Имя существительное (Newreferat)

Посмотреть архив целиком

27



План-оглавление.


Имя существительное 3-18

Лексико-грамматические разряды существительных. 3-9

Категория рода, её значение и грамматическое

выражение. 9-12

Категория числа. Грамматическое выражение

категории числа. 12-14

Категория падежа. Система падежей

в современном русском языке. Типы

склонений имён существительных. 14-17

Разносклоняемые и несклоняемые

имена существительные. 17-18

Приёмы популяризации объяснительной

речи учителя. 19-25

Список использованной литературы. 26-27






























ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ



Слова, которые служат названием предмета, то есть имеют значение предметности, называются именами существительными. Имена существительные, как часть речи, могут быть названиями конкретных предметов, вещей, веществ, живых существ и организмов, явлений объективной реальности (весна, лето, холод, гром), отвлеченных свойств и качеств (храбрость, сила, синева), действий и состояний (питьё, скачок, уборка, отдых).

Всем именам существительным присуще общее, одинаковое для всех значение – предметное. Имена существительные выражают отвлеченные свойства и качества (радость, доброта, внимательность и др.), самостоятельно, независимо от тех предметов, явлений или понятий, которым эти свойствам присущи.

Действие или состояние в имени существительном выражено вне какой бы то ни было связи с производителем действия, вне времени протекания (питьё, уборка, посев, езда и т.д.).

Морфологическими признаками имён существительных являются их изменяемость по падежам, а также наличие грамматических категорий рода, числа, одушевлённости и неодушевлённости. Таким образом, значение предметности имён существительных выражается в том, что существительные принадлежат к одному из трёх родов: мужскому, женскому или среднему; что существительное может иметь формы или единственного числа для обозначения отдельного предмета, явления или понятия (стул, мысль, параметр), или формы множественного числа, обладающие значением множества (поля, столбы, карандаши, сомнения).

Значение предметности выражается и в наличие определенного падежа (открылась дверь – им. п., стол у двери – род. п., хлопнул дверью – тв. п. и т.д.).

Существительные могут обозначать одушевлённые или неодушевленные предметы.

Имена существительные могут определяться прилагательными, причастиями, местоимениями и порядковыми числительными, которые при этом согласуются с ним в роде, числе и падеже.

Имена существительные могут входить и в сочетание с глаголом (прекратить беготню), наречием (шашлык по-грузински), безлично-предикативным словом (жаль брата).







Лексико-грамматические разряды существительных.

Существительные разделяются на следующие лексико-грамматические разряды:

  • собственные и нарицательные;

  • одушевленные и неодушевленные;

  • конкретные;

  • вещественные;

  • отвлеченные;

  • единичные;

  • собирательные.


По признаку называния предмета как индивидуального, так и представителя целого класса, все существительные делятся на собственные и нарицательные.

Нарицательные имена существительные являются обобщенными наименованиями однородных предметов, действий, состояний (берёза, дерево, беготня, краснота и т.д.).

Кроме нарицательных в языке есть небольшая группа имён существительных собственных, которые служат для называния единичных предметов, отдельных лиц, животных, то есть индивидуальных объектов (Кавказ, Иванов, “Недоросль” и т.д.).

К собственным именам существительным относятся:

  • фамилии (псевдонимы, прозвища), имена, отчества людей, а также клички животных;

  • географические названия;

  • астрономические названия;

  • названия праздников;

  • названия газет, журналов, произведений литературы и искусства;

  • заводов, кораблей и др.

Для имен собственных наименований используются нарицательные существительные или сочетания слов (Великая Отечественная война).

Имена собственные и нарицательные различаются не только семантически.

Каждый из выделенных групп присуще свои грамматические особенности. Большая часть имен нарицательных имеет формы и единственного и множественного числа. Имена собственные, имеющие форму единственного числа, во множественном числе, как правило, не употребляются (ср.: река – реки, село – сёла, но Москва, Байкал и т.д.).

Во множественном числе имена собственные употребляются в том случае, если они

  • имеют только форму множественного числа (Великие Луки, Карпаты и т.д.);

  • обозначают разных лиц, разные географические местности с одинаковым названием (есть несколько Калининградов, сёстры Фёдоровы, братья Карамазовы и т.д.).

Нередко происходит переход слов из одной группы в другую. Имя нарицательное переходит в имя собственное, когда оно становится наименованием единичного явления, что позволяет выделить его из других, однородных с ним: русские личные имена Вера, Надежда, Любовь возникли от нарицательных имён существительных вера, надежда, любовь, Пушок – кличка собаки. Имена собственные такого рода обычно сохраняют часть значения нарицательного имени, отсюда такая выразительность имён собственных, которые не полностью потеряли связь с именами нарицательными, ставшими по отношению к ним омонимами.

Имя собственное становится нарицательным,

  • если им обозначается целый класс однородных явлений (например, именами ученых, открывших тот или иной закон, названы единицы измерений: ампер, вольт, ватт, кулон, ом, паскаль, рентген);

  • если с именем собственным (обычно с именем литературного героя, иногда с именем писателя, исторического деятеля) связываются какие-то типичные черты, свойственные целому кругу лиц. Такое имя собственное употребляется как экспрессивное название носителей этих характерных черт: Хлестаков – наглый хвастун, Молчалин – подхалим, Митрофанушка – великовозрастный неуч. Некоторые из таких имён окончательно перешли в разряд нарицательных: меценат – богатый покровитель искусства, ментор – наставник и т.п.

Особую группу собственных имён представляют слова, являющиеся названиями марок, сортов, типов изделий: “Волга”, “Мерседес” (марки автомобилей); “Белочка”, “Старт” (сорта конфет) и т.д. Эти слова тоже служат для выделения, но не единичных предметов (как прочие имена собственные), а группы предметов, имеющих свои отличительные признаки.


“Все имена существительные делятся на одушевлённые и неодушевлённые существительные.

К одушевлённым существительным относятся названия людей, животных, насекомых и т.д., то есть живых существ.

К неодушевлённым существительным – названия предметов, явлений реальной действительности, не причисляемых к живым существам”[1,С.158].

Однако различие категории одушевлённости и неодушевлённости в грамматике не полностью совпадает с научными представлениями о живой и мёртвой природе. Все названия растений относятся к именам существительным неодушевлённым, а слова мертвец, покойник, валет, ферзь и некоторые другие к именам существительным одушевлённым.

Различие существительных одушевлённых и неодушевлённых грамматически выражается в том, что при склонении во множественном числе форма винительного падежа у имён существительных одушевлённых совпадает с формой родительного падежа (вижу мальчиков, девочек), а у имён существительных неодушевлённых – с формой именительного падежа (вижу улицы, дома).

У имён существительных мужского рода (кроме существительных на – а, - я) различия одушевлённости и неодушевлённости последовательно проводится также и в единственном числе (взял котёнка, но купил стул).

Принадлежность имён существительных к одушевлённым или неодушевлённым обозначается ещё и формами согласующихся с ними имён прилагательных:

  • прилагательные, согласованные с существительными одушевлёнными, образуют форму винительного падежа, сходную с родительным падежом,

  • а прилагательные, согласованные с существительными неодушевлёнными – сходную с формой именительного падежа:

  • увидел молодого друга, купил большого карася, но увидел молодой месяц, купил большой стол.

