Гражданско-правовые приключения детей-метисов в России или загадки отцовства (75597-1)

Посмотреть архив целиком

Гражданско-правовые приключения детей-метисов в России или загадки отцовства

Н.Л.Крылова

Когда речь идёт о живущих в современной России детях-метисах, почти сразу возникает вопрос: а сколько их у нас? Какова численность этой своеобразной социально-демографической группы, не столь давно появившейся в нашей стране? Ведь их негроидные черты лица и цвет кожи, особенно на обывательском уровне, часто принимаются за чисто африканские, а это — и студенты-африканцы, обучающиеся в вузах и университетах России, и группы беженцев из африканских зон экологического бедствия и вооружённых конфликтов, и мигранты, направляющиеся в третьи страны, и дипломаты, да и ещё многие категории африканцев, появившиеся у нас с обретением долгожданной свободы перемещения людей и идей.

Быть может, сама по себе постановка вопроса о количественном учёте и правовом статусе лиц, родителями которых стали представители чёрной и белой рас, Африки и России, была бы этически и не вполне корректна, не возникни в последнее время целой группы проблем с гражданством этих людей, то есть с нарушением "устойчивой правовой связи человека с государством, выражающейся в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности, основанной на признании и уважении достоинства, основных прав и свобод человека" (из преамбулы Закона РСФСР "О гражданстве РСФСР" от 1992 г.). Да и выбранный нами почти публицистический заголовок — не дань журналистскому жанру. Он лишь свидетельствует о сложности поднимаемых в статье вопросов, о невозможности, зачастую, однозначно и юридически точно комментировать многие из них, поскольку правовой статус метиса в ряде стран Африканского континента, как и в России, неоднозначен, расплывчат и, следовательно, порождает множество коллизий. Хотя именно этот аспект жизнедеятельности молодого метиса во многом определяет его настоящее, будущее, степень уверенности в себе, гражданскую и социальную позицию.

* * *

Опираясь на многолетнюю работу с детьми-метисами из России и ряда стран Африки, попытаемся внести некоторую ясность в весьма запутанную схему поиска и формальной регистрации таких детей, поскольку официальные статистические службы в этом плане несовершенны, зачастую попросту беспомощны.

Справедливости ради надо заметить, что более чем полувековой опыт национально-смешанной брачности в СССР чрезвычайно богат; к тому же, существовала отработанная система регистрации детей от такого типа браков, производимая и на союзном, и на республиканском уровнях. То есть, сегодня можно сказать, обращаясь к статистике и архивам того времени — проблем почти не возникало: все имели единое союзное гражданство (Конституция СССР, ст. 33).

Будучи гражданином союзной или автономной республик, все жители нашей страны имели, кроме того, республиканское гражданство или гражданство автономной республики, входящих в состав СССР. Принадлежность к гражданству республики была связана с фактом постоянного проживания на её территории; при переселении в другую республику соответственно изменялось республиканское гражданство человека. Выдаваемый ему в 16 лет паспорт, как основной документ, удостоверяющий личность советского гражданина, содержал графу "национальность", куда последняя заносилась по добровольному самостоятельному выбору получателя и соответствовала, как правило, национальности отца или матери.

Много сложнее обстоит (да и обстояло ранее) дело с регистрацией детей от расово-смешанных браков российских граждан с гражданами африканских государств, хотя история этого типа брачности также исчисляется без малого полусотней лет.

Сегодня, пожалуй, наиболее точными можно назвать данные, получаемые от консульской службы МИД России, поскольку этот учёт ведётся на местах, а основной контингент зарегистрированных в России афро-русских семей, выезжающих в страны Африки по окончании мужем образования, становится на консульский учёт по месту пребывания и постоянного жительства. Однако и там есть свои проблемы. До 90-х годов регистрация русских граждан в генконсульствах за рубежом носила обязательный характер. В начале последней декады XX столетия в связи с процедурой "укрупнений" посольских и консульских представительств на местах это правило перестало быть обязательным для россиян, был отменён жёсткий порядок регистрации вновь прибывших из России в африканские государства граждан и постановки их на консульский учёт. Издержки этого не замедлили проявиться во время чрезвычайных ситуаций: например, эвакуации русских женщин из зон вооружённых конфликтов в ряде стран Африки (Республика Конго, Руанда и др.), когда многочисленные "неучтённые" текущей консульской статистикой россиянки и их дети штурмовали самолёты МЧС.

