Общая характеристика ранненовоанглийского периода (186425)

Посмотреть архив целиком

Общая характеристика ранненовоанглийского периода


В XIV – XV веках в Англии начинается процесс разложения феодализма и одновременно зарождения капитализма. Развиваются ремесла, растут города, которые уже вскоре после своего появления стремятся избавиться от власти феодалов, расширяется торговля: усиливается обмен между отдельными областями и районами Англии, увеличивается товарное обращение, что приводит в XVI в. к образованию английского национального рынка как основы экономической общности страны. Экономическая общность приводит к образованию нации. Вместе с образованием нации складывается и национальный язык.

В Англии в основу будущего национального языка лег диалект Лондона. Это было обусловлено историческими обстоятельствами. Уже в XIV в. Лондон представлял собой крупнейший торговый центр Англии, политическое значение которого непрерывно возрастало. Развитие промышленности с самого начала концентрировалось в Лондоне. Постепенно он сделался и культурным центром страны. Образование английского национального языка являлось длительным процессом, тянувшимся три столетия.

В течение XV в. лондонский литературный язык постепенно распространялся, вытесняя истинные диалекты. Этот процесс подробно исследовал английский лингвист Г.С. Уайлд. Согласно его классификации, письменные памятники XV в. можно разделить на три типа: 1) написанные на лондонском литературным языке, 2) написанные на более или менее чистом местном диалекте, 3) написанные в основе на лондонском литературном языке, но несущие на себе следы влияния местного диалекта. Эта классификация перекрещивается с классификацией по роду письменных памятников: 1) официальные документы, 2) литературные тексты в узком смысле слова, 3) частные письма.

Примером лондонского литературного языка первой половины XV в. могут служить: стихотворение Окклива (Thomas Occleve или Hoccleve; 1368 – 1450), официальные лондонские документы, а также документы других городов. На литературном языке написаны письма королей, министров и других официальных лиц этой эпохи.

Образцами местных диалектов XV в. являются, например, поэмы Бокенама (Osbern Bokenam; родился в 1393 г.; его Legends of the Saints появились около 1440 г.) на суффольском диалекте (из восточно-центральной области); письма Маргариты Пэстон (Margaret Paston; 1440 – 1470), также на суффольском диалекте, и письма Сэли (Cely), на эссекском диалекте (также из восточно-центральной области).

Наконец, встречаются и такие памятники литературного языка, в которых временами сказывается влияние местных диалектов. К этой группе относятся стихотворения Лидгета (John Lydgate; 1370 – 1450), в которых складывается влияние восточно-центральных диалектов; прозаические сочинения Джона Фортескью (Sir Jhon Fortescue; 1394 – 1476) с незначительными следами влияния юго-западных диалектов; в прозаических сочинениях Джона Кэпгрэва (John Capgrave; 1393 – 1464) есть элементы влияния восточно-центральных диалектов. В частных письмах Джона Шиллингфорда (John Shillingford) мэра г. Экстера в Девоншире, написанных в 1447 – 1450 г.г., встречаются лишь незначительные признаки влияния местного (юго-западного) диалекта.

Решающую роль в ускорении процесса выработки английского национального языка сыграли события конца XV в.

Крупнейшим событием внутренне истории Англии в ту эпоху были войны Алой и Белой Розы, продолжавшиеся с 1455 по 1485 г. Эти междоусобные войны ознаменовали упадок английского феодализма и порождение нового общественного строя. Они окончились битвой при Босфорте (Bosworth), в которой Генрих Тюдор победил своего соперника Ричарда III. Политическим итогом этой войны было установление абсолютной монархии. Абсолютная монархия и централизация политической власти в стране были мощным фактором, способствовавшим централизации в языковой области, т.е. господству национального языка над диалектом.

Большое значение имело введения книгопечатания. В 1476 г. в Вестминстере Вильямом Кэкстоном (1422 – 1491) устанавливается первый печатный станок. Живя в Голландии Кэкстон делал переводы с французского языка. Эти переводы и были первыми книгами, напечатанными на английском языке: Recycle of the Historyes of Troye, Game and Playe of the Cheese, 1475г. По-видимому Кэкстон сам принимал участие в печатании книг и, таким образом, детально познакомился с техникой книгопечатания еще до того, как в 1476 г. он привез печатный станок в Англию и установил его в Вестминстере. Около одной трети книг, изданных Кэкстоном, представляли его собственные переводы с французского языка. Но Кэкстон не ограничивался ролью издателя и печатника и при опубликовании им чужих переводов и произведений более ранних английских авторов, стремясь найти и установить нормы английского языка, он был и редактором своих изданий. На первых порах печатный станок Кэкстона был единственным в Англии, изданные им книги распространялись по всей стране, являясь образцом и примером.