В основном к одушевлённым существительным относятся имена существительные мужского и женского рода. Одушевлённых существительных среднего рода в русском языке немного. Сюда относятся несколько существительных с суффиксом – ище (чудовище, страшилище), отдельные существительные, образовавшиеся из прилагательных или причастий (млекопитающее, насекомое, животное) и существительные дитя, лицо (в значении “человек”).

Имена существительные одушевлённые при глаголах поступить, произвести, ступить и некоторых других, обозначающих переход в другое состояние или положение, в конструкции с предлогом в имеют винительный падеж множественного числа, совпадающий по форме с именительным:

произвести в офицеры, поступить в актёры, пойти в лётчики.

Слова с собирательным значением, обозначающие совокупность одушевлённых предметов, грамматически изменяются как имена существительные неодушевлённые: учительство, студенчество, человечество и др.

По отношению к некоторым словам наблюдаются колебания при их отнесении к одушевлённым – неодушевлённым. Так, названия микроорганизмов: бацилла, микроб, бактерии, а также слова личинка, зародыш, эмбрион употребляются (особенно в специальной литературе) с окончаниями имён существительных одушевлённых, однако по норме современного русского языка правильнее относить их к неодушевлённым: описывать микробы, питать зародыш, но… Нервами нельзя зародыш питать (Боборыкин). Употребление данных существительных с окончаниями одушевлённых имён - форма архаичная” [1,с.159] .

Слово лицо (в значении человек) в литературе 19 века могло употребляться и как имя существительное неодушевлённое: Достаточно было взглянуть на эти лица, чтобы увидеть, что все они бегут одеваться (Глеб Успенский); для современного литературного языка более обычным является употребление этого слова как одушевлённого: Включить в список следующих лиц.

Названия рыб и амфибий в собственном значении являются именами существительными одушевлёнными (ловить омаров, килек), но те же слова как названия блюд чаще всего имеют форму винительного падежа, совпадающую с именительным (более характерно для разговорной речи): съесть все сиги, подавать варёные раки, подавать на закуску шпроты, кильки и т.п.

Название небесных светил – имена существительные неодушевлённые; те же слова как названия богов – имена существительные одушевлённые. Полететь на Марс, но древние надеялись на Марса; изучать Юпитер, но чтить Юпитера.

При использовании слов в переносном значении грамматическая категория одушевлённости оказывается более устойчивой, чем категория неодушевлённости. Так, для обозначения предметов неодушевлённых иногда используются одушевлённые существительные, и в этом случае они сохраняют свои грамматические показатели одушевлённости (при склонении винительный падеж совпадает с родительным): я ещё несколько раз читал ему “Тараса Бульбу” и “Бедных людей” (М. Горький); В физкультурный зал внесли новенького гимнастического коня.

Грамматическая категория одушевлённости проявляется и при склонении названий шахматных фигур, карт, например: взять ферзя; “Ох эта пешка!” – вскричал Сергей Филиппович…”Нельзя вывести коня, ладья стоит без дела” (Загоскин); Муся играла в карты нехотя, равнодушно, путая королей с валетами (Добровольский).”[1,с.160]

Как одушевлённые изменяются названия некоторых фантастических существ, например: бояться леших и домовых; изобразить русалок.

В то же время имена существительные неодушевлённые при употреблении их в переносном значении категорию неодушевлённости не сохраняют и при склонении изменяются как существительные одушевлённые, например: Призовите к порядку этого типа; Уговори поехать с нами за город этого старого колпака; В иного пня и десять лет не вдолбить того, что другой ловит на полёте (Фонвизин).

В профессиональном употреблении людей бильярда как одушевлённое склоняется существительное шар (такое употребление характерно в основном для разговорной речи, иногда и для просторечия). Например: “Такого шара промазали”, – сказал студент с насмешкой (Л. Славин).

Имена существительные тип, образ, характер в применении к действующим лицам художественных произведений склоняются как существительные неодушевлённые: вывести отрицательные типы, дать запоминающиеся образы, раскрыть характер

Имена существительные, употребляемые для обозначения предметов действительности или лиц, называются конкретными (стол, стул, стена, друг, сестра, книга и т.д.).”[1,С.160]

Грамматически конкретные существительные характеризуются тем, что обозначаемые или предметы, явления и т. д. поддаются счету, поэтому могут быть определены обычными цифровыми показателями (два стула, три друга, пять тетрадей). Такие существительные, как правило, имеют формы единственного числа и формы множественного числа (стена – стены, сестра – сестры).

Среди нарицательных имён существительных выделяется группа слов, которые употребляются для обозначения однородных по составу веществ, поддающихся делению, измерению (но не счёту, то есть неисчисляемые). Такие существительные называются вещественными”.[1,С.160-161]

К ним относятся наименования химических соединений и элементов (железо, кислород, нефть, бронза), пищевых продуктов (мука, сахар), материалов (гипс, цемент), видов тканей (бархат, ситец), лекарств (аспирин, пирамидон), сельскохозяйственных продуктов (картофель, кукуруза, капуста) и других однородных делимых масс.

К числу грамматических признаков вещественных имён существительных относится то, что они, как правило, имеют либо только формы единственного числа, либо только формы множественного числа. При этом множественное число имён существительных может иметь разные значения, отличные от простой множественности. Часто это не собственно множественность (обозначение ряда одинаковых предметов), а скорее совокупность (объединение разных предметов). Наиболее распространёнными значениями являются обозначения сортов или видов веществ (смазочные масла, высокосортные стали), изделий из веществ (гипса, мраморы), обозначения пространства, занятого этими веществами (снега, воды, пески).

“Имена существительные, употребляемые для обозначения абстрактных понятий качества, действия и состояния, называются отвлечёнными или абстрактными (красота, развитие, энтузиазм, слякоть, белизна, холод, тепло и т.д.).”[1, С.161]

Грамматически отвлечённые (абстрактные существительные) характеризуются тем, что большая их часть имеет только формы единственного числа (шум, возня, тишина, общность, терпение, блеск, добро, зло и т.д.). Лишь некоторые из отвлечённых существительных могут быть употреблены во множественном числе при конкретизации значения (радости жизни, красоты природы, шумы в сердце и др.). Некоторые имена отвлечённые имеют только формы множественного числа (они оформлены грамматически как существительные множественного числа): каникулы, сумерки и др.

В настоящее время ощущается тенденция к расширению сферы употребления форм множественного числа у отвлечённых имён существительных (типа реальности, данности, договорённости, неоднородности). Круг слов, способных принимать эти формы, значительно увеличился. В этом отчасти сказывается стремления языка к большей точности и конкретности высказывания. Особенно это заметно в специальном языке (например, акклиматизации рыб). Другая группа слов, активно принимающая формы множественного числа, - это отглагольные имена со значением действия (поливы, выбросы, продажи, стрельбы). Распространены в сфере производственной, сельскохозяйственной, военной деятельности.”[1,С.161-162]

“Конкретные нарицательные имена существительные, употребляемые для обозначения лиц или предметов, выделяемых из массы вещества или из числа однородных, называются единичными или сингулятивами (лат. - одиночный), например: солома – соломина, снег – снежинка, горох – горошина, крестьянин (ср. крестьянство) и др.”[1,С.162]

Предметы или лица, обозначаемые данными существительными, поддаются счету (пять горошин, две жемчужины и др.). Они могут иметь формы единственного и множественного числа (льдина – льдины, крестьянин - крестьяне).

