Защитная речь (186370)

Посмотреть архив целиком



Введение





Право обвиняемого на защиту, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, - один из основных принципов российского правосудия. Он не только предполагает процессуальную возможность для самого обвиняемого отстаивать свои права и интересы, но и обеспечивает ему возможность пользоваться помощью специально уполномоченного на это лица – адвоката.

Защита по уголовным делам – важный и ответственный вид общественно-политической деятельности, приобретающий все возрастающее значение.

Завершающим этапом деятельности адвоката-защитника в суде является произнесение им защитительной речи. Подводя итог судебному следствию, адвокат с позиции защиты анализирует собранные и проверенные в судебном заседании доказательства, обосновывающие невиновность подсудимого или его меньшую виновность по сравнению с той, которая ему инкриминируется.

В судебных прениях находит свое яркое выражение состязательное построение судебного разбирательства, одним из важнейших элементов которого на данном этапе является защитительная речь адвоката.







Изучение общих норм морали в применении к конкретной профессиональной деятельности людей образует так называемую профессиональную этику. В этом смысле можно говорить о судебной этике, равно как и о ее составной части – этике адвокатской.

Этические требования, предъявляемые к речи адвоката, высоки, сложны и многообразны. Каждое из таких требований столь настоятельно необходимо, что невыполнение любого из них лишает речь идейной и нравственной значимости.

Сложность и многогранность адвокатской деятельности в уголовном судопроизводстве определяет сложный и многогранный характер адвокатской этики, актуальность изучения которой не вызывает сомнений.

Адвокатская этика, значительная по объему и многогранная по содержанию, имеющая ряд присущих только ее особенностей часть судебной этики, разделяет судьбу последней: ее необходимость долгое время и весьма энергично отрицалась некоторыми учеными-юристами и практиками.

Наряду с общими задачами, едиными для всех участников судебного процесса, у каждого из них есть своя, только ему присущая функция. Для адвоката такой специальной функцией является защита обвиняемого.

Процессуальные гарантии личности – это не только частный интерес обвиняемого или потерпевшего, это одновременно обязательное условие нормального осуществления правосудия.

Неправильное понимание роли и задач адвоката нередко приводит к попыткам ограничения прав и реальных возможностей защиты.

В Уголовном кодексе РФ говорится об обязанности защитника использовать все законные средства и способы защиты обвиняемого. Защищая подсудимого, защитник тем самым помогает суду вынести обоснованный и справедливый приговор.

Чтобы речь отвечала нравственным требованиям, в ней должна быть дана верная фактическая, правовая и общественная оценка дела.

Задачи, решаемые судебными прениями, и предопределяют содержание речи. Каждая из задач должна, естественно, выполняться не только профессионально умело, но и в соответствии с нравственными требованиями.

Наиболее сложным, если говорить в плане нравственном, является вопрос о том, что следует понимать под верной оценкой фактических обстоятельств дела.

Н.Н.Полянский по этому поводу сказал: «Может ли адвокат использовать для защиты доказательства: а) заведомо для него не достоверные, б) достоверность которых для него сомнительна? В первом случае – не может, во втором – может. Он обязан представить все доводы, говорящие в пользу достоверности, как бы он сам ни сомневался в их достоверности, ибо суд вправе ожидать от участников процесса, что они представят ему доказательства, адвокат свои соображения, нужные для всесторонней оценки обстоятельств дела».

Правдивость перед судом – безусловное требование, которое должно быть предъявлено защитнику. Он ни при каких условиях не может и не должен говорить неправду, прибегать в целях защиты ко лжи. Однако в понятие правдивости защитника вкладывается иногда такое содержание, которое игнорирует специфику его деятельности и затрудняет осуществление защиты. Правдивость, обязательная для защитника, - это изложение всех фактов дела с позиции беспристрастного докладчика. Такая объективность находилась бы в противоречии с односторонностью функции защиты. Правдивость защитника – это, прежде всего добросовестное изложение собранных по делу фактов, безупречная точность ссылок на материалы дела. Требование правдивости исключает возможность использования тех имеющихся в деле доказательств, недостоверность, ложность которых защитнику заведомо известны (подложных документов, заведомо для него ложных показаний свидетелей). Защитник не вправе также пользоваться в целях защиты данными дела, противоречащими бесспорно известным ему фактам. Например, зная о том, что подсудимый имеет судимость, защитник не должен злоупотреблять этим пробелом расследования и ссылаться на безукоризненное прошлое обвиняемого, отсутствие у него судимости.

