихся к нахождению соответствий между социальными и языковыми структурами и переносящих методы формального анализа языка на социолингвистические категории, в известной мере способствуют изучению механизма воздействия социальных факторов на речевое поведение. Но, испытывая сильное влияние различных позитивистских концепций – необихевиоризма, феноменологической философии и т. д.

В заключение следует сказать, что изучение социальной обусловленности языка, которой в широком плане занимается социолингвистика, помогает еще глубже проникнуть в природу языка, выяснить условия его функционирования в обществе, ибо между общественными функциями языка и языковой системой существуют глубокие и непосредственные связи.

Содержание социолингвистики, как и любой общественной науки, обусловлено определенной философской базой. Американская школа социолингвистики исходит из субъективно и объективно идеалистического понимания социальных процессов.

Несомненно, что наметившаяся связь между языкознанием и социологией на основе исторического материализма позволит полнее выяснить характер причинных отношений между языком и обществом.





Используемая литература:




  1. Белл, Роджер Т Социолингвистика. - М: “Международные отношения”, 1980-320с.

  2. Березин Ф.М., Головин Б.Н. Общее языкознание. - М: “Просвещение”, 1979- 416с.

  3. Бондалетов В.Д. Социальная лингвистика. - М: “Просвещение”, 1987 - 160с.

  4. Степанов Ю.С. Основы общего языкознания. - М: “Просвещение”, 1975 -271с.









Случайные файлы

Файл
diplom.doc
5305-1.rtf
28809.rtf
82590.rtf
16181-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.