Собирательными существительными называются имена существительные, употребляемые для обозначения совокупности однородных лиц или предметов как некоего неделимого целого, как коллективного единства (крестьянство, учительство, профессура, листва, дубняк, осинник, ельник и т.п.).”[1,С.162]

Грамматически собирательные существительные характеризуются тем, что изменяются как существительные неодушевленные. Как правило, собирательные существительные имеют только формы единственного числа и не могут сочетаться с количественными числительными. В качестве количественного определения при собирательных существительных могут быть использованы лишь отдельные неопределённо-количественные наименования типа много, немного, мало и др. Например: немного листвы, много мошкары, мало родни и т.д.

Нередко собирательные существительные оказываются соотносительными с существительными единичными (студент – студенчество, профессор – профессора, листок – листва, бедняк – беднота и др.)

Категория рода, ее значение и грамматическое выражение.


Наиболее характерным морфологическим признаком имени существительного является категория рода.

Категория рода – это несловоизменительная синтагматически выявляемая морфологическая категория, выражающаяся в способности существительного в формах единственного числа, относится избирательно к родовым формам согласуемой (в сказуемом - координируемой) с ним словоформы: письменный стол.”[6,С.465]

Все имена существительные, за незначительным исключением, относятся к одному из трёх родов: мужскому, женскому, среднему.

Среди слов на -а(-я) имеются существительные со значением лица, которые могут быть отнесены в зависимости от пола то к мужскому роду, то к женскому роду: Этот мастер – талантливый самоучка; Эта ткачиха – талантливая самоучка. Эти слова относятся к общему роду.

Морфологически род существительных определяется характером основы и окончания.

Синтаксически род имени существительного определяется формой согласованного с ним имени прилагательного: зелёный куст, зелёная трава, зелёное растение.

К существительным мужского рода относятся:

все существительные с основой на -й и твердый согласный (на -ж и -ш могут быть также слова женского рода) с нулевым окончанием в

именительном падеже единственного числа;

существительные с основой на мягкий согласный, а также на -ж и -ш, имеющие в родительном падеже единственного числа окончание -а (-я);

существительные с суффиксом -ушк-, -ишк-, -ищ- и окончаниями -а, -о, -е, образованные от существительных мужского рода: наш парнишка, небольшой возишко, Из Горького выйдет большущий писателище (А. П.Чехов);

к мужскому роду, относятся и слова подмастерье (производное от слова мастер), путь.

К существительным женского рода относятся:

большая часть слов с окончанием -а (-я) в именительном падеже единственного числа;

имена существительные с основой на мягкий согласный и на -ж, -ш, у которых в родительном падеже единственного числа окончания -и (исключение составляет слово путь – мужского рода).

К существительным среднего рода относятся:

существительные с окончанием -о (-е) в именительном падеже единственного числа;

десять слов на -мя: имя, время, племя, знамя, бремя, семя, стремя, темя, вымя и пламя; слово дитя.

К существительным общего рода относятся существительные (со значением лица) на -а (-я): брюзга, задира, егоза, невежа, недотрога, скряга, растрёпа и др. Род этих существительных определяется в зависимости от конкретного употребления их в речи. Если слова общего рода используются для обозначения лиц мужского пола, они выступают в роли существительного мужского рода: “Он такой егоза, непоседливый этот мальчик”, - жаловалась мать. Если слова общего рода используются для обозначения лиц женского пола, то они выступают в роли существительных женского рода:

Какая же ты егоза непослушная! Большая часть этих слов служит средством экспрессивной характеристики. Употребляются они преимущественно в разговорном стиле речи.

С существительными общего рода не следует смешивать слова с формальными признаками мужского рода (название лиц по профессии, должности, роду занятий), которые в настоящее время применяются также для называния лиц женского пола. Эти слова в грамматическом отношении не стали словами общего рода, а стали словами мужского рода: новый судья Иванова, известный скульптор Мухина, Николаева–Терешкова – женщина – космонавт. Многие из этих слов совсем не имеют параллельных форм женского рода: доцент, педагог, агроном, мастер, кандидат наук и др. Часть слов имеет параллельное образование женского рода, но употребляется для обозначения жены человека соответствующей профессии или звания: директорша, профессорша, полковница и т.д. Эти же параллельные образования могут обозначать лицо женского пола по профессии и занятиям (нередко употребляются с пренебрежительным оттенком). Они используются только в разговорной речи (врачиха, докторша, агрономша, кондукторша, кассирша, библиотекарша).

Несколько слов, обозначающих профессию, имеют только формы женского рода: маникюрша, балерина, машинистка (работающая на пишущей машинке). К этим существительным нет соответствующих слов мужского рода. Для обозначения лиц мужского пола употребляются описательные обороты: сотрудник, печатающий; артист балета; мастер, машинного доения и т.д.

Существительные, употребляемые только во множественном числе, не имеют категории рода:

предметы, состоящие из двух или нескольких частей, а также содержащие две или более одинаковые части (сложные предметы): брюки, весы, вилы, качели, ножницы, плавки, часы, чётки, шахматы и т.п.;

совокупности чего-нибудь, как множества: алименты, дебри, всходы, сласти, хлопья, чары, мемуары и т.п.;

вещества, материалы, кушанья, а также остатки или отбросы каких-нибудь веществ, материалов: белила, дрожжи, дрова, духи, подонки, помои, очистки, консервы, макароны, обои и т.п.;

сложные слова, содержащие -материалы, -товары, -поставки, --продукты, например: стройматериалы, спорттовары, зернопоставки, нефтепродукты и т.п.

Все несклоняемые существительные иноязычного происхождения, обозначающие неодушевленные предметы, чаще всего относятся к среднему роду: коммюнике, такси, метро, кино, бра, кашне, какао и др.; к другим родам: кофе (мужской род), сирокко (мужской род), авеню (женский род), кольраби (женский род), Гоби (женский род) и др.

Несклоняемые существительные одушевленные относятся, как правило, к мужскому роду: шимпанзе, кенгуру и т.д. Однако, если слово употреблено для наименования животных женского пола, то оно выступает как существительное женского рода: кенгуру (шимпанзе) кормила детеныша.

Несклоняемые существительные, обозначающие мужчин, относятся к мужскому роду: атташе, денди, рантье; обозначающие женщин – к женскому роду: леди, мадам, мисс и др.

Род несклоняемых существительных, являющихся иноязычными географическими наименованиями (названия городов, рек, озер, гор и т.д.), определяется по соотнесению его с родом того нарицательного существительного, наименованием которого является имя собственное: зеленый Батуми (город), бурная Миссисипи (река), далекий Капри (остров) и т.д.

Также определяется и род существительных, являющихся названиями газет, журналов, сборников и т. п.: “Юманите” (газета) выступила с опровержением; “Вельтбюне” (журнал) опубликовал статью и т.д.