От изложения фактов необходимо отличать их истолкование, здесь защитник располагает большей свободой. Но и эта свобода не безгранична. Защита при любом субъективном истолковании фактов и освещении событий должна оставаться на почве реальной действительности, быть идейно-выдержанной, логически и психологически убедительной.

Защитник в уголовном процессе по характеру и роду своей деятельности вступает в отношения с весьма широким кругом людей, занимающих различное положение в обществе: с судьями, с работниками органов предварительного следствия, с прокурором, с подсудимым – своим подзащитным и другими подсудимыми – участниками группового уголовного процесса, с потерпевшими по делу и свидетелями, со специалистами, экспертами, со своими коллегами по профессиональной деятельности. Столь сложный и многообразный круг отношений требует строгого соблюдения этических правил, образующих в своей совокупности то, что можно объединить в единое понятие адвокатской этики.

Процессуальный спор между обвинением и защитой идет на протяжении всего судебного разбирательства: он проявляется в исследовании доказательств под различным углом зрения, в заявлении ходатайств, направленных на подкрепление позиции каждого из участников процесса, и т.д. В судебных прениях при произнесении обвинительной и защитительной речей этот спор получает свое полное и открытое выражение: в этой стадии процесса окончательно определяются и аргументируются точки зрения, суду предъявляются противостоящие одна другой позиции обвинения и защиты.

В защитительной речи завершается работа, которую адвокат проводил в стадии судебного, а иногда и предварительного следствия, является логическим итогом, естественно возникающим выводом из него.

В тех случаях, когда дело слушается с участием защиты, но без участия прокурора, речь защитника непосредственно примыкает к судебному следствию. Защитник подвергает критическому анализу на основе данных дела, проверенных в судебном заседании, концепцию обвинения, сформулированную в обвинительном заключении. Когда в процессе наряду с защитником выступает представитель государственного обвинения, защитнику приходится в своей речи не только анализировать версию обвинения в том виде, как она изложена в обвинительном заключении, но и подвергать критическому рассмотрению соображения и доводы.

Деятельность суда и участников процесса – прокурора и защитника – направлены к единой цели – установлению истины по делу. Непосредственное установление истины лежит на обязанности суда, составляет самую сущность его деятельности. Участники процесса – прокурор, защитник и другие предусмотренные законом лица – содействуют в этом суду, выполняя присущую каждому из них процессуальную функцию.

Непосредственное установление истины не входит в обязанности защитника. Формула закона о всестороннем полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности применима к защитнику лишь с учетом своеобразия его процессуальной функции – оказание юридической помощи обвиняемому.

Адвокат, защищая подсудимого, может лишь представлять суду доказательства и излагать доводы, благоприятные для его подзащитного; он ни при каких условиях не может способствовать его обвинению или отягчению его участи. Однако это не освобождает защитника от обязанности всесторонне и полно исследовать доказательства. Он должен это делать не для того, чтобы бесстрастно и объективно доложить о них суду, для того, чтобы найти и использовать в интересах обвиняемого благоприятные для него факты и вместе с тем объяснить с точки зрения защиты неблагоприятные факты и вместе с тем объяснить с точки зрения защиты неблагоприятные для подсудимого обстоятельства.

Двойное значение защитительной речи представляет одну из важнейших особенностей, отличающих ее от других видов ораторского искусства. У судебного оратора – две аудитории: основная – состав суда, также не отличающийся однородностью, так как юридическая квалификация и судебный опыт, а нередко и культурный уровень профессионального судьи и народных заседателей различны. Но кроме этой, основной, у судебного оратора есть еще другая аудитория – сидящая в зале заседания публика. Оратор не обращается непосредственно к ней, но он все время должен учитывать ее присутствие. Это создает дополнительные трудности: он должен говорить так, чтобы его речь была интересна и убедительна как для опытного профессионального судья, так и для менее искушенных в юридических тонкостях народных заседателей, а также доступна для всех присутствующих.


Случайные файлы

Файл
102285.rtf
CBRR4398.DOC
LITER.DOC
175261.rtf
55121.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.