Государственно-правовое учение Аристотеля (77730-1)

Посмотреть архив целиком

Государственно-правовое учение Аристотеля

Реферат по риторике студентки 1-й курс, гр.2 Ковальчук М.А.

Российский центр гуманитарного образования

Москва, 1997г.

Аристотель - знаменитый древне-греческий философ (род. в 384 г. до Р.-Х., ум. в 322 г.) сочинения которого затрагивают все области бытия и познания, в том числе и нравственность, политику, право, и мысль которого оказала сильнейшее влияние на все дальнейшее развитие научных и философских идей. Сын врача и естествоиспытателя Никомаха, он происходит из г. Стагирры в Халкиде, в течение ряда лет является учеником Платона в Афинах, затем воспитателем царя Александра Македонского, потом главой Афинской философской школы перипатетиков. Аристотель оставил после себя не менее 400 сочинений, по большей части до нас не дошедших - по логике, физике, анатомии, психологии, философии, этике, политике. Из сочинений Аристотель на общественно-политические темы ложны быть указаны: 1) “Этика”, объединяющая три сочинения, из коих наиболее важна так наз. “Этика Накомаха”, 2) “Политика” - в 8 книгах, 3) “Политии” - собрание конституций и сводов законов древности, 4) “Экономика” - сочинение, лишь приписываемое Аристотель Общественные моменты затрагиваются Аристотель также в его работах по риторике и по этике.

На всей философии Аристотель лежит отпечаток современных ему общественных отношений, реалистической эпохи древне-афинского общества, достигающей в IV в. своего расцвета. Если для его проникнутого идеалами учителя, Платона, реальный мир являлся лишь отображением мира идеального, высших совершенных образцов, идей, то Аристотель низводит уже эти аристократические образцы в действительность и превращает их в формы, определяющие собою как строение, так и цели развития материи. Материя для Аристотель лишь возможность (...), по отношению к которой форма проявляет себя, как деятельное начало (...), движущее и обусловливающее материю и в этой своей деятельности осуществляющееся в качестве формы. Здесь уже отчетливо сказался индивидуализм торгово-капиталистического общества, выдвигающий роль сознательной личности в противоположность бессознательной деятельности масс и видящий в экономическом процессе не необходимо-обусловленную, но свободно и целесообразно направленную деятельность. Равным образом и на работах Аристотель в области логики и естествознания сказались уже новые потребности общественной эпохи, направленные на правильное познание действительного мира, в целях овладения этим миром. Поэтому. в противовес принципу относительности нашего мышления, выдвигавшемуся на более ранней исторической ступени софистами. этими первыми идеологическими представителями эпохи товарного обмена, Аристотель устанавливает правила логического мышления и т. н. законы формальной логики, выражающие уже тенденцию общества к устойчивости и знаменующие закрепление происшедшей буржуазной революции.

Но древне-греческий торговый капитализм отличается своими специфическими особенностями: он развивается в обществе, покоящемся на рабском труде. В таких общественных условиях невозможно полное и цельное развитие той товарно-меновой идеологии, которая, с одной стороны, ведет к товарному фетишизму, а с другой - обусловливает собой развитие “философии права”, юридических понятий равенства, справедливости и т. д. Отношение “формы” к “материи” у Аристотеля, несмотря на некоторые новые индивидуалистические черты, все же еще слишком напоминает отношение господина к рабу. Аристотель, как это отмечает Маркс, делая первые попытки анализа основной экономической формы менового общества - формы стоимости - и понимая, что “обмен не может иметь места без равенства, а равенство без соизмеримости”, тем не менее останавливается в затруднении, т. к. “в действительности невозможно, чтобы столь разнородные вещи были соизмеримы”. В таком приравнивании он видит нечто чуждое природе вещей, “искусственный прием”, т. к. он не понимает того, что в форме стоимости в товарном обществе находят себе единственно возможное выражение все виды человеческого труда, как равнозначного труда: понятие такого экономического, а стало быть, и юридического равенства не может зародиться в античном обществе, основанном на неравенстве людей и их рабочих сил. Поэтому у Аристотеля “равенство” ограничивается узким кругом лиц и остается привилегией господствующих классов.

