Институт давностного владения и добросовестного приобретения: проблема соотношения (догматический анализ вопроса) (77510-1)

Посмотреть архив целиком

Институт давностного владения и добросовестного приобретения: проблема соотношения (догматический анализ вопроса)

Ю.А. Тарасенко, кандидат юридических наук

Приступая к освещению данного вопроса, отметим, что институт давностного владения, а равно и добросовестного приобретения относится к числу наиболее исследуемых и разработанных [1] .

Разбирая те или иные проблемы, посвященные всевозможным аспектам давностного владения, подавляющее большинство авторов рассматривает категорию «добросовестного приобретения» как частный случай изучаемого явления, как одно из возможных последствий приобретательной давности.

Между тем, догматический анализ указанных категорий позволяет сделать вывод о том, что институт приобретательной давности имеет совершенно самостоятельное значение, равно как и институт добросовестного приобретения - их правовая природа, имея ряд общих черт, тем не менее, совершенно отлична друг от друга.

С точки зрения прикладной юриспруденции такой вывод имеет определенные последствия, поэтому настоящая работа является приглашением к обсуждению.

Приобретательную давность как один из гражданско-правовых институтов доктрина рассматривает в широком и узком смысле. В широком смысле приобретательной давностью признается фактическое состояние владельца имущества в течение определенного периода времени, обеспечиваемое правовой защитой и влекущее при определенных обстоятельствах возникновение права собственности у владельца на вещь. В этом значении приобретательная давность, рассматриваемая не только как один из способов возникновения права собственности, но и как средство защиты владения, выходит далеко за рамки одного только приобретения собственности и играет более сложную и ответственную роль в регулировании имущественного оборота.

В узком смысле приобретательная давность выступает в качестве юридического факта (сложного фактического состава), приводящего к возникновению права собственности у владельца имущества.

В соответствии со статьей 234 ГК РФ «лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество».

Добросовестный приобретатель - это лицо, которое не знало и не могло знать о том, что получает имущество от лица, не имеющего права такое имущество отчуждать.

1. Для решения поставленной проблемы необходимо обратиться в первую очередь к анализу категории «добросовестность», имеющей ключевое значение для рассматриваемого института.

В литературе отмечалось, что в отечественном праве отсутствует легальное определение понятия «добросовестность» [2] .

Думается, что понятие «добросовестность» имея в своей сути определенное общее [3] , применительно к разным ситуациям и разным институтам, будет иметь отличное содержание.

Некоторые отличительные особенности этого понятия можно проследить на примере временного (темпорального) действия доброй совести.

Должна ли добросовестность наличествовать только в момент приобретения (поступление вещи в обладание лица), либо присутствовать в течение всего периода, установленного законодателем для давности владения?

В литературе по данной проблеме были высказаны следующие мнения:

К.И.Скловский считает, что добросовестность должна наличествовать только в момент завладения и последующее изменение обстоятельств не означает утраты лицом bona fides (лат. - добрая совесть).

В качестве аргументации автор приводит трудность обоснования непрерывной добросовестности в течение ряда лет, а также угрозу выбытия навсегда вещи из оборота [4] .

Другой автор, проф. А.П.Сергеев, также указывает, что в законе оставлен открытым вопрос, какое содержание следует вкладывать в понятие добросовестность владельца в случаях, когда речь идет о возможности приобретения им права собственности по давности владения.

На поставленный вопрос - требуется ли для признания владельца добросовестным, чтобы он на протяжении всего срока давности владения не знал и не должен был знать об отсутствии у него права собственности, проф. А.П.Сергеев дает отрицательный ответ.

Он пишет: «Такое требование было бы чрезмерным и, по существу, свело бы на нет действие института приобретательной давности» [5] .

Однако заметим, что законодатель никогда не рассматривал приобретательную давность (usucapio) в качестве распространенного и часто встречающегося способа приобретения права собственности. Скорее наоборот, usucapio по своей сути рассчитан именно на те немногочисленные ситуации, когда вещь попадает к лицу, не являющемуся собственником и нет возможности в течении определенного периода установить действительного собственника [6] .

