Новые методы борьбы с преступностью (76955-1)

Посмотреть архив целиком

Новые методы борьбы с преступностью

Михаил Желтухин

Очень многое за последнее время делается в плане борьбы с преступностью. Увеличено число милиционеров - вон в Москве после взрывов их оказалось столько, что по одному можно поставить в каждый дом. Выделяют им и автотранспорт, и криминалистическую технику и компьютеры, а воз и ныне там: выйти на улицу вечером не каждый отважится, за криминальными сводками мы стали следить, как на ипподроме за забегом лошадей - сколько на сегодняшний день убийств? А сколько из них заказных? А сколько киллеров за вчерашний вечер убили по два, по три человека? Ужас!

Для радикального решения вопроса борьбы с преступностью на сегодняшний день требуются новые, неожиданные, нетрадиционные способы их решения. Нам представляется, что один из способов, инструментов в борьбе с преступностью - экономический. Это, конечно, не панацея, но его радикальное воздействие в настоящее время рыночных реформ и рублевых оценок всего и вся трудно переоценить. Взгляните сами.

Перед судом преступник, совершивший год назад разбой, скрывшийся от следствия, объявленный в розыск, пойманный и водворенный в следственный изолятор на казенные харчи, по его делу проведены две криминалистические экспертизы, вызваны десяток свидетелей на предварительное следствие, а затем и в суд. На “воронке” и под конвоем его возили в следственный изолятор и назад раз пять. Столько было необходимо для допросов, очных ставок, экспертиз и других следственных действий, чтобы изобличить преступника.

Позвольте неудобный вопрос: кто заплатил за его художества? За работу оперативников, которые его разыскали, участковых и патрульно-постовых милиционеров или гаишников, которые его задержали, за работу следователя, экспертов, конвойных, в том числе и за “воронок”, и за содержание до суда в тюрьме, за баланду, за надзирателя, за работу судьи, прокурора, заседателей, секретаря суда, за то, что были вызваны трижды и не работали десять свидетелей, за адвоката, предоставленного ему судом для защиты его законных прав, за машинистку, напечатавшую приговор, за содержание зданий суда, милиции, прокуратуры, тюрьмы и т. д. и т. п.? Вы думаете виновный? Нет, мы с вами, рядовые налогоплательщики и в том числе потерпевшие, судьи, прокуроры, но не осужденный. С него взятки гладки. А раз так, то ждите от него следующего преступления.

Или вот другая картинка. Папа - хозяин небедной фирмы и воспитанием его деток ему заниматься некогда, а мама занята собой настолько, что ей тоже не до них. А в это время сыночек с компанией занялся кражами и грабежами. Попался, но по малолетству, да из-за папиного кошелька тюрьма ему не светит: так, “ условно” и не более того.

Так вот, в первую очередь, оплатите-ка, папаша, те расходы, которые несет милиция суд, прокуратура, адвокатура, участвуя в воспитании вашего сыночка вместо вас. А еще, за надзор инспектора отдела по борьбе с преступностью среди несовершеннолетних в течение испытательного срока условного осуждения. Эта мера воздействия не только к богатеньким, но и всем прочим нерадивым родителям, призывающая их к ответственному отношению к исполнению своих родительских обязанностей.

Наше предложение - применять не только уже используемые меры борьбы с преступностью, но и экономическое воздействие. Совершил преступление - отвечай не только своей свободой, но и рублем, заработанным в колонии за причиненный обществу вред. Мы считаем необходимым принять такой закон о взыскании судебно-следственых расходов с осужденного по утвержденным Минюстом и МВД тарифам. Это позволит пополнить бюджет, что чрезвычайно актуально в наше время.

Например, за один год Автозаводским судом г. Тольятти, где работают 25 судей, рассмотрено с вынесением приговора 5200 уголовных дел, вынесено обвинительных приговоров 3950, в отношении 4500 лиц. Остальные прекращены, но в большинстве своем -по нереабилитирующим основаниям, т.е. в среднем один судья рассмотрел 200 уголовных дел. Всего в нашей стране около восьми тысяч судей первой инстанции. Если взыскать с каждого осужденного по минимальному размеру оплаты труда (200) рублей, то в итоге по стране в государственную казну поступит около 320 миллионов рублей. Это только то, что касается судей, такая же примерно цифра образуется от взыскания в пользу прокуроров, заседателей, секретарей и т.д., а всего это миллиарды и миллиарды так нужные экономике нашей страны, необходимые и для проведения судебной реформы. Но и главное-то, что таким образом с новой стороны будет наказано зло, и эта мера предотвратит в какой-то части преступность в будущем.