Грамматический род несклоняемых сложносокращенных слов, образованных путем соединения начальных букв или слогов, определяется по роду основного ведущего слова такого наименования, употребляемого в форме именительного падежа: ФНПР (Федерация независимых профсоюзов) обратилась с воззванием к населению; ЦСУ (Центральное статистическое управление) выпустило бюллетень; СНГ (Содружество независимых государств) создано на территории распавшегося СССР и т.д.

Грамматический род склоняемых сложносокращенных слов определяется по формальному признаку. Например, НЭП, вуз, дзот склоняются как существительные мужского рода с окончанием на твердый согласный: Педагогический вуз объявил прием; Оставленный дзот произвел тяжелое впечатление и т.д.

Значение грамматического рода особенно ярко обнаруживается при поэтических переводах с одного языка на другой, например, стихотворения Гейне.

С чужой стороны. Ф. И. Тютчев. [8,С.67]


На севере мрачном, на дикой скале

Кедр одинокий под снегом белеет,

И сладко заснул он в инистой мгле,

И сон его вьюга лелеет.


Про юную пальму все снится ему,

Что в дальних пределах Востока,

Под пламенным небом, на знойном холму

Стоит и цветет, одинока…

1823 или 1824



М. Ю. Лермонтов. [5,С.61-62]


На севере диком стоит одиноко

На голой вершина сосна,

И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим

Одета, как ризой, она.


И снится ей все, что в пустыне далекой

В том крае, где солнца восход,

Одна и грустна на утесе горючем

Прекрасная пальма растет.


У Лермонтова – под влиянием женского рода слова сосна – решительно меняется смысл стихотворения. Мужской род не случаен, и в своем противопоставлении женскому роду пальма – он создает образ мужской неудовлетворенной любви к далекой, а потому недоступной женщине. Лермонтов женским родом сосны отнял у образа всю его любовную устремленность и превратил сильную мужскую любовь в дружбу.



Категория числа. Грамматическое выражение категории числа.


Морфологическая категория числа существительного – это словоизменительная категория, выражающаяся в системе двух противоположных рядов форм – единственного числа и множественного. [6,С.471]

Большая часть имен существительных обозначает предметы, поддающиеся счету, и может сочетаться с количественными числительными. Такие имена существительные имеют соотносительные формы единственного числа (для обозначения одного предмета) и множественного числа (для обозначения нескольких или многих предметов): дом – дома, книга – книги, озеро – озера.

В некоторых случаях наряду с формами множественного числа для выражения множественности могут использоваться и формы единственного числа (с дополнительным оттенком собирательности): Изведал враг в тот день немало, что значит русский бой удалый (Лермонтов); В саду служанки, на грядах, сбирали ягоду в кустах (Пушкин).

Иногда форма множественного числа не указывает на множественность предметов, а вносит лишь оттенок собирательности: вологодские кружева, веселые времена (ср. вологодское кружево, веселое время).

Некоторые имена существительные имеют формы и единственного и множественного числа, но употребляются преимущественно в форме множественного числа (которое в этом случае уже не противопоставляется единственному числу): вожжи, лыжи, сплетни.

Существуют в русском языке также имена существительные, которые имеют или только формы единственного числа, или только формы множественного числа. У таких существительных форма числа не имеет соотносительного значения единственности и множественности предметов.



Имена существительные, обозначающие предметы, не считаемые и не сочетающиеся с количественными числительными, не имеют форм множественного числа. К этой группе относятся:

- имена существительные, обозначающие вещество, материал (вещественные существительные): масло, молоко, сахар, вода, нефть, сталь, медь и т.д. Форма множественного числа от некоторых из этих существительных возможна, но лишь для определенных сортов, марок: легированные стали, технические масла, газированные воды. Иногда с формой числа связаны различия смысловых значений. Металл – металлы: ведь металлы – это не много металла, а разные металлы. Снега – не много снега и не разные виды снега, а снег, лежащий всюду, куда ни кинешь взгляд. Бега – тоже не множественное число от слова бег, а особый вид соревнований (конные бега), свободы – не множественное от слова свобода, а правовой термин (гражданские права и свободы). Во всех этих случаях перед нами разные слова, каждое из которых по числам не изменяются;

- имена существительные собирательные: ельник, молодежь, студенчество;

- отвлеченные (абстрактные) имена существительные: белизна, чистота, лень, доброта, худоба, тепло, сырость, оттепель, энтузиазм, беготня и др. Форма множественного числа, возможная для некоторых из них, придает им конкретное значение: морские глубины, недоступные высоты, местные власти;

  • имена собственные. Эти слова получают форму множественного числа лишь в том случае, если употребляются нарицательно или обозначают группу людей, носящих одну и ту же фамилию: Были ли до Гоголя Маниловы, Собакевичи, Лазоревы? Конечно. Но они существовали в бесформенном состоянии, неявные для окружающих (Эренбург); братья Карамазовы, род Толстых.

К существительным, не имеющим единственного числа, относятся в основном следующие группы:

  • названия парных или сложных (составных) предметов: сани, дрожки, ножницы, клещи, ворота, очки, брюки и др.;

  • названия некоторых отвлеченных действий, игр (отвлеченно- собирательные): горелки, прятки, жмурки, шахматы, шашки и др.;

  • обозначения отдельных временных промежутков (как правило, длительных): сутки, будни, сумерки, каникулы и др.;

  • названия какой-либо массы вещества (вещественно-собирательные): макароны, сливки, дрожжи, чернила, духи и др.;

  • имена собственные, связанные с первоначальным собирательным значением: Альпы, Карпаты, Анды, Холмогоры, Горки.

Некоторые из таких существительных обозначают считаемые предметы, но их единичность и множественность формой числа не выражается. Например: Я потерял свои ножницы. – В магазине продаются ножницы разных размеров; Вход против ворот. – Во двор ведут двое ворот.



Категория падежа. Система падежей в современном русском языке.

Типы склонений имен существительных.

Категория падежа – это словоизменительная категория имени, выражающаяся в системе противопоставленных друг другу рядов форм и обозначающая отношение имени к другому слову (словоформе) в составе сочетания или предложения.”[6,С.474-475]

Падеж является грамматической категорией, которая показывает синтаксическую роль существительного и его связи в предложении с другими словами.

Категории падежа не чужда содержательная ценность. “Однако содержательная характеристика не заключена в самой словоформе (в отличие от большинства случаев с числом), а возникает в результате взаимодействия словоформы существительного с “подчиняющей” ее словоформой. Действительно, между изолированными словоформами рука, руку, рукой нет содержательных различий, а есть только различие в синтагматических возможностях. Однако в словосочетаниях рука ударила, руку ударила, рукой ударила, указанные различия между словоформами получают содержательную ценность.”[7,С.274]

Изменение одного и того же слова по падежам и числам называется склонением.


В современном русском языке шесть падежей: именительный, родительный, дательный, винительный, творительный, предложный. Все падежи, за исключением именительного, называются косвенными. Косвенные падежи могут употребляться как с предлогом, так и без него (кроме предложного падежа, который без предлога не употребляется). Предлоги служат для уточнения значения падежей.