Чтобы исключить полную неопределенность, связанную с принадлежностью таких вещей, законом установлен определенный срок который, с одной стороны, призван побудить собственника предпринять меры по установлению судьбы своего имущества, а, с другой - давностному владельцу вещи от посягательств третьих лиц, по его истечении предоставить полноценное право добросовестному обладателю [7] .

Как представляется, исходя из смысла п.1 статьи 234 ГК РФ качество добросовестности должно охватывать весь период давностного владения. На это указывает сама формулировка статьи - лицо, владеющее добросовестно, открыто и непрерывно в течение пятнадцати или пяти лет (разнарядка моя - Ю.Т.).

Подобный вывод вытекает из анализа современного института давностного владения, закрепленного в статье 234 ГК РФ, а кроме того, имеет и исторические предпосылки. Так, ряд дореволюционных цивилистов отмечал, в частности, что не смотря на достаточность bona fides только на момент приобретения в римском праве [8] , (при рецепции последнего) каноническое право Европы исходило из необходимости сохранения добросовестности в течении всего срока владения (выделено мной - Ю.Т.) [9] .

Необходимость наличия доброй совести в течение всего периода владения подтверждается и нормами о приобретении права собственности на находку, клад и т.п.

Нормы о кладе, находке являются специальными по отношению к приобретению по давности. Таким образом, если есть возможность приобрести вещь в качестве находки, то, при соблюдении предусмотренных нормой о находке условий владелец становиться собственником. В этом случае, нет необходимости приобретать в силу давности. М.Г.Масевич также это отмечает [10] .

Отсюда следует вывод - нашедший вещь также должен быть добросовестным, т.е. не знать о том, кто собственник этой вещи. Если нашедший в течении срока, установленного статьей о находке узнает, кто собственник, это автоматически лишит его возможности получить право собственности на вещь по соответствующему основанию.

Это еще раз подтверждает, что свойство добросовестности должно быть неопровергнутым на протяжении всего периода владения.

Иное требование к добросовестному приобретателю. Здесь добросовестность устанавливается на момент совершения приобретения - знало ли лицо или должно было знать о том, что приобретает вещь от неуправомоченного отчуждателя.

Последующее получение информации о действительном собственнике и факте неуправомоченности продавца на отчуждение, не меняет характер правового положения приобретателя. Его bona fides остается безупречной.

Следующий момент, нуждающийся в рассмотрении.

Каково положение давностного владельца в случае предъявления к нему иска собственника об истребовании имущества и как влияет предъявление иска на качество добросовестности?

В течение давностного срока владение должно соответствовать качествам добросовестности, открытости и непрерывности.

Если в отношении оценки открытости и непрерывности у исследователей, как правило, нет разногласий, то качество добросовестности, имея ключевое значение для рассматриваемого вопроса, в литературе оценивается неоднозначно.

В случае обращения требования собственника к владельцу в пределах 3-х летнего срока исковой давности, такое владение перестает быть добросовестным [11] , а вещь, соответственно, должна быть виндицирована.

Таким образом, «обессилив» статус владельца предъявлением виндикационного притязания, нет возможности продолжать считать такое владение давностным - отсутствует критерий добросовестности (т.е. когда фактический владелец не знает и не должен знать о действительном собственнике).

О возможности изменения правового состояния владельца обращалось внимание еще дореволюционными цивилистами. Так, проф. Е.В.Васьковский отмечал: «Если незаконный владелец сначала был добросовестным, а потом, узнав о неправости своего владения, стал недобросовестным (выделено мной. - Ю.Т.), то за первый период он отвечает по правилам о добросовестном владении, а за второй - по правилам о недобросовестном» [12] .

Может ли в этом случае, владелец сослаться на добросовестное приобретение?

Анализ понятия «приобретение» позволяет сделать вывод о возможности как широкой трактовки приобретения (при таком понимании приобретение может означать любое поступление имущества в сферу владения лица - как непосредственно переданное от кого-либо, так и самостоятельно полученное (найденное и т.п.), так и узкой (т.е. только переданное на возмездной или безвозмездной основе от третьих лиц).


Случайные файлы

Файл
33798.rtf
115687.rtf
103620.rtf
21203-1.rtf
23056.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.