Этой двойственностью и противоречием в самой экономический структуре современного ему общества объясняется и двойственная позиция Аристотеля по отношению к потребностям и воззрениям торгово-капиталистической эпохи, косвенным выразителем которых он явился. В своих общественно-политических идеалах, идя навстречу демократическим устремлениям новых общественных классов, он вместе с тем отдает должное и существующим привилегиям высших классов и традициям старого “ойкосного” домохозяйства. Скотоводство, земледелие, рыболовство, охоту, наконец, мелкую торговлю он ставит гораздо выше денежной спекуляции и ростовщичества. Его позиция поэтому зачастую наиболее приближается к чаяниям средней и мелкой буржуазии, которая уже стоит на точке зрения товарного обмена, но сама испытывает эксплуатацию со стороны ростовщического и спекулятивного капитала. Товарный обмен ради приобретения необходимых жизненных благ, не создаваемых в собственном домохозяйстве, - но не ради безграничного обогащения. Это выражается в его противопоставлении “хремастике”, искусству безграничного роста богатств и собственности источником которого является денежное обращение, - “экономики”, т. е. домохозяйства и товарной торговли, как “естественного” способа приобретения полезных благ, “идущей в деньгах нечто отличное от них”. Равным образом Аристотель считает. что “ростовщичество справедливо ненавидимо всеми, ибо здесь сами деньги являются источником приобретения и не употребляются для того, для чего они были изобретены”. А “ведь они возникли для товарного обмена”, так что “из всех отраслей приобретения это наиболее противные природе”. В качестве высшей этической добродетели им выдвигается идеал средних классов: “мера”, умеренность, золотая середина.

На ряду с этим мы находим в “Этике” и “Политике” Аристотеля оправдание и обоснование необходимости современного ему рабского труда. Он исходит из представления, что всякое существо, способное лишь к физическому труду, может служить предметом правомерного владения со стороны существа, способного к труду духовному, и что в таком их соединении осуществляется общественный интерес. “В целях взаимного самосохранения необходимо объединяться попарно существу, в силу своей природы властвующему, и существу, в силу своей природы подвластному. Первое, благодаря своим интеллектуальным свойствам, способно к предвидению, и потому оно уже по природе своей - существо властвующее и господствующее, второе, т. к. оно способно лишь своими физическими силами исполнять полученные указания, по природе своей - существо подвластное и рабствующее. В этом отношении между господином и рабом в их взаимном объединении руководит общность интересов” (“Политика” I. 1, 4).

Частная собственность, уже закрепившаяся вместе с обменом, часто говорит о себе устами Аристотеля: “трудно выразить словами, сколько наслаждения в сознании того, что нечто тебе принадлежит!” Он склонен оспаривать идеалы платоновского «феодально-кастового коммунизма»: “Собственность должна быть общей в относительном смысле, в абсолютном она должна быть частной”. (“Политика” II. 2 4), т. к. при общей собственности ей будет уделяться “меньше забот”; наиболее допустимым он считает, “чтобы собственность была полной, эксплуатация ее общей”. Однако, право собственности как вообще и все виды права, мыслятся им еще как привилегии, связанные с отношениями господства. Так, собственность для него - “часть семейной организации”, а рабы составляют “одушевленную ее часть”. Вообще, насилие, согласно Аристотелю, не противоречит праву, ибо “всякое превосходство всегда заключает в себе и переизбыток какого-либо блага”. “Полного равенства и полного неравенства нет между отдельными лицами, равными или неравными между собою только в чем-нибудь одном” (“Политика” III, 7, 7). Поэтому в своей “Этике” а. различает два вида права или “политической справедливости”, применяемые в различных взаимоотношениях: справедливость “оборотную” или “меновую”, которая “имеет место между людьми, принадлежащими к одному обществу..., между лицами свободными и равными”, и справедливость “распределительную”, которая воздает каждому сообразно его достоинствам: большему - больше и меньшему - меньше, сказывающуюся и в политических взаимоотношениях общественных классов. На ряду с таким представлением Аристотель выдвигает уже столь характерную для всех ранних эпох буржуазного общества идею “естественного права”, которая “всюду имеет единое значение и не зависит от применения его или нарушения”: эту особую “политическую справедливость” он отличает от “условной” справедливости, могущей иметь месть в отдельных случаях в законодательстве.