В своем предисловии к переводу «Энеиды» (Eneyda) с французского языка Кэкстон рассказывает о тех трудностях, которые встают перед ним при выборе слов и форм, о том, как, стремясь сделать свои переводы общепонятными, он читал и новые и старые книги, сопоставляя “curyous terms” с “olde and homely terms” (странные, необычные слова со старыми и простыми)1, принимал одни, отвергал другие, т.к. они уже непонятны. Любопытен следующий факт. Кэкстон был первым издателем Чосера. При издании ничего не изменил в тексте Чосера, а только выбрал из существующих рукописных вариантов наиболее приемлемые. Язык Чосера представляется ему правильным, литературным. После Чосера Кэкстон создает принадлежащую Тревизе перевод книги Ранульфа Хидгена “Polychronicon”. Издавая текст Тревизы, Кэкстон нашел необходимым изменить “the rude and old englissh, that is, to wete, certayn wordes wich in these days be neither usyd ne undeerstandyn” (грубый и устаревший английский язык, т.е. те слова, которые в наши дни больше не употребляются и непонятны)2. Поэтому Кэкстон в тексте Тревизы заменяет непонятные слова и формы более понятными. Английский язык тревимзы (юго-западный диаолект) казался Кэкстону грубым и устаревшим. Английский же язык Чосера (современника Тевизы), отделенный от языка Кэкстона целым столетием, не казался Кэкстону устаревшим, значит во времена Кэкстонва уже существовал какой-то, не совсем установившийся, стандарт, была определенная языковая норма, которая осознавалась. Таким образом, Чосер угадал основной путь развития языка, выбрав ту форму языка, которая была понятна и через сто лет, и поэтому признавалась Кэкстоном нормой.

Уже с конца среднеанглийского периода английский язык начинает вытеснять французский из всех общения. Вытеснение это сопровождалось исключительно большим влиянием французского языка на английский: английский язык получил распространение в тех сферах, где раньше не принимался, и возникла необходимость заимствовать терминологию из французского языка. Новые заимствования идут из центрального диалекта Парижа, а старые видоизменяются. В англо-норманском носовой r передавался через au: chaunce “случай”, daunce “танец”. В период вытеснения французского языка эти формы заменяются формами парижского французского – chance, dance, в результате чего меняется как орфография так и произношение. Современный язык сохранил в основном новые формы, но встречаются и старые с новым произношением: aunt [a:nt] “тетя”.

Через полтора-два столетия после вытеснения французского языка, в эпоху Возрождения, наблюдается сильное влияние классических языков – латыни и отчасти греческого. Исключительное влияние латыни объясняется тем, что английский язык начинает выдвигаться в качестве языка науки, философии, публицистики, т.е. проникает в такие сферы общественной жизни, где раньше применялась исключительно латынь.

Весьма любопытна история “Утопии” Томаса Мора, написанная на латинском языке и вышедшая первым изданием в 1516 году. В 1551 году появился английский перевод Утопиии Ральфа Робинсона. Из перевода видно , что переводчик часто был вынужден обращаться к латинским словам источника, т.к. в английском языке соответствующие слова либо отсутствовали, либо были нетерминологичны. Поэтому даже в тех случаях, когда переводчик переводит то или иное слово на английский язык, он одновременно прибегает к параллельным словам – синонимам, объяснениям. Стремясь к точности перевода, Робиносн часто передает латинское слово двумя или тремя английскими эквивалентами. Такое положение создавало благоприятные условия для проникновения латинских слов в английский язык.

В ранненовоанглийском периоде в связи с образованием нации, развитием национальной культуры вырабатывается более сознательное отношение к родному, национальному языку, он начинает подвергаться сознательной обработке. В более ранние эпохи обработка эта большей части касалась орфографии: были попытки нормализации орфографии неприводившей, однако, к значительным результатам. Теперь возрастает интерес к английскому языку как к литературному.

После бесплодного XV века, который не создал ни одного значительного литературного памятника, если не считать “Morte d’Arthur” Томаса Мэлори (около 1470) – прозаической обработки древних кельтских сказаний о короле Артуре, – в XVI веке создается большое число крупных литературных произведений. За первыми поэтическими опытами Уайата и Сэрри следует эпос “The Faerie Queene ” Эдмунда Спенсера (1552 – 1599), а в 80-х и 90-х г.г. появдяется плеяда драматургов; величайшим из них был Уильям Шекспир (1564 – 1616). Современниками Шекспира был Кристофер Марло (1564 – 1593), Бенджамин Джонсон (1572 – 1637), Филипп Массинджер (1583 – 1640), Франсис Бомонт (1584 – 1616), Джон Фитчер (1579 – 1625) и многие другие. Эту эпоху английские историки обычно называют елизаветинской, по имени королевы Елизаветы I (годы правления 1558 – 1603).


Случайные файлы

Файл
172487.doc
178047.rtf
98378.doc
114920.rtf
186522.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.