Возможно, взыскать не по минимальному размеру: некоторым это представляется слишком уж прямолинейно и незавуалировано. Тогда пойдём по иному пути. Совершая преступление, виновное лицо посягает не только на жизнь, здоровье или чужую собственность, но и на норму закона, установленного государством. Государство обязано защищать потерпевшего, расходуя на это деньги. Несправедливо эти расходы перекладывать с плеч виновного на общегосударственные расходы. Следовательно, в конце каждого уголовного дела должна быть справка бухгалтера о государственных расходах, понесённых по этому конкретному делу. Сюда войдёт реальная зарплата оперативников, следователей, экспертов, а судья и прокурор прикладывают свои, рассчитанные бухгалтером справки. Причём это не произвольные цифры, а основанные на процессуальных сроках суммы за время рассмотрения данного дела. За пределами процессуальных сроков, т.е. незаконно, с виновника не может быть взыскано. Контроль за этим - на прокуратуре и вышестоящем суде. Тогда приведенная в качестве примера цифра поступлений в бюджет увеличится, как минимум, вдвое.

Конечно, это должны быть конкретные размеры и ставки, установленные компетентными на то органами, чтобы избежать злоупотреблений и произвольного трактования в решении этой стороны дела. Кстати, ведь такой опыт есть, суды уже давно взыскивают по искам прокуроров расходы медицинских учреждений, направленные на лечение потерпевших от умышленных преступлений против здоровья.

Этот экономический стимул имеет и другое, совершенно конкретное, направление. А именно: улучшение работы суда, следствия. Ведь нельзя будет до бесконечности растягивать сроки предварительного расследования. Положено расследовать в два месяца - укладывайтесь, а за пределами этого срока - для преступника бесплатно, за счет милиции. Неправильно рассмотрел судья дело, и приговор отменили - пересмотр за счет суда. Это реальный рычаг повышения ответственности в работе суда, в удешевлении аппарата право-охранительных органов.

Этот шаг, предпринятый в масштабах страны, увеличит доходы, совершенно не ущемляя пенсионеров, работников бюджетной сферы и другие непричастные к совершению преступлений и незащищенные слои населения. Получаемые таким образом платежи очень реальны поскольку две трети осужденных приговариваются к наказаниям без лишения свободы, т.е. это граждане, работающие и получающие зарплату, на которую может быть обращено взыскание.

Конечно, это только идея. Она требует серьезной проработки, в которой и мы сочтем за честь принять участие в том случае, когда она вызовет интерес.

Полемика с А.Пушкиным (Министерство Юстиции России) 28.04.2001 г. № 05-18-3890-2001

На наш взгляд утверждение, что действующим российским уголовно-процессуальным законодательством в достаточной мере регулируется взыскание с осужденного расходов, понесенных при производстве по уголовному делу - всего лишь декларация, далёкая от прозы реальной жизни. Конечно, в контексте существующего комплекса правовых норм и взглядов такой подход привычен, отработан, накатан, уютен. Понимаем мы, что предлагаемая норма, носит стратегический характер, меняет в известной мере саму политику государства в сфере борьбы с преступностью, в отправлении правосудия, в регулировании государством процессов воспитания в семье. Но ведь для того и проводятся реформы, чтобы изменять существующий порядок. Улучшить его.

Автор ответа на наше предложение ссылается на статьи 106 и 107 УПК РСФСР.

Статья 106 гарантирует сохранение оплаты потерпевшим, свидетелям… по месту их основной работы. Это расходы государства и предприятия, которые совершенно не виноваты, что осужденный преступил закон. Виновный опять не платит. Перекладывание этих расходов на законопослушных налогоплательщиков просто несправедливо, эта “льгота” почти открыто провоцирует на совершение преступлений в будущем. Такой порядок аморален по отношению к старикам-пенсионерам, учителям, военным, врачам, которые лишаются части бюджетных средств, уходящих на социальные гарантии преступникам.

В стране сейчас множество негосударственных предприятий, которые воспринимают (и совершенно справедливо!) оплату вынужденного отсутствия своего работника-свидетеля в суде или на следствии совершенно без радости, и не приветствуют подобное положение дела. Из-за такой неявки всё острее встаёт вопрос их вызова в суд, откладывания дел, волокиты.

Статья 107 УПК предусматривает взыскание с осужденного судебных расходов, однако такое взыскание носит необязательный характер. Это скорее редчайшее исключение, чем правило. Да и главное - оплачивается лишь проезд и проживание в гостинице, а это, естественно, касается лишь иногородних участников процесса, а их-то - ничтожно малая часть. Заработная плата опять же, в судебные расходы не включена, она вновь возложена на невиновные предприятия, государство, налогоплательщиков. Предусмотрена выплата вознаграждения за отвлечение от обычных занятий только для неработающих свидетелей, потерпевших, понятых. Сама конструкция этой правовой нормы предусматривает собирание справок в подтверждение факта неработы, обоснованности суммы взыскания. Всё это, помноженное на скудость источника финансирования таких выплат - бюджет милиции, суда, прокуратуры - определяет частоту таких взысканий судами сопоставимую с появлением кометы Галлея.


Случайные файлы

Файл
11730.rtf
66446.rtf
budget.doc
177718.rtf
11711-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.