Проблем с регистрацией детей от смешанных браков во внутренних российских государственных структурах ещё больше, ибо с самого начала это могут быть неточные данные о происхождении одного из супругов (речь идёт, в первую очередь, об африканских гражданах). Особенно это ощутимо в родильных домах. Здесь за матерью сохраняется право называть или не называть национальную или расовую принадлежность отца, чем она зачастую пользуется, не зная её вовсе или "заметая" следы неудавшегося союза. Весьма красноречивы в этом плане два примера: регистрация в одном из московских роддомов в метрике ребёнка-метиса национальности отца-африканца как "грузина арабского происхождения" и информация молодой россиянки об отце трёхлетней дочери — "Нигериец. Да какая, в общем, разница — нигериец, сомалиец. Ведь всё же чёрные мужики!".

Кроме того, в последние годы начала прослеживаться новая тенденция: в российских городах появляются дети-метисы, родившиеся в незарегистрированных брачных союзах африканских граждан с русскоязычными женщинами-гражданками стран СНГ, временно проживающими в России (учёба, трудовая миграция, беженцы, проституция и пр.). Поскольку такие прецеденты не предусмотрены законодательствами большинства стран СНГ и детально не разработаны Семейным кодексом РФ и законодательством о гражданстве (хотя Закон РСФСР "О гражданстве РСФСР" в статье 17 закрепляет правовые решения на этот случай: "1. Родившийся на территории РСФСР ребёнок является гражданином РСФСР, если его родители состоят в гражданстве других республик, входивших в состав СССР по состоянию на 1 сентября 1991 года, или иностранных государств и если эти республики или государства не предоставляют ребёнку своего гражданства" и "2. Ребёнок, родившийся на территории РСФСР от лиц без гражданства, является гражданином РСФСР"), эта категория детей де-факто на какое-то время и вовсе может оказаться без какого-либо гражданства и нередко попросту "зависает", не учитываемая статистически.

Самостоятельной является проблема детей от смешанных союзов, попадающих после рождения в Дома ребёнка. Официально эти учреждения (в одной столице их 20) подчиняются Комитету (Департаменту) здравоохранения Москвы и призваны воспитывать и лечить детей, поступающих туда непосредственно из родильных домов (а также часто из неблагополучных семей) и остающихся здесь на попечении государства до 4-х лет. Отсюда дети-сироты могут быть взяты и усыновлены, к примеру, приёмными родителями (впрочем, в России это можно сделать и непосредственно в родильном доме). И хорошо ещё, если у такого ребёнка есть "официальный" отец. В этом случае Семейный Кодекс РФ предписывает: "При усыновлении (удочерении) на территории Российской Федерации гражданами Российской Федерации ребёнка, являющегося иностранным гражданином, необходимо получить согласие законного представителя ребёнка и компетентного органа государства, гражданином которого является ребёнок, а также если это требуется в соответствии с законодательством указанного государства, согласие ребёнка на усыновление" (СК РФ, ст. 165, п. 1).

В других случаях юридически вопрос о гражданстве и национальности приёмного ребёнка в российском законодательстве подробно не рассматривается, "поскольку родительские права и обязанности возникают у усыновителей в результате усыновления, а не происхождения от них детей..." (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 года № 9 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении отцовства").

Правда, в Законе РСФСР "О гражданстве РСФСР" в главе IV "Гражданство детей и гражданство родителей, опекунов и попечителей..." можно найти несколько вариантов решения этого вопроса. В том числе, в ст. 26, где сказано: "Если оба родителя или единственный родитель приобретают гражданство РСФСР, то соответственно изменяется гражданство детей" (п. 1). А также: "Если оба родителя или единственный родитель проживающего на территории РСФСР ребёнка, над которым установлена опека или попечительство граждан РСФСР, выходит из гражданства РСФСР и при этом не участвует в воспитании этого ребёнка, то ребёнок по заявлению родителей, опекуна или попечителей сохраняет гражданство РСФСР" (п. 2).

Статья 28 того же Закона о гражданстве РСФСР предписывает: "Если гражданство РСФСР у одного из родителей прекращается, а другой остаётся гражданином РСФСР, то ребёнок сохраняет гражданство РСФСР. По ходатайству родителя, гражданство которого прекращается, и с письменного согласия родителя, остающегося гражданином РСФСР, гражданство РСФСР у ребёнка прекращается при условии, что ему будет предоставлено другое гражданство".

Наконец, статья 29 предусматривает, что "Ребёнок, являющийся гражданином РСФСР, при усыновлении его лицами, не состоящими в гражданстве РСФСР, сохраняет гражданство РСФСР. Если усыновители или один из усыновителей имеют иное гражданство, то по их ходатайству гражданство РСФСР у усыновлённого ребёнка прекращается при условии, что ему будет предоставлено иное гражданство" (п. 1), а также "Ребёнок, не являющийся гражданином РСФСР, в случае усыновления его гражданином РСФСР или супругами-гражданами РСФСР, становиться гражданином РСФСР" (п. 2).


Случайные файлы

Файл
130202.rtf
143638.rtf
175993.rtf
106843.rtf
55116.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.