Форма именительного падежа – это исходная падежная форма слова. В этой форме имя существительное употребляется для наименования лиц, предмета, явления. В этом падеже всегда стоит подлежащие.

Родительный падеж употребляется и после глаголов, и после имён. Приглагольный родительный падеж указывает на объект в ряде случаев:

  • если переходной глагол имеет при себе отрицание: не скосить травы, не сказать правды;

  • если действие переходит не на весь предмет, а на часть его (родительный части или родительный разделительный): выпить воды, съесть хлеба, нарубить дров.

Этот падеж имеет также значение отсутствия, лишения, удаления, боязни чего-либо: Родителей лишился он в раннем детстве (Чехов); Эти главы не избегли общей участи. Гоголь сжёг их в разное время (Короленко); значения желания достижения: Желаю славы я (Пушкин); Свободы хочу, независимости (Гончаров).

Приимённый родительный падеж указывает на ряд определительных отношений: принадлежности – дом отца, комната сестры; отношения целого к части: коридор гостиницы, верхушка дерева; отношений качественных (качественной оценки): фуражка защитного цвета, слёзы радости, человек чести и др.

Существительные в родительном падеже, употреблённые при сравнительной форме имён прилагательных, обозначают тот предмет, с которым что-либо сравнивается: красивее цветка, быстрее звука, слаще мёда и т.д.

Дательный падеж (чаще всего после глаголов, но возможен и после имени) употребляется главным образом для обозначения лица или предмета, к которому направлено действие (дательный адресата): передавать привет другу, грозить врагу, приказ войскам.

В безличных предложениях дательный падеж может лицо или предмет, которое испытывает состояние, выражаемое сказуемым безличного предложения: Саше не спится (Некрасов); Но стало страшно вдруг Татьяне (Пушкин); Моей больной всё хуже становиться (Тургенев).

Винительный падеж употребляется главным образом при глаголах. Основное его значение – выражать при переходных глаголах объект, на который действие переходит полностью: ловить карасей, чистить ружьё, сшить платье, изготовить литьё. Кроме того, винительный падеж может употребляться для выражения количества, пространства, расстояния, времени. В этом значении он употребляется и при переходных, и при непереходных глаголах: Я без души лето целое всё пела (Крылов); пройти версту, весить тонну, стоить копейку и др.

Творительный падеж употребляется и в сочетаниях с глаголами, и при именах. Приглагольный творительный падеж имеет основное значения орудия или средства действия: Предлинной хворостиной мужик гусей гнал в город продавать (Крылов); Старуха подпёрлась ладонью (Л. Толстой) и т.д.

Творительный приглагольный падеж может иметь: и значение места, времени, пространства, образа и способа действия: Клубами черный дым несётся к облакам (Крылов); Кони, фыркая, вихрем летели (Некрасов); “Ну, мертвая!” – крикнул малюточка басом (Некрасов); и значение производителя действия: Роман “Дым” написан Тургеневым.

Выделяется творительный предикативный падеж, который используется для выражения именной части составного сказуемого: Первый русский ученый (М. В. Ломоносов), открывший нам, что есть науки, должен был сам сделаться и химиком, и физиком, и историком, и полито-экономом, и оратором, и вдобавок ещё – пиитом (Добролюбов).

Приименной творительный падеж употребляется при именах существительных со значением:

орудия действия: удар ногой, чистка пылесосом;

производителя действия: охрана сада сторожем;

содержания действия: занятия иностранным языком;

определительным: усы колечком, кепка блином;

в сравнительно редких случаях – со значением образа действия: пение тенором.

Приименной творительный падеж употребляется при именах прилагательных для указания на область проявления признака со значением ограничения: известен открытием, сильный чувствами.

Предложный падеж употребляется и при глаголах, и при именах, но всегда только с предлогом (откуда и его название).

Приглагольный предложный падеж

с предлогом о (обо, об) употребляется при обозначении предмета, мысли, речи: И долго, долго дедушка о горькой доле пахаря с тоскою говорил (Некрасов);

с предлогом в (во) употребляется для указания на место, пространства, на предмет, в пределах (или внутри) которого совершается действие: имел двенадцати лет дочь, воспитывавшуюся на казенный счет в институте (Гончаров); а также для указания на состояние, внешний вид: Река во всей красоте и величии, как цельное стекло раскинулась перед ними (Гоголь); На подоконнике у неё стоял бальзам в цвету (М. Горький);

с предлогом на употребляется для указания на поверхность, где что-либо находится, происходит: На руках, на спине, на плечах играл каждый мускул; для указания на предел, границу распространения какого-либо действия, состояния: На селе кое-где скрипели ворота (Н. Успенский); Николай Петрович родился на юге России, подобно старшему своему брату Павлу (Тургенев);

с предлогом при употребляется для указания на нахождение вблизи, в присутствии кого-либо: Мы присели на бревно, оставленное возчиком леса ещё зимой при дороге (Пришвин); Генерал быстро при Сабурове продиктовал несколько строк короткого приказа (Симонов).

Предложный приимённый падеж употребляется при существительных (главным образом отглагольных), которые управляют предложным падежом:

с предлогом о (мысль, речь, доклад, сообщение и т.д. о чём-либо): Слух о сём происшествии в тот же день дошёл до Кирилла Петровича (Пушкин); Мысль о женитьбе Николая на богатой невесте всё больше и больше занимала старую графиню (Л. Толстой);

с предлогом при – для указания на место: сад при институте, сестра при санатории;

с предлогом в – для указания на место, пространство, предмет: жизнь в окопах, хранение в снегу и т.д.


Типы склонений имён существительных различаются в современном русском языке только в падежных формах единственного числа. Во множественном числе эти различия почти отсутствуют. Выделяются три основных склонения имён существительных.

К первому склонению относятся имена существительные мужского рода (кроме небольшого количества существительных на –а, -я: сынишка, дедушка, дядя, Ваня), например: стул, конь, герой, гараж, делец, подмастерье, домишко и др., и имена существительные среднего рода, например: окно, горе, копьё, сукно и др.

На падежные окончания имён существительных мужского и среднего рода (за исключением слов мужского на –а, -я) влияют окончания основы существительных (твёрдый, мягкий и смешанный варианты склонения), одушевлённость и неодушевлённость.

Ко второму склонению относятся все имена существительные женского, мужского и общего рода на –а, -я, например: вода, струя, юноша, сирота, Боря и др.

В первом склонении в зависимости от окончания основы выделяются твёрдый, мягкий и смешанный варианты склонения.

К третьему склонению относятся все имена женского рода на мягкий согласный и на –ж, -ш, например: дань, мякоть, пустошь, рожь и др.


В первом и втором склонениях различается склонение на твердую основу и на мягкую основу, кроме того, в первом склонении различается склонение имён существительных мужского рода и имён существительных среднего рода.

Вне этих трёх типов склонений находятся десять имён существительных на –мя (имя, знамя, стремя, темя и др.) и слово путь. В пределах одного типа (или подтипа) склонения каждый падеж, как правило, имеет одно окончание, общее для всех слов, входящих в этот тип. Однако в некоторых случаях наблюдаются колебания в использовании определённых падежных окончаний.