В тесной связи с этими воззрениями стоит и учение Аристотеля о государстве и его формах, которые совпадают у Аристотель с общественными формами. Согласно Аристотелю, “государство - продукт естественного развития и... человек, по природе своей - существо политическое (“Пол.” 91). Низшей формой человеческого общения является семья, экономически представляющая единое домохозяйство. Семейные отношения мыслятся Аристотелем так же, как отношения господства, как привилегия отца по отношению к детям, которых он, однако, обязан воспитывать, и как авторитет мужа по отношению к жене, которая все же рассматривается, как свободная личность; здесь также сказалась вышеуказанная двойственность правового воззрения. Совокупность семей образует селение, затем следует наивысшая и возводимая А в общественный идеал ступень современной ему древнегреческой общественной организации - государство-город (...). Поэтому, говоря о человеке, как самой природой созданном политическом существе, а., как указывает Маркс, имеет в виду лишь свободного гражданина греческой городской общины. “Государством мы и называем совокупность таких граждан, совокупность, достаточную, вообще говоря, для самодовлеющего существования”. Политически полноправными гражданами поэтому, по Аристотелю, являются далеко не все подданные государства, но лишь лица, способные к политической жизни, благодаря своему благосостоянию и духовным качествам - лишь гражданам принадлежит земля. Гражданин - “тот, кто участвует в совете и в суде”. Отсюда следует, что гражданами не могут быть лица. занимающиеся физическим и, вообще, производительным трудом, так как им свойственны “низкий образ жизни и низкий образ мыслей”. Основная задача политического объединения - бодрствовать над охраной имущественных интересов отдельных граждан. Поэтому Аристотель оспаривает Платонову теорию государств, как высшего идеального единства, коему посвящаются все виды собственности граждан, которое вводит общность цен и т. п.; напротив того, в государстве он видит разнородное множество составных частей, интересов составляющих его классов и групп: земледельцев, ремесленников, торговцев, наемных рабочих, военных и “служащих государству своим имуществом”, затем должностных лиц и судей. Такое разделение труда представляется Аристотелю не результатом исторического процесса, но следствием “естественных влечений” и способностей людей. В зависимости, поэтому, от характера и потребностей народов находятся и государственные конституции, в которых Аристотель различает 3 постоянных типа: власть принадлежит или одному, или немногим, или многим. Эти три формы могут осуществляться в идеальном виде, как “монархия”, “аристократия” и “политика”, или находить в себе искаженную историческую реализацию, становясь тогда “тиранией”, “олигархией” и “демократией”. Рассуждая о том, какая из этих форм является в абстракции наиболее совершенной, Аристотель считает несправедливым, чтобы власть принадлежала большинству, ибо “они начнут делить между собой состояние богаты” и “что же тогда подойдет под понятие крайней несправедливости? (“Пол.” III, 6, 1). Несправедливо, однако, чтобы власть принадлежала и одному, - поэтому аристократическая республика оказывается идеальной формой правления. Практически, однако, приходится считаться с различными историческими условиями, классовыми взаимоотношениями - в некоторых случаях наделять гражданскими правами и ремесленников, и наемных поденщиков. Поэтому практически наиболее приемлемой чаще всего оказывается “средняя форма государственного строя”, т. к. только она не ведет к “партийной борьбе”. Это умеренная демократия.


Случайные файлы

Файл
38087.rtf
10561-1.rtf
99455.rtf
22820-1.rtf
55105.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.