Субстантивированые (лат. - существительное) прилагательные, то есть прилагательные, полностью или частично перешедшие в разряд существительных, сохраняют склонение имён прилагательных (гончая, вестовой, портной, раненый и т.д.).


Разносклоняемые и несклоняемые имена существительные.


К числу разносклоняемых имён существительных относятся десять существительных на –мя: бремя, время, знамя, имя, темя и т.д., которые склоняются по особому. Разносклоняемые являются и существительные путь и дитя.

К несклоняемым именам существительным относятся такие, которые не изменяются по падежам. Большую часть разносклоняемых существительных составляют иноязычные заимствования:

имена нарицательные мужского, женского и среднего рода, оканчивающиеся на гласные –у, -и, -е, -о и ударяемое –а­: жалюзи, бюро, рагу, буржуа и т.д.;

географические наименования: Чикаго, Тбилиси, Осло;

имена лиц: Хозе, Мэри и др.

существительные женского рода, оканчивающиеся на твёрдый согласный (и нарицательные и собственные): мадам, Ирэн и т.д.

Несклоняемыми существительными являются некоторые фамилии на –ово­, -яго, -ых, -их: Дурново, Черных, Сухих, Дубяго и др. Фамилии на –ко: (вне зависимости от ударения) относятся к числу несклоняемых: Шевченко, Франко.

При сочетании несклоняемых существительных с другими словами формы падежа определяется или конструкцией всего предложения: В комнате стояла новое трюмо (им. падеж), или окончаниями имён прилагательных, согласуемых с несклоняемыми существительными: Он укутал шею мягким кашне (тв. п.).












































ПРИЁМЫ ПОПУЛЯРИЗАЦИИ ОБЪЯСНИТЕЛЬНОЙ РЕЧИ УЧИТЕЛЯ.


Речью учитель творит познание. Искусная речь учителя открывает дверь к гармоничному вхождению нового знания в сознание ученика. Сделать учебное общение живым и увлекательным помогают учителю особые риторические приемы – приемы популяризации.

Приемы популяризации обусловлены функциональными особенностями учебно-речевой ситуации: коммуникативной целью учителя – разъяснить учебный материал так, чтобы он был воспринят; возрастными особенностями учащихся – природой восприятия и мышления, а также индивидуально-творческой природой самого педагога.

Приемы популяризации в речи учителя не просто украшение – они реализуют основные законы риторики: закон гармонизирующего общения, закон ориентации на адресата, закон эмоциональной речи и закон удовольствия. Эти законы как нигде важны в педагогическом общении. Приблизить учебный материал к интересам учащихся, сделать его привлекательным, окрасить положительными эмоциями – значит сделать все необходимое для его усвоения.

Речевые приемы популяризации – это особые речевые средства, с помощью которых учитель делает научные знания (понятия, факты, закономерности) доступными усвоению учащихся. В основе приемов популяризации лежат лексические и синтаксические средства словесной образности и выразительности – различные тропы и риторические фигуры.

Рассмотрим некоторые приемы популяризации с точки

зрения их структуры и функций.

Для того, чтобы сделать процесс усвоения знаний доступным, прежде всего необходимо привлечь внимание учащихся и оживить саму речевую подачу материала – диалогизировать речь. Этой цели служат такие приемы популяризации, как риторический вопрос, риторическое восклицание, введение вымышленной речи, цитация, повтор. Эти риторические фигуры способны придать даже монологической речи черты непосредственного диалога, они оживляют речь с точки зрения структуры.

Риторический вопрос в речи учителя – это фигура выделения ключевых моментов речи. Он задает основное направление мысли, на что должны обратить внимание учащиеся. С риторического вопроса может начинаться каждый отдельный смысловой блок в объяснении учителя, тогда с его помощью учитель реализует вопросно-ответный ход объяснения, который заставляет слушателей

задуматься, активно отнестись к развиваемой теме. Риторические вопросы помогают учителю структурировать вопросно-ответный ход объяснения материала по теме ”Прямая речь”:

Почему это прямая речь? Потому что она принадлежит герою. А на что указывают слова автора? Они указывают на то, кому принадлежит прямая речь. Вспомните, как мы читали слова автора? Слова автора мы читали более нейтральным голосом. А прямую речь? А читая прямую речь, мы старались выразить эмоциональное состояние героя”.

Риторическое восклицание – фигура особого эмоционального утверждения или отрицания, служащая для побуждения слушающих разделить мнение говорящего.

С помощью риторического восклицания учитель выражает эмоциональное отношение к предмету речи, к тому, как ученики воспринимают материал. Риторическое восклицание и риторический вопрос часто сочетаются в одной фразе.

Ах! Сколько хлопот из-за этих чередующихся гласных! То они зависят от ударения, то от суффикса, то от значения всего слова! “ (урок по теме “Гласные в корне слова “-мак-,

-мок-“).

Введение вымышленной речи – это фигура, по структуре напоминающая предложения с прямой и косвенной речью. Говорящий вводит в свою речь речь других лиц, в том числе и собеседников.

Чтобы оживить общение, показать, что принимает во внимание уровень знания учащихся о предмете речи, отношение к нему, их затруднения, сомнения или, напротив, излишнюю уверенность, учитель вводит в свое объяснение речь учащихся, которую они вполне могли бы произнести, слушая объяснения учителя. Благодаря такому приему у учеников повышается мотивация слушания, так как они оказываются “уличенными”. Лучше воспринимается то, что является ответом на вопрос. Введение вымышленной речи актуализирует эти вопросы. Активно используется этот прием в научно-популярной литературе:

Подумаешь, - можете сказать вы, - найти для звука какой-то значок! Что тут так долго думать?”

А вот пример использования учителем этого приема на уроке по теме “Антонимы”.

Обратимся к самому термину “антонимы”. Вы наверняка скажете: Да, этот термин нам что-то напоминает! Что-то похожее мы уже встречали!”

Ссылка на авторитетное мнение (цитирование, изложение чьего-либо мнения) позволяет учителю подкрепить свою позицию, подтвердить значимость предмета речи, создать эмоциональный фон общения.

В объяснительной речи учителя ссылка на авторитетное мнение служит и для расширения кругозора учащихся по изучаемой теме, установления межпредметных связей. Как правило, в качестве цитат (или их воспроизведение не в полной мере) учитель выбирает выразительные, образные, хорошо запоминающиеся высказывания, которые имеют непосредственное отношение к изучаемому на уроке и помогают настроить учащихся на восприятие (если цитация используется вначале) и осознанию отдельных существенных моментов (если в ходе объяснения).

Пример речи учителя на уроке изучения причастия.

Смотрите, вид - совершенный, несовершенный, время – прошедшее, настоящее – это ведь признаки глагола, а изменение по родам и падежам свойственно именам прилагательным. Еще Михаил Васильевич Ломоносов говорил: “ Причастие соединяет глагола и прилагательного силу” (урок по теме “Причастие”).

Изречение известного ученого, смысл которого передан учителем, позволяет учителю кратко и выразительно подытожить сказанное о причастии.

Повтор – риторическая фигура, состоящая в повторении отдельного отрезка речи с целью его выделения и, следовательно, наилучшего запоминания. Повтор – фигура преимущественно устной речи. Повторяются, как правило, наиболее значимые – ключевые – слова, словосочетания, предложения.

Выделяют несколько разновидностей повторов. Повтор как воспроизведение речевого отрезка в том же виде, в каком он был произнесен первоначально, например:

Понятно, что такое прямая речь? Понятно, что такое прямая речь? Прямая речь – это слова, принадлежащие какому-нибудь лицу и передаваемые от его имени, какому-нибудь лицу и передаваемые от его имени” (урок на тему “Прямая речь”).

Повтор-актуализатор – воспроизведение речевого отрезка в той же лексико-синтаксической форме, но иной – более яркой – интонационной модуляции. Выделение с помощью повтора-актуализатора способствует акцентированию внимания на важном:

Грамматическая основа предложения может состоять из одного слова, но не всегда при этом предложение может быть не полным. Не всегда” (урок на тему “Неполные предложения”).

Стараясь акцентировать внимание, учитель повторяет не всегда с большой громкостью, выделяя с обеих сторон паузами.

Повтор-модулятор – воспроизведения речевого отрезка в видоизмененной лексико-синтаксической и интонационной форме. Приведенные ниже примеры иллюстрируют, как в повторяемых речевых отрезках изменяется порядок слов, некоторые слова заменяются синонимическими, изменяется интонационное оформление:

Итак, когда мы передаем чужую речь приблизительно, только смысл чужой речи передаем, мы говорим, что мы пользуемся речью косвенной, косвенной речью пользуемся” (урок по теме “Прямая речь”).

у имени существительного род – морфологический признак постоянный, а у прилагательного – непостоянный. У имени существительного по-сто-янный” (урок по теме “Имя существительное как часть речи”).

Сделать процесс усвоения знаний не только доступным, но и интересным, увлекательным, помогают такие приемы популяризации, как метафора, олицетворение, сравнение, аналогия. Они влияют на содержательную сторону объяснительной речи.

Метафора – это троп, основанный на переносе свойств и признаков одного предмета на другой по принципу сходства или контраста.

Прекрасные образцы метафоричности учебного языка дают тексты научно-популярной литературы.

В научно-популярной литературе лингвистического характера уже закрепились определенные метафоры: “Этимология знает о том, как из корней вырастают кусты и даже целые заросли слов” (Граник Г. Г., Бондаренко С. М., Концевая Л. А. Секреты орфографии.- М.: Просвещение, 1991.- С.122).

Появлению такой метафоры способствует многозначное слово “корень”. Употребление такой метафоры в сочетании с олицетворением (“этимология знает”) послужило созданию образной картины.

В примере: ”Давайте запомним правило ”хорошего пунктуационного поведения”: “не проморгай синтаксического “карлика” и “не разрезайте “великана”!” (Граник Г. Г., Бондаренко С. М. Секреты пунктуации. – М.: Просвещение, 1987.- С. 76) - употребляется целая цепочка метафор. Под синтаксическим “карликом” понимается коротенькое предложение, состоящее из 2-3 слов, но оно сложное. Поэтому важно “не проморгать” его и поставить нужный знак препинания. А с другой стороны, необходимо удержаться от постановки ненужных знаков препинания в распространенном простом предложении (в “великане”) и “не разрезать” его “тело” запятыми.

Метафора стимулирует творческое восприятие. Введение новых терминов, объяснение абстрактных понятий часто сопровождается привлечением метафоры: учитель обращается к языковым средствам других сфер общения, к впечатлениям обыденной жизни.

Звуки – невидимки, их мы не видим, а только слышим. Когда мы их можем увидеть? Когда они надевают одежду и превращаются в буквы” (урок на тему “Звук и буква”).

Из каких же кирпичиков строится наша речь? Слова – главные работники в языке. У каждого слова своя работа” (урок на тему “Предложение”).

Олицетворение – троп, состоящий в приписывании неодушевленным предметам признаков и свойств живых существ.

Языковые явления и понятия, образуя систему, находятся в определенной иерархической зависимости, обладают определенными функциями. Чтобы донести все до сознания школьника, необходимо приблизить эти отношения и закономерности к уровню учащихся, наделив абстрактные понятия признаками живых существ.

Использование приема олицетворения при объяснении явления чередования звуков в русском языке:

Некоторые звуки речи капризны. Они не любят, когда слово изменяют, и поэтому демонстративно покидают его. Например, сон – сна. Какой звук исчез из слова?” (урок по теме “Чередование звуков в слове”).

Учитель часто использует олицетворения со смысловым компонентом “выполнять работу”. Разные языковые понятия ведут себя как рабочие, в том числе и строительные рабочие. Вот примеры таких олицетворений:

Есть в алфавите еще одна буква – “Ъ”. Ее называют твердый знак. Какую же работу она выполняет?”

Большую строительную работу выполняют в словах суффиксы”.

Метафоричность изложения учебного материала достигается за счет использования фразеологизмов в силу их переносного значения, например:

Не следует путать мягкий знак и твердый знак. Они играют разные роли. Мягкий знак служит для обозначения на письме мягкости согласного, а твердый знак указывает на звук [й], который следует за твердым согласным” (урок по теме “Обозначение мягкости на письме”).

Не ограничивайтесь только союзом или союзным словом при определении вида придаточной части – это вас может ввести в заблуждение. Я видел, что разговор принимает нежелательный оборот – придаточнаЯ изъяснительнаЯ, союз что. Дом, что стоял рядом, напоминал заброшенный сарай – придаточнаЯ определительнаЯ, союз тот же – что” (урок по теме “Виды придаточных”).

Фразеологизмы – средство создания экспрессивности в речи учителя, средство создания разговорной тональности объяснения.

Образность речи педагога, словесную наглядность, а следовательно, и популярность изложения учебного материала создают сравнения. Этот речевой прием учитель использует довольно часто. Трудно вообще представить себе объяснение чего-либо без сравнения. Как известно, сравнение – троп, состоящий в уподоблении одного предмета другому на основании общего у них признака. Сравнение может выражаться разными языковыми средствами, довольно частым в речи учителя является оборот со сравнительным союзом как, подобно. Например:

Слова, как и люди, отличаются друг от друга своим характером, поведением. И среди них есть такие, которые полностью противоположны. Это слова – антонимы” (урок по теме “Антонимы”).

Такое сравнение приближает признаки системных отношений в лексике к отношениям между людьми, тем самым делает их более зримыми и понятными.

Учительница в своей объяснительной речи сравнивает ударение с биением сердца:

Ребята, ударение подобно биению сердца…

Как равномерные удары сердца свидетельствуют о хорошем функционировании человеческого организма, так и ударение имеет большое значение для всего русского языка, оно делает его таким певучим и музыкальным. в некоторых случаях помогает различить слова” (урок на тему “Слог. Ударные и безударные гласные”).

Аналогия – это речевой прием (своеобразная риторическая фигура), основанная на соотнесении наглядных примеров с научным понятием, как известно, абстрактным и не всегда понятным и доступным.

Аналогия – это создание словесно-образной наглядности, основу которой составляет какая-то картина, эпизод, факт, событие из пережитого детьми жизненного опыта. Конкретная картина – ключ к пониманию учебного материала. Понимание обеспечивается и тем, что благодаря этому приему новые знания органично структурируются в сознании школьника, создавая единую картину мира. Использование аналогии – свидетельство заботы ритора об адресате, маркер диалогового по сути общения. В результате угадывания в незнакомом знакомого у слушателя создается впечатление “открытия”,

сотворчества в процессе познания”.

Объяснение с привлечением аналогии развертывается как два микротекста: первый – с опорой на образ, хорошо знакомую картину (это и есть аналогия), второй – суть изучаемого явления:

Речевые средства перехода


вот так и

точно так и

образ { так же и } научное явление

подобно этому

аналогично этому


Аналогии способны проникать в самую суть речевой функции лингвистического явления:

Как много самых разных букетов цветов окружает нас! Одни хороши на рояле, а другие – на дачном подоконнике. Синонимы как букетов цветов: один из них хорош в разговорной речи, другой более уместен в книжной”, - к такой аналогии прибегла учительница, чтобы объяснить предназначение синонимов в языке.” [1, С.274]

Незаменимы аналогии при раскрытии закономерностей научных явлений, разъяснении функциональной разницы между понятиями.

Учительница, желая разъяснить первоклассникам разницу между словом и предложением, использует такую аналогию:

Если взять одну бусинку, то ее можно зажать в кулаке, можно положить на ладошку и рассматривать, но вот надеть для украшения можно только ожерелье из бусинок – бусы. С похожим явлением мы встречаемся в языке. Одно слово само по себе не выражает какую-то мысль. Но если несколько слов объединить по смыслу, то получится предложение. Предложение выражает законченную мысль, с его помощью можно эту мысль сообщить или обратится с помощью предложения с вопросом и получить ответ”.

В качестве аналогии могут использоваться уже знакомые детям языковые категории, например: именительный падеж и косвенные падежи – для более полного усвоения разницы между прямой и косвенной речью:

Мы с вами недавно встречались со словом “косвенный”. Один именительный падеж называет слово прямо, а о

стальные падежи косвенные – это не начальная форма слова, а косвенной ее называют. Так и чужую речь мы можем передать косвенно, и называется она в таком случае косвенной речью” (урок на тему “Прямая речь”).

Изобретая аналогии, учитель проявляет свое индивидуальное видение предмета. Создавая словесный образ, он прибегает к явлениям из области других наук, искусства, окружающей действительности.

Особый вид метафоризации учебной информации – это использование текста-метафоры. В качестве такового выступает лингвистическая сказка. Лингвистическая сказка – речевой жанр, представляющий “своеобразный “симбиоз” поэзии и науки, эмоционального и рационального, созданный с целью воспитывающего обучения ” (Риторика. 9класс. Методические рекомендации / Под ред. Т. А. Ладыженской. – М., 1999. - С. 128 ).

В такой сказке термины очеловечены: они живут в сказочной стране и являются участниками сказочных событий – дружат, спорят, враждуют, принимают решения и т. п. Лингвистическая сказка отличается сказочным зачином, сказочным действием – одним словом, она строится по законам жанра сказки и потому легко вводит новый учебный материал.

“Вот какую сказку, сочиненную самой учительницей, мы услышали на уроке русского языка при знакомстве детей с понятием “синонимы”.

За морями, за лесами, за высокими горами в стране принцессы Лексики, в городе слов, жили добрые жители: существительные, глаголы и много других слов. Жили они, не тужили. В будние дни работали на фабрике: составляли предложения, тексты, издавали книги, газеты. А в выходные

всегда ходили в гости к своим друзьям. Однако были слова, у которых не было друзей, жили они одиноко и весь выходной день проводили дома, сидя у окна и глядя на чужое веселье.

С виду они были разные. Но у них были общие интересы, и им нравилось одно и то же. Они часто видели друг друга, но познакомиться боялись.

Узнала принцесса Лексика, что много несчастных, одиноких слов в ее стране, и приказала им всем явиться во дворец.

В назначенный день и час собралось много слов на площади перед дворцом. Вышла к ним принцесса и сказала: “Отныне повелеваю всем словам с близким значением жить в дружбе и согласии. Пусть они помогают друг другу и называются синонимами”.

Обрадовались слова, стали искать себе пару. И вот уже идут, держась за руки, Актер и Артист, Ученик и Школьник. А как вы думаете, правильно ли эти слова подобрали себе пару?” ” [1. С.276]

Перечисленные приемы популяции представим в таблице:







ПРИЕМ ПОПУЛЯЦИИ


лексические средства синтаксические

словесной образности средства



фразеологизмы риторические фигуры


риторический вопрос

тропы риторическое восклицание

метафора введение вымышленной речи

олицетворение повтор

сравнение цитация

аналогия










Список использованной литературы.



К теме “Имя существительное”:


Валгина Н.С., Розенталь Д.Е., Фомина М.И.

Современный русский язык: Учебник для вузов / Под ред. Н.С. Волгиной – 6-е изд. перераб. и доп. – М.: Логос, 2002–528с.


Валгина Н.С., Светлышева Н.В.

Русский язык. Орфография и пунктуация. Правила и упражнения – 2-е изд. испр. – М.: Неолит. Большая медведица, 2002-416с.


Введенская Л. А., Колесников Н.П.

От собственных имен к нарицательным: Книга для учащихся ст. классов сред. шк. – 2-е изд. исправ. и доп. – М.: Просвещение, 1989 – 143с., илл.


Войлова К.А.

Сдаем экзамены по русскому языку: Рекомендации поступающим

в вузы / К.А. Войлова, В.В. Паршина, В.В. Тихонова – М.: Высш. шк., 1996 – 95с.


Гейне Генрих

Стихотворения. Поэмы: Пер. с нем./ Сост. И. М. Солодуниной; Вступ. ст.

А. Дейча; Коммент. А. Дмитриева; Ил. и оформ. А. Озеровой, А. Яковлева – М.: Правда, 1974 – 480с.


Русская грамматика. В 2т / Н.Д. Арутюнова, А.В. Бондарко, В.В. В.В. Иванов и др.; Под ред. Н.Ю. Шведовой, Академия Наук СССР, Институт Русского языка. – М.: Из-во Наука, 1980

Т 1: Фонетика, Фонология, Ударение, Интонация, Словообразование, Морфология – 784с.


Современный русский язык: Учебник / В.А. Белошапкова, Е.А. Земская, И.Г. Милославский, М.В. Панов; Под ред. В.А. Белошапковой – М.: Высш. шк., 1981 – 560с.


Тютчев Ф.И.

Полное собрание стихотворений. / Вст. ст. Н.Я. Берковского; Сост., подгот. Текста и примеч. А.А. Николаева – Л.: Сов. писатель, 1987-448с., 9 илл. – (Б-ка поэта. Большая серия)


К теме “Приёмы популяризации объяснительной речи учителя:”


Львов М.Р.

Основы теории речи: Учеб. Пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. – М.: Издательский центр “Академия”, 2002.-248с.


Педагогическая риторика: Учебное пособие. / Под. ред. Н.А. Ипполитовой. – М.: МПГУ кафедра риторики и культуры речи, 2001-387с.


Случайные файлы

Файл
predl.DOC
92749.rtf
59062.rtf
154719.rtf
71966